Карл Юнг об астрологии

юнг

Биографическая справка: Карл Юнг (26 июля 1875 — 6 июня 1961 гг.) — швейцарский психиатр, основоположник одного из направлений глубинной психологии, — аналитической психологии. Автор учения о коллективном бессознательном, архетипах, а также концепции психологических типов.

Ниже приведены выдержки из лекции Карла Юнга «Психологическая теория типов», которая была прочитана в 1928 г. в Цюрихе, а опубликована в 1931 г.:

«Вопреки психологической теории, которая якобы у нас сегодня существует, психическое все же намного бесконечнее и темнее, чем видимая поверхность тела. Психическое по-прежнему является чужой, неизведанной страной, из которой к нам поступают лишь косвенные известия, передаваемые через подверженные всевозможным иллюзиям функции сознания.

Следовательно, более безопасным представляется путь от внешнего к внутреннему, от известного к неизвестному, от тела к психике. Поэтому все попытки создания характерологии начинались снаружи. К ним относятся такие методы предков, как, например, астрология, которая даже обращалась к звездам, чтобы постичь те линии судьбы, начала которых лежат в человеческом сердце, а также хиромантия, френология Галля и физиогномика Лафатера. Недавние попытки подобного рода представлены графологией, физиологической типологией Кречмера и кляксографическим методом Роршаха. Как видно, путей от внешнего к внутреннему, от телесного к психическому вполне достаточно. Такое направление от внешнего к внутреннему должно быть путем исследования до тех пор, пока не будут с достаточной надежностью установлены определенные элементарные психические состояния» (с. 699).

«Попытки человеческого духа создать типологию и тем самым внести порядок в хаос индивидуального — можно сказать с уверенностью — уходят корнями в древность. Бесспорно, что самую первую попытку такого рода предприняла возникшая на древнем Востоке астрология в так называемых тригонах четырех элементов — воздуха, воды, земли и огня. Тригон воздуха в гороскопе состоит из трех воздушных знаков Зодиака — Водолея, Близнецов и Весов; тригон огня — из Овна, Льва и Стрельцов и т.д. Согласно древним представлениям, тот, кто родился в этих тригонах, отчасти обладает их воздушной или огненной природой, а это, в свою очередь, определяет соответствующий темперамент и судьбу. Поэтому физиологическая типология древности, то есть деление на четыре гуморальных темперамента, находится в тесной связи с древними космологическими воззрениями. То, что раньше объяснялось зодиакальными созвездиями, теперь стало выражаться на физиологическом языке древних врачей, конкретно в словах флегматический, сангвинический, холерический и меланхолический, которые представляют собой не что иное, как наименование телесных соков. Как известно, эта последняя типология сохранялась по меньшей мере до 1800 года. Что же касается астрологической типологии, то она всем на удивление по-прежнему держится и даже переживает сегодня новый расцвет.

Этот исторический экскурс в прошлое убеждает нас в том, что наши современные попытки создания типологии отнюдь не есть что-то новое и небывалое, если уж совесть ученого не позволяет нам вернуться на эти старые, интуитивные пути. Мы должны найти свое собственное решение этой проблемы, решение, которое удовлетворяло бы запросам науки. Тут-то и возникает основная трудность проблемы типологии — вопрос о масштабах или критериях. Астрологический критерий был прост: это было объективно заданное расположение звезд при рождении. Вопрос, каким образом зодиакальные созвездия и планеты приобрели качества темперамента, простирается в серый туман прошлого и остается без ответа. Критерием четырех старых физиологических темпераментов был внешний вид и поведение индивида — критерий абсолютно тот же, что и у сегодняшней физиологической типизации» (с. 705-706).

Цитаты из книги Карла Юнга «Mysterium Coniunctionis. Таинство воссоединения» (впервые издана в 1963 г.; рус. изд. 2003 года):

«Зная чрезвычайную важность эго в освещении действительности, мы можем понять, почему эта бесконечно малая частица вселенной персонифицируется солнцем, со всеми атрибутами, свойственными этому образу. Поскольку средневековая душа была неизмеримо более чуткой к божественным свойствам солнца, то мы можем допустить, что целокупный характер образа солнца был скрыт во всех его аллегорических или символических приложениях. И в язычестве, и в христианстве частый и наиболее важный образ солнца-полноты — это образ Божий» (с. 113).

«Утверждения мужчин относительно женской психологии принципиально страдают от того факта, что проекция бессознательной женственности всегда особенно сильна там, где в наибольшей степени требуется критический подход, то есть там, где мужчина захвачен эмоциями. В метафорических описаниях алхимиков луна является прежде всего отражением бессознательной мужской женственности, но также и основой женской души, в том же смысле, в каком солнце — основа мужской. Наиболее очевидно это проявляется в астрологической интерпретации солнца и луны, не говоря уже о древних мифологических представлениях. Алхимия немыслима без своей старшей сестры — астрологии, и основные положения этих дисциплин (вместе с мифологией) должны приниматься в расчет при любой психологической оценке светил. Если в таком случае Луна характеризует женскую душу, а Солнце — мужскую, сознание должно быть исключительно мужским делом, что, конечно, не так, поскольку женщины тоже обладают сознанием. Но так как мы ранее идентифицировали Солнце с сознанием, а Луну с бессознательным, нам следовало сделать вывод, что женщины не обладают сознанием.

