К. Джонс: психология и хирология

Алексей Шлыков / Авг.11.2018. / Нет комментариев

В практике хирологии одна из наиболее важных вещей заключается в том, что мы всегда должны помнить о существовании различных способов читать по рукам. Многочисленные книги предлагают кардинально разные взгляды на то, как именно нужно работать с рукой. Все они представляют собой специфические подходы, зависящие от того, как именно автор понимает природу искусства чтения по рукам и природу человека.

Как и все в жизни, отношение к хирологии сильно зависит от того, как именно вы смотрите на нее. И поэтому мы должны уделить особое внимание тому, как же мы сами смотрим на объект нашего внимания. Применительно к хирологии то, как мы смотрим на ладонь, определяет то, что мы сможем из нее извлечь, что, в свою очередь, определит и те диагноз и прогноз, что мы сможем дать. Любой анализ ладони является своего рода диагностическим инструментом, который, в свою очередь, является продуктом и отражением того, как мы смотрим и понимаем то, что увидели.

Если вы являетесь специалистом по дерматоглифике, то, изучая руку, будете обращать внимание, прежде всего, на поиски завитков, петель, простых дуг и учет количества содержащихся в них кожных гребешков, держа в уме понимание чрезвычайной важности таких подсчетов. Благодаря этой информации специалисты по дерматоглифике впоследствии сформируют представление о генетических характеристиках человека, смогут рассказать о его генетической истории, но при этом совершенно проигнорируют остальные особенности его ладони! Они обладают своим особым взглядом на ладонь и сознание, имея четкие представления о том, какую именно информацию способна предоставить рука, и потому ограничены в своих диагностических оценках.

То же самое верно и для хиромантов. Они обладают своим особым взглядом на человеческую природу, то, как нужно рассматривать руку и на то, о чем она способна поведать, что влияет и на те идеи, что они транслируют. В отличие от специалистов по дерматоглифике, хироманты склонны концентрироваться на не самых очевидных чертах ладони, способных, по их мнению, рассказать, например, о таких вещах, как количество имеющихся у человека детей.

Наблюдение ума

В хирологии давно уже стало аксиомой утверждение, что рука отражает мышление или сознание — каждый воспринимает этот тезис, как нечто само собой разумеющееся, будь то хиромант или хиролог, но что же это означает? Так на что же вы смотрите? Как вы на это смотрите? Независимо от того, какой ответ вы готовы дать, ваше понимание определяет то, что вы видите. Ваш взгляд на то, что представляет из себя сознание человека, повлияет на то, как вы будете интерпретировать и понимать характеристики ладони.

Когда вы изучаете работы других специалистов чтения по рукам (hand analysts), становится очевидным, что каждый из них обладает своим особым представлением о том, что есть сознание, и это заранее предопределяет то, с какой точки зрения он смотрит на руку. Шарлотта Вольф имела научную подготовку, поэтому ее подход заключался в том, чтобы увидеть связь между умом и телом с позиции телесной эндокринологии. Эндокринная система, очевидно, обеспечивает физиологическую основу для работы психического сознания, а состояние желез внутренней секреции оказывает непосредственное влияние на психические состояния. Все ее исследования руки основываются на попытке понять связь между умом и телом в рамках физиологической парадигмы. Поэтому она искала экстремальные случаи психических заболеваний, вызванных эндокринным дисбалансом, дабы найти связь между различными типами рук, их линейными особенностями и конкретными состояниями.

Для того чтобы понять связь между умом и телом, ей пришлось свести все к физической основе, свидетельств чему очень много в ее письменных работах. Научный способ понимания сознания — это примат органического и физического. Так, в западном мышлении, в психиатрии и т.д. многие психические заболевания рассматриваются, как органическая, электрическая или химическая дисфункция. И потому предлагаемая терапия является либо электрической, либо химической (лечение ударами тока или лекарственными препаратами). Для западного ума характерно сугубо физическое понимание сознания, которое приравнивает ум к мозгу и тем химическим и электрическим эффектам, что могут в нем возникнуть. В своей крайней позиции, которую справедливо именуют «редукционистской»*, для такого взгляда на предмет характерна уверенность, что нет ничего более сознательного, чем электрическая или химическая деятельность мозга. И хотя некоторые научные позиции не столь экстремальны, в сущности, для научного мировоззрения ум всегда равен мозгу.

