Дэйн Радьяр: биографический очерк. Раздел III

Продолжение цикла переводов биографических статей Майкла Мейера об одной из культовых фигур в истории астрологии XX века Дэйне Радьяре. Ознакомиться с содержанием первого и второго разделов можно здесь.

«Не следует упускать из виду, что Радьяр внес значительный вклад не только в мир музыки и живописи, но и в мир литературы и поэзии. Он действительно является примером человека эпохи Возрождения из XX века. Его поэтические сборники являются одними из лучших, что мне доводилось читать, а проза не только интересна для чтения, но и обладает большим кинематографическим потенциалом»
(кинопродюсер Стивен Норт).

Часть четвертая: расширяющиеся горизонты (1925-1929)

Дэйн Радьяр неоднократно перемещался из Нью-Йорка в Голливуд и обратно в 1922, 1925, 1926, 1928, 1929 и 1930 годах. В 1926 году в арт-колонии Яддо, расположенной в северной части штата Нью-Йорк, он завершил свои «Моменты». В это время он продолжал писать статьи, стихи и музыку. В 1925 году им были написаны три «Пеаны»1, а в 1927-м — произведения «Пять строф» и «Уран». В 1925 году Радьяр написал книгу под названием «Повторное открытие музыки». Кнопф2 сначала заинтересовался этим проектом, однако обнаружил, что готовую рукопись невозможно продать. Другие издатели с этим согласились.

В течение этого периода Радьяр стал музыкальным компаньоном и другом Марты Грэм3, «матери современного танца», которую он впервые повстречал, когда она еще являлась членом танцевальной студии Рут Сен-Дени и Теда Шона в Голливуде. Радьяр играл фортепианные импровизации для репетиций ранних танцевальных композиций Марты Грэм, и во многих отношениях ее ранняя работа в танце соответствовала духу музыкальных работ Радьяра.

(Связь Радьяра с искусством танца. Уже с самого начала судьба Радьяра привела его к тесному соприкосновению и сотрудничеству с некоторыми из самых важных и влиятельных танцовщиц 20-го века. Сначала это была Валентина де Сен-Пуант, ставшая прообразом исполнителя мультимедийного перформанса, в последующие годы уехавшая в Египет и ставшая суфием. Затем появилась Рут Сен-Дени4, о которой сегодня мало кто помнит, но в начале двадцатого века она была столь же знаменита, как и Айседора Дункан. Далее — Марта Грэм; они с Радьяром настолько дополняли друг друга в ранние годы — один в танце, другой в музыке, — что даже выглядели сходным образом (Радьяр импровизировал за роялем на репетициях ее самых ранних выступлений). Рания, героиня его первого романа, также являлась женщиной танца, чьи движения обладали магической силой. В конце 1920-х годов Радьяр также исполнял музыку для некоторых танцев Дорис Хамфри5. И, как мы вскоре увидим, вторая жена Радьяра, Ия Фешина6, являлась профессиональной танцовщицей и ранней сторонницей психодрамы.

Радьяр также являлся другом Шримати Рагини Деви, которая в 1920-е годы поощряла его к написанию «Возрождения индийской музыки». Названная в честь ведической богини танца, эта американка оставила своего обеспеченного мужа, изучила индийскую музыку и танцы, вышла замуж за индийца (с которым она родила индуса, который сам впоследствии стал знаменитым танцором) и стала легендарной фигурой, способствовавшей возрождению классического индийского танца.

Дэйн Радьяр, Дорис Хамфри и акварель Чаттерджи.

Как и в случае с другими сферами жизни Радьяра, скорее всего, правильным будет не погружаться в чрезмерно тщательный анализ связи Радьяра с искусством танца и танцовщицами. Но бесстрашному исследователю не потребуется много времени, чтобы обнаружить здесь мифологическую связь. В прилагаемой оригинальной акварели Промода Чаттерджи изображено индуистское божество Шива, проявлением которого является Рудра, сидящий на шкуре леопарда и исполняющий музыку гармонии вселенной на трансцендентном инструменте, сделанном частично из человеческого черепа. Ганеша аккомпанирует своему отцу на барабане, выбивая ритм космической пульсации. Этим божественным призывом Рагини Деви, богиня танца и музыки, и вызывается к своему проявлению.)