Эта ошибка нашей формулировки кроется в том факте, что прежде всего Луну как таковую мы приравниваем к бессознательному, в то время как рассматриваем главным образом мужское сознание, и далее, мы проглядели то обстоятельство, что луна не только темная, но также приносит свет и может поэтому представлять сознание. Это, разумеется, так и есть для женщины: ее бессознательное имеет скорее лунарный, чем солярный характер. <…>

По чисто психологическим причинам в других моих работах я попытался поставить в соответствие мужскому сознанию концепцию Логоса, а женскому — концепцию Эроса. Логосом я обозначил проницательность, рассудительность, понимание, разум, а Эросом — способность к установлению связи. Обе концепции я рассматривал в качестве интуитивных идей, не поддающихся точному и исчерпывающему определению. <…> Логос и Эрос являются интеллектуально сформулированными интуитивными эквивалентами архетипических образов Солнца и Луны. На мой взгляд, скрытый смысл этих двух светил так хорошо описан и настолько нагляден, что я предпочел бы их более прозаическим терминам Логосу и Эросу, хотя последние объясняют некоторые психологические особенности более удачно, чем неопределенные «Солнце и Луна». Использование этих терминов требует в любом случае активной и живой фантазии, а она не свойственна тем, кто по своему темпераменту склонен к построению чисто интеллектуальных концепций. <…>

Темное солнце женской психологии связано с образом отца, поскольку отец — первый носитель образа анимуса. Он наделяет этот потенциальный образ содержанием и формой, так как из-за своего Логоса он является источником «духа» для дочери. К несчастью, этот источник часто замутнен там, где мы ожидаем найти чистую воду: ведь дух, полезный женщине, не просто ум, это нечто гораздо большее — это позиция, моральная сила, которой жив человек» (с. 178-181).

«Путешествие Майера* через планетарные дома начинается с Сатурна, самой холодной, тяжелой и самой далекой из планет, планеты враждебной, где обитает зло, таинственный и греховный Старец (Senex). Оттуда Майер поднимается в область солнца, чтобы найти Юношу Меркурия, давнюю и вымечтанную цель посвященного. <…> Вымечтанный Меркурий — это spiritus vegetativus, живой дух, чьей природе свойственно проходить через все планетарные дома, то есть через весь Зодиак. Мы могли бы сказать также: через весь гороскоп, или (поскольку гороскоп есть хронометрический эквивалент индивидуального характера) через все характерологические компоненты личности. Индивидуальный характер, по представлениям древних, есть не что иное, как проклятие или благословение, которыми боги наделяют ребенка при рождении в виде благоприятных или неблагоприятных астрологических аспектов. Гороскоп подобен «хирографу», «бывшему о нас рукописанию, которое было против нас, и Он взял его от среды и пригвоздил ко кресту; отняв силы у начальств и властей, властно подверг их позору, восторжествовав над нами Собою».

Данная идея написанной на роду судьбы самая древняя, как мы можем судить, и представляет собой западную версию врожденной кармы. Это — архонты, семь управителей планет, которые запечатлевают на душе ее судьбу. Так, Присциллиан** (ок. 385) утверждает, что душа, спускаясь к новорожденному, проходит через «некие круги», где ее берут в плен силы зла, «и по желанию победоносного князя она проникает в различные тела, и судьба ее написана на ней». По-видимому, это должно означать, что в душе запечатлены влияния разных планетарных сфер. Нисхождение души через дома планет соответствует прохождению через планетарные врата, описанные Оригеном***: первые врата свинцовые, и связаны они с Сатурном, из чего ясно, что Майер следовал старой традиции. Его «химическое странствие» повторяет старое «небесное путешествие души» — идею, чрезвычайно развитую в Персии» (с. 220-221).


* Михаэль Майер (1568-1602 гг.) — немецкий розенкрейцер, алхимик, композитор, занимавший должность врача при дворе императора Рудольфа II. Юнг анализирует здесь один из его алхимических трактатов.

** Присциллиан (ок. 340-385 гг.) — христианский священник, епископ Авилы (381-385 гг.), обвиненный в ереси, волшебстве и казненный в 385 году. Основатель учения присциллианства, в основе которого лежал гностико-манихейскией дуализм.

*** Ориген (ок. 185-ок. 254 гг.) — греческий христианский теолог, философ, ученый, сторонник идеи конечного спасения всего сущего (апокатастасиса).

Источники:

Юнг К. Mysterium Coniunctionis. Таинство воссоединения. — Мн., 2003. — 576 с.
Юнг К. Психологическая теория типов // Юнг К. Психологические типы. — СПб., 2001. — 736 с.