Поскольку мы воспитываемся в рамках западной системы образования, в которой доминирует наука, мы склонны понимать сознание зачастую таким же образом. Осознаем мы это или нет, на каком-то уровне мы тоже впитали такой способ мышления, и поэтому в анализ ладони мы обязательно принесем вполне определенные предположения. Однако мы должны полностью отдавать себе отчет в том, сколь сильно подобные взгляды влияют на наше понимание, ведь они будут влиять на нас при изучении ладоней, даже если мы не осознаем их. И хотя данный подход к изучению ладони привнес в хирологию некоторые эмпирические исследования, в значительной степени поддержавшие многие из традиционных утверждений, все же он сильно ограничен в сравнении с количеством той потенциально диагностической информацией, что можно почерпнуть из изучения руки.

Хирология и психологические модели

Также имеется значительное число авторов книг о чтении по рукам, на которых сильно повлияли психологи и психоаналитики, внесшие существенный вклад в понимание человека за последние сто лет. К примеру, читая сочинения Жакуина, мы отчетливо видим, сколь сильное влияние на него оказали идеи Фрейда: он сильно озабочен вопросами сексуального влечения и теми проблемами, что могут быть вызваны не нашедшим разрешения сексуальным влечением. Его книги полны случаев «гомосексуальных тенденций» (это в то время, когда гомосексуализм все еще рассматривался, как психическое отклонение), а также отпечатков рук, демонстрирующих иные сексуальные расстройства. Подобные темы представляли для него очень большой интерес.

И вновь: независимо от того, изучали ли мы глубоко психологию или нет, на нас зачастую оказывают влияние те идеи, что были разработаны в рамках фрейдистского или юнгианского подходов. Например, мы часто используем слова «интроверт» и «экстраверт» — термины, фактически изобретенные Юнгом для описания «четырех функций сознания» в рамках его аналитического подхода. В настоящее время они активно вошли в повседневное использование, но на самом деле они используются ныне отнюдь не в том смысле, в котором это делал Юнг! Подобные идеи выступают в нашем сознании в качестве фильтров и оказывают влияние на то, как мы понимаем ум. На популярном уровне и в общепринятом смысле у нас есть понимание ума, как чего-то, состоящего из «сознательного» и «бессознательного» разумов. И независимо от того, изучали ли вы глубоко эти вещи или нет, у вас есть определенные идеи о том, что есть сознание, по причине использования конкретного языка, с помощью которого вы описываете то, что считаете своим опытом. Если же в вашем распоряжении не окажется изощренного языка для описания понимания ума, вы станете искать любой подходящий язык, позволяющий как-то объяснить свой взгляд. Многие психологические идеи, созданные такими людьми, как Зигмунд Фрейд и Карл Юнг, настолько широко используются в наши дни, что зачастую встречаешь упоминания о них даже в самых дешевых женских журналах. И для многих людей использование такого популярного психологического жаргона — это все, что необходимо, чтобы описать любое из своих переживаний. Неудивительно, что столь многие люди обладают малым пониманием самих себя.

Юнг обладал своим пониманием сознания, в котором он выделял существование четырех аспектов, а именно Эго, Тени, Анимуса (или Анимы) и Самости**. С точки зрения юнгианцев, эти части психики описывают вас, то, что вы подавляете, то, что проецируете, а также то, к чему стремитесь (идеал). Идеи Юнга становятся более понятными в его функциональной типологии, поскольку здесь он также выделяет четыре функции сознания — ощущение, интуицию, чувства и мышление, — которые он приравнивает непосредственно к четырем элементам. Но на самом деле для Юнга существовали восемь, а не четыре, функций сознания, поскольку каждая из четырех функций имела как интровертный, так экстравертный аспекты. Когда у вас имеется некоторое сходство между различными системами мышления, это скорее создаст для вас проблему, если вы попытаетесь их объединить вместе. И это именно то, что произошло в современной астрологии, поскольку ныне у нас есть «психологическая» астрология, вобравшая в себя идеи таких людей, как Юнг, и сильно отличающаяся от первоначальных традиций астрологии. Акт объединения двух совершенно разных систем, таким образом, обычно предполагает наличие некоего недостатка, или, по крайней мере, это воспринимается, как неполноценность исходного предмета***.