В 1927 году в жизни Радьяра начинается новый этап развития карьеры: он проводит большое число лекций-творческих вечеров, посвященных современной музыке, а также дает серию лекций по восточным религиям и философии. Его первая книга стихотворений на английском языке «На пути к человеку» была опубликована в Кармеле (Калифорния) в 1928 году. Им были написаны также и другие книги стихотворений, подборка из которых позже была опубликована под названием «О вибрациях и мире». Книга «Белый гром» была издана как роскошное издание в Санта-Фе (Нью-Мексико) в 1938 году.

В 1928 году «К реальности» в трех частях была завершена добавлением второй части и оркестровки. Ее исполнил в Париже Николай Слонимский7. «Симфониетта» была создана в то же самое время, а затем исполнена в Вашингтоне (округ Колумбия) и записана в Германии. В тот год Радьяр неоднократно выступал с лекциями в Кармеле, Лос-Анджелесе и Чикаго. Он также начал работу над серией буклетов под общим названием «Идеи семени», изданных в Халсионе (Калифорния) — там же, где в 1920 году он повстречал Генри Коуэлла в «Храме человечества». Семь из этих брошюр были объединены и изданы под заглавием «Искусство как высвобождение силы». Вторая часть серии была начата в конце 1929 года.

(«Рания» — эпическое повествование Радьяра. В 1929 году Радьяром была написана «Рания» — «эпическое повествование об эволюции женской души. Это героическое паломничество женщины возвышенной и порабощенной, одержимой и отвергнутой, борющейся за свободу. Это мучительный поиск духовной силы, в конечном итоге, поддерживает Ранию в ее последней битве с силами Тьмы». Эти строки мы читаем на задней стороне обложки издания «Рании», выполненного «Unity Press» в 1973 году.

В предисловии к своей книге Радьяр пишет, что «Рания» — это «история жизни сильной и необычной женщины, наполненной крайностями света и тьмы, красоты и трагедии. Я задумал это произведение как своего рода симфоническое произведение в трех частях. Я подчеркнул поэтическо-музыкальную форму, написав сначала короткие абзацы, подобные строфам, а затем, по мере того как действие становилось менее напряженным и ускоренным, увеличивая длину этих строф. Во второй части симфонического повествования действие замедляется, и строфы-формы больше не нужны. Они вновь появляются в третьей части, которая заканчивается напоминанием об изначальной героической теме жертвы семени. В Рании действие уплотнено, зачастую до крайности, движется от одного своего пика к другому — и сегодня, в этой связи, вероятно, можно было бы говорить о «пиковых переживаниях». Действующие лица представлены на фоне обрисованных в общих и основных чертах социальных и природных ландшафтов.

Многие сцены, темы и персонажи данного произведения были почерпнуты Радьяром из опыта, полученного в Голливуде и Кармеле, а личности главных героев отчасти списаны с его духовных друзей Ариэль Дармы и Б.П. Вадии.)

Штеффен Шлейермахер исполняет композицию Радьяра «Граниты» (1929).

«Рания: эпическое повествование» была написана Дэйном Радьяром в январе 1929 года в Чикаго. Рукопись книги неоднократно предлагалась различным издателям, которые отказывались ее публиковать по той причине, что она являлась слишком необычным произведением — наполовину поэмой, наполовину романом. В марте 1972 года, в течение месяца, посвященного трансляции произведений Радьяра, его интервью, комментариям, музыке и другим работам, «Рания» была прочитана Джеймсом Шером в нескольких частях на радиостанции «KPFA» (Беркли). В конечном итоге «Рания» была опубликована издательством «Unity Press» Стивена Левина в 1973 году.

«Если вы хотите знать, что на самом деле означает астрология — если вам интересно мастерство — читайте Дэйна Радьяра».
(Генри Миллер)

Часть пятая: новые перспективы (1930-1936)

Дэйн Радьяр провел зиму 1930 года в Нью-Йорке, работая над различными проектами и статьями и читая лекции в Институте Рериха. В июне он женился на Малье Контенто (Malya Contento), с которой познакомился благодаря Уиллу Левингтону Комфорту. В сентябре 1930 года была издана его брошюра «Пути к пламени», в оригинальной форме излагавшая оккультные концепции, относящиеся к циклической эволюции человечества. Зимой 1931 года Радьяр написал мимеографированный8 курс «Освобождение через звук», который по-новому излагал некоторые идеи, сформулированные ранее в книге «Повторное открытие музыки». Радьяр продемонстрировал, как музыкальная культура может быть охарактеризована через основные интервалы, которые использует. В работе всестороннее рассматривались музыкальные произведения индийской, китайской и пифагорейской европейской музыки, чтобы показать, как они связаны с состояниями сознания, соответствующего определенному уровню развития личности. Эта серия лекций была прочитана в Бостоне и в музыкальной школе агентства «Henry Street Settlement» в Нью-Йорке.

Уже после женитьбы Дэйн Радьяр познакомился с философом, оккультистом и астрологом Марком Эдмундом Джонсом, чьи курсы по астрологии посещала Малья. Марк Джонс предоставил Радьяру свои мимеографические курсы по астрологии, которые он отправлял членам своей группы «Сабианской ассамблеи». Стоит отметить, что это были выдающиеся курсы, представлявшие астрологию в гораздо более здравом и глубоком философском свете, нежели когда-либо ранее. Под влиянием Марка Джонса у Радьяра появился интерес к астрологии, и иногда он стал интерпретировать натальные карты для своих любознательных друзей; именно Марк Джонс продемонстрировал ему, насколько шире стандартных представлений может быть сфера астрологического мышления. Хотя к этому времени Радьяр уже написал «Философию практической целостности», лишь в этот период он осознал и глубоко заинтересовался «Холизмом и эволюцией» Яна Смэтса9, замечательной работой, продолжившей и по-новому развившей идеи французского философа Бергсона, концепции которого Радьяр изучал в Париже. В 1932 году и в особенности летом 1933 года, в то время, когда Радьяр гостил на ранчо Мэри Тюдор Гарленд в Нью-Мексико, его внимание привлекла также глубинная психология Карла Юнга.

Все эти факторы оказали влияние на ум Радьяра, который увидел возможность создания практического и концептуального синтеза под названием «гармоническая астрология». Астрологии в этом синтезе отводилась роль средства конкретной и эффективной демонстрации работы циклических и целостных закономерностей в жизни отдельных людей и народов — персонифицированного применения философских и психологических концепций Радьяра. Данные идеи не означали фундаментального разрыва с более эзотерическим и архетипическим подходом, которого он придерживался под влиянием работ Блаватской, а скорее ознаменовали привязку основных концепций оккультной философии к уровню повседневного существования. Это позволило Радьяру гораздо ближе познакомиться с реакциями и чаяниями людей, которые интуитивно, если не осознанно, могли реагировать на его идеи.

Слева направо: Марк Джонс (1888-1980), обложки книг «Сабианские символы в астрологии» (1953), «Астрологическая мандала» (1973) и Дэйн Радьяр (1895-1985).

Неожиданная возможность донести свои мысли до широкой американской публики представилась Радьяру в 1932 и особенно в 1933 годах, когда Пол Клэнси, создатель «Американского астрологического журнала», увлекся идеями и планами Радьяра. Клэнси, как никто другой, способствовал популяризации астрологии не только в США, но и во всем мире. Его первый журнал в 1932 году не имел успеха, но уже в 1933 году он организовал издание другого. Таким образом, статьи Радьяра стали появляться в пока еще небольшом новом журнале Клэнси. Благодаря тому, что в 1934 году крупный дистрибьютор разместил «Американский астрологический журнал» на многочисленных новостных стендах, начался феноменальный рост его популярности. Пол Клэнси стал запрашивал все больше и больше статей для своего издания, и Радьяр начал ежемесячно писать для журнала по две-три крупных астрологических статьи, что наконец-то дало ему регулярный и надежный доход.