Возвращаясь к Фрейду, отметим, что он, в свою очередь, имел идею трехкомпонентной структуры сознания, состоявшего из Эго, Оно и Суперэго. В его модели психики сознательный ум, Эго, всегда пребывает в противостоянии с бессознательным умом (Оно) и нашей совестью (Супер-Эго), при этом непрестанно ведутся переговоры между конфликтующими побуждениями Эго и Оно. По его мнению, эти мощные побуждения или движущие силы нужно каким-то образом контролировать и правильно направлять, потому что, если этого не происходит или они подавляются, развивается то, что именуется «неврозом». А неврозы вызывают все те проблемы, ради решения которых и существует психоанализ.

Обе описанные нами выше психологические системы имеют тенденцию создавать в нашем представлении фиксированные структуры того, что из себя представляет сознание. Они разделяют психику на сознательную, подсознательную и бессознательную части — то, что мы осознаем, что смутно осознаем и что вообще не осознаем****. Подсознание — это своего рода серая область, сумеречная зона между светом сознания и тьмой бессознательного. Основная проблема, связанная с подобными системами, заключается в том, что они постулируют наличие неких фиксированных элементов ума, которые в принципе неизвестны и непознаваемы — речь о бессознательном, — а затем пытаются определить то, что они содержат!

Фиксации ума

Итак, различные психологические системы склонны создавать фиксированный взгляд на структуру сознания, хотя некоторые из них из них и обладают несколько более гибким представлением о содержании сознания, что мы можем увидеть на примере более динамичных концепций Юнга. Однако таким, как мы, людям обычно трудно принять, сколь все динамично и изменчиво. Из-за этой привычки нашего ума мы, как правило, пытаемся придумать некую структуру, поскольку нам легче понять явление в терминах устойчивости. Но это лишь привычки нашего ума, не более; все это происходит из-за того, что нам хочется построить в уме некую схему, которая упростила бы нам понимание тех или иных вещей. К сожалению (или, возможно, к счастью) для нас, все устроено на самом деле не так, как нам бы хотелось упрощенно думать.

Нам всегда следует осознавать склонность нашего разума все исправлять, чтобы обрести более простой взгляд на предмет. В хирологии мы полагаем, что отпечатки пальцев являются «зафиксированными характеристиками», поскольку они не меняются в течение жизни, в то время как линии — это «динамические характеристики», ведь они могут и измениться. Таким образом, работая с ладонью, мы видим смесь зафиксированных и динамических явлений, однако так говорить тоже не совсем корректно. Обычно такой взгляд на статичность является результатом наблюдения за вещами на протяжении очень краткого промежутка времени. Однако если посмотреть с более дальней временной перспективы, даже гора не является статичной. По аналогии: хотя мы порой предполагаем статичность элемента земли, это все же не совсем так: просто, к примеру, земля движется куда медленнее ветра.

Тенденция рассматривать ум, как нечто статичное, очень укоренена внутри нас, поэтому подобный взгляд будет присутствовать с нами и тогда, когда мы изучаем ладонь человека. Мы всегда должны помнить об этом, особенно когда наблюдаем на руке характерную особенность, которая, как кажется, полностью характеризует человека. Фиксируя некоторую характеристику на ладони человека, мы, в хирологическом смысле, делаем ее зафиксированной и в его разуме. Мы делаем статичным то, что по своей сути динамично. Если же у вас есть идея того, что некоторые характеристики нашего сознания жестко зафиксированы, а некоторые более динамичны, мы порождаем двойственность.