(Радьяр и Сабианские символы. Сабианские символы представляют собой набор из 360 символических образов, каждый из которых отображает определенный градус Зодиака. Например, «Незапечатанное письмо» — это символический образ тридцатого градуса Льва. И хотя Радьяр не играл никакой роли в открытии в 1925 году с помощью ясновидения Сабианских символов, в сознании астрологов сегодня именно он, как никто другой, наиболее тесно связывается с данной методикой. Столь тесная связь этих символов с Радьяром имеет двоякую основу. Во-первых, ему удалось привлечь внимание широкой общественности к Сабианским символам, когда он опубликовал их сокращенную версию в своей первой астрологической книге «Астрология личности». Во-вторых, его книга «Астрологическая мандала»10, изданная в 1973 году, стала главной работой по этой тематике с момента своего выхода в свет.

Гэвин Кент МакКланг, близкий друг и ученик Марка Джонса, в своей статье «Пророческие сабианские символы» пишет, что «после того как Марк Эдмунд Джонс и ясновидящая Элси Уилер обнаружили сабианские символы, Джонс отложил в долгий ящик карточки, на которых они были записаны». Он почувствовал, что научное использование этих символов в астрологии может оказаться невозможным. В то время (в середине 1920-х годов) Джонс и многие другие были вовлечены в научную реорганизацию как самой астрологии, так и различных иных видов оккультных исследований.

«Когда же он понял, что, возможно, никогда больше не сможет воссоздать ситуацию, позволившую первоначально открыть Сабианские символы, Джонс решился обнародовать их». И в 1931 году символы стали доступны его студентам в мимеографической серии уроков под названием «Символическая астрология», в которую были включены наброски интерпретации для каждого градуса вместе с доработанными версиями образов, первоначально полученных с помощью особого дара Элси Уилер. «В это время Дэйн Радьяр и заинтересовался этими символами. Он увидел их потенциал, и в 1936 году привлек к ним внимание в мире астрологии, включив сокращенную версию их описания в свою книгу «Астрология личности»»).

Сложилось так, что Радьяр оказался втянут в масштабное астрологическое производство, охватывающее целые десятилетия. Появлялись новые астрологические журналы, и их редакторы обращались к Радьяру за регулярными публикациями. Вскоре Радьяр стал писать под псевдонимами, и в течение следующих четырех десятилетий он создал буквально тысячи статей на всевозможные темы, так или иначе связанные с астрологией — посвященные как астрологии, так и философии, мировым событиям и знаменитостям в самых различных областях. Алиса Бейли, прочитав статьи Радьяра от 1934 года, предложила ему собрать этот материал, расширить его и опубликовать в ее издательстве «Люцис». Так в 1936 году и родилась ныне знаменитая книга «Астрология личности», которую Пол Клэнси приветствовал как «величайший шаг вперед в астрологии со времен Птолемея», книгу, «символизирующую рождение новой эпохи».

Так началась астрологическая карьера Радьяра, которая поразила и шокировала многих его старых друзей, ведь все это происходило в то время, когда «мыслящие люди» обычно рассматривали астрологию как архаическое суеверие. Сорок лет спустя, в конце 1960-х, ситуация сильно изменится, и Радьяр, наконец-то, добьется признания. В описываемый же период его музыкальная работа сталкивалась с сильным противодействием со стороны композиторов, ставших приверженцами неоклассицизма Стравинского после окончания Первой мировой войны и вынужденного изгнания Стравинского из России. Дело в том, что Радьяр выступал против этой неоклассической и формалистской тенденции, возводившей на трон идеалы и образцы европейского классицизма, господства папы и короля. Он указывал, что в тот момент, когда протест против фашизма охватывал интеллигенцию и молодых музыкантов, танцоров и артистов, музыка 17-го и 18-го веков продолжала быть фактическим выражением культуры, базировавшейся на фашистском типе общественного строя. Радьяр продемонстрировал, как гамма до-мажор и правило тона символизируют те же самые вещи, против которых эмоционально борятся приверженцы неоклассицизма. Это закрыло для него многие двери, особенно те, которые вели к получению различных грантов. Таким образом, дебют в астрологическом направлении случился в нужное время, поскольку Великая депрессия и подоходный налог чрезвычайно затруднили привлечение интереса и покровительство со стороны богатых ценителей музыки.

Продолжение следует.


1 Пеан — хоровая лирическая песнь, жанр древнегреческой поэзии. Первоначально пеан — хоровая песнь, адресованная Аполлону, позже — и другим богам (Дионису, Гелиосу, Асклепию).

2 Вероятно, речь идет об Альфреде Абрахаме Кнопфе (1892-1984) — американском издателе XX века, основателе компании «Alfred A. Knopf, Inc.» Был известен особым вниманием к качеству печати, переплета и дизайна издаваемых книга, заслужил репутацию пуриста как в отношении содержанию, так и внешнего представления литературного материала.

3 Марта Грэм (Грэхем) (1894-1991) — американская танцовщица и хореограф, выдающийся деятель хореографии США, одна из так называемой «великой четвёрки» основоположников американского танца модерн, куда также входили Дорис Хамфри, Чарльз Вейдман и Ханья Хольм.

4 Рут Сен-Дени (1879-1968) — американская танцовщица, педагог и хореограф, новатор в области современного танца, основательница хореографической школы Денишоун, «первая леди американского танца». Была увлечена Востоком, и многие номера из её репертуара являлись фантазиями на ориентальные темы. Материал для своих хореографических стилизаций черпала в музеях и библиотеках. Пик популярности Сен-Дени пришёлся на 1910-1920 годы.

5 Дорис Хамфри (1895-1958) — американская танцовщица, педагог и хореограф, новатор в области современного танца. Вместе со своими современницами Мартой Грэм и Кэтрин Данэм стала одним из лидеров второго поколения хореографов-реформаторов современного танца, которые следовали за их предшественниками — Айседорой Дункан, Рут Сен-Дени и Тедом Шоном в разработке техники и методов преподавания, которые актуальны до настоящего времени. Однако, в отличие от своих коллег, Хамфри более всего увлекалась абстракционизмом и изучением принципа «падения и восстановления», взаимного влияния тела человека и силы тяжести.

6 Ия Николаевна Фешина (1914-2002) (в замужестве Радьяр по первому супругу, Фешина-Брэнем — по второму) — дочь российского, советского и американского художника Николая Фешина, балерина и психиатр (арт-терапевт), автор воспоминаний о Николае Фешине, книг и статей о его творчестве, основатель расположенного в Таосе частного музея, посвящённого творчеству Николая Фешина. На протяжении значительной части своей жизни служила моделью для отца.

7 Николай Леонидович Слонимский (1894-1995) — американский музыковед, дирижёр, лексикограф и композитор, в 1920 году эмигрировавший из России.

8 Мимеограф — аппарат для размножения машинописного или рукописного текста небольшими тиражами с помощью трафарета, натянутого на цилиндр.

9 Ян Христиан Смэтс (1870-1950) — южноафриканский государственный и военный деятель, фельдмаршал, премьер-министр Южно-Африканского Союза в 1919-1924 и 1939-1948 гг. Принимал участие в создании Устава Лиги Наций — в частности, предложил мандатную систему. Философ, один из основателей философского течения современного холизма.

10 Мандала — сложная геометрическая структура, символизирующая миропорядок, модель Вселенной. Этот символ пришёл в мир из восточных религиозных практик (буддизм, индуизм), где был сакральным изображением мира божеств. Само слово в переводе с санскрита обозначает «круг», «диск», «центр».

Источники:

http://khaldea.com/rudhyar/bio4.shtml
http://khaldea.com/rudhyar/bio5.shtml

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.