Сложность сознания

Глядя на ладонь, мы узнаем, сколь чрезвычайно сложно человеческое сознание. Те, кто долгое время анализировал хотя бы одну пару рук, знают, сколь много работы требуется, сколь много присутствует факторов, которые необходимо учесть даже только для того, чтобы провести самый простой хирологический анализ. Процесс осознания этого и есть процесс осознания того, сколь сложным является ум. Хирологически все это наводит нас на следующую мысль: никто не может сказать наверняка, что же точно из себя представляет человек. Проблемы возникают, когда мы отождествляем себя и привязываемся к определенным характеристикам и качествам, ведь мы понимаем, что отождествлять себя и стремиться к тому, что выявлено на наших ладонях — это, на самом деле, лишь увековечивание отражений наших текущих дисбалансов.

Другая вещь, которую следует помнить, заключается в том, что когда вы смотрите на руку, вы смотрите только на ее характеристики. Наблюдение неких характеристик необязательно подразумевает, что имеется связь между ними и неким состоянием, сущностью. Это один из потенциальных подводных камней хирологии для неосторожного практикующего чтения по рукам, полагающего, что выявление определенных характеристик позволяет определить саму суть человека, его «душу». Фактически же речь идет о предположении, что раз рука обладает некоторыми характеристиками, то должен и быть кто-то, кому присущи данные характеристики. Очень легко зафиксировать эти характеристики и подумать, что вы сумели определить «настоящую» личность человека, однако это ошибка, которой мы должны тщательно избегать в своей практике чтецов по ладоням.

Наша задача как мастеров чтения по рукам заключается в том, чтобы выявить привычные для человека шаблоны поведения, поскольку эти шаблоны имеют непосредственное отношения к беспокойствам человека. Помогая людям понять шаблоны их мышления, мы помогаем им также осознать связывающие их силы, те силы, что мешают им совершить творческий выбор, сделать нечто другое со своей жизнью. Таким образом, одна из целей хирологии — высвободить людей из привычных стереотипов мышления. Но прежде чем мы начнем заниматься хирологией, мы должны подумать о том, какими взглядами уже обладаем, как наши нынешние представления о сознании влияют на то, что мы думаем о мышлении. Мы должны знать, как мы смотрим, чтобы более ясно видеть характеристики изучаемой руки. Только в этом случае мы действительно сможем помочь людям, непредвзято оценив особенности их ладоней.


* Редукционизм — (от лат. reductio — возвращение, приведение обратно) методологический принцип, согласно которому сложные явления могут быть полностью объяснены с помощью законов, свойственных явлениям более простым. Например, социологические явления объясняются биологическими или экономическими законами. Говоря простым языком, это сильное упрощение, утрирование.

** К сожалению, Кристофер Джонс здесь сам склонен чрезмерно упрощать и совершенно некорректно излагает идею юнгианской структуры психики (сознания). По Юнгу, структуру человеческой личности можно рассматривать, как состояющую из трех компонентов: сознания-Эго, индивидуального и коллективного бессознательного. Самость, Тень, Анима (Анимус) — это ключевые, но далеко не единственные архетипы, присутствующие в человеческом бессознательном.

*** Данные размышления К. Джонса, увы, выглядят довольно сомнительно. Нет ничего плохого в том, что астрология развивается и на смену фаталистических установок пришла, стараниями Дэйна Радьяра (1895-1985) и других астрологов и юнгианцев, астропсихология, предложившая более гибкий, менее категоричный подход к анализу натальной карты. Если эволюция оккультных наук, учитывающая современные научные достижения, каким-то образом умаляет и обесценивает дисциплину, то тогда и зарождение хирологии уничижает хиромантию. Однако мы полагаем, что это не так.

**** Вновь К. Джонс некорректно понимает и использует термины. В настоящее время термин «подсознательное» не признается фундаментальной академической наукой. Он использовался в ранних работах Фрейда по созданию психоанализа, но со временем был подвержен серьезной критике и повсеместно заменен им на термин «бессознательное» (англ. the unconscious). Последователи Фрейда, как и современные ученые (например, Жак Лакан) в описании психической жизни полностью отказались от терминологии «над-/под-».

Источник: http://www.johnnyfincham.com/history/viewing.htm

Оставить комментарий