Хиромантия и средневековая Церковь

Вниманию читателей блога предлагается перевод статьи Кристофера Джонса, размещенной на сайте известного хироманта Джонни Финчема. В ней идет речь о взаимоотношениях средневековой католической Церкви и хиромантии, о значении авторитета Аристотеля для популярности чтения руки, а также о ролях Майкла Скота, Альберта Великого и Фомы Аквинского в истории хирологии. На русском языке публикуется впервые.

Широко распространено мнение, что Церковь всегда была настроена оппозиционно по отношению к оккультным искусствам и предсказательным наукам в лице астрологии и хиромантии, особенно в период Средневековья. Однако изучение работ тех авторов, что писали о подобных искусствах и местах их изучения и сохранения, совершенно отчетливо покажет нам, что в действительности все обстояло совсем не так. Ибо, как мы уже увидели ранее, хиромантия стала впервые процветать в Европе именно в контексте самой Церкви! Приобретение хиромантией признания в те далекие века может также объясняться связью с некоторыми ключевыми фигурами эпохи Средневековья, работы которых отчетливо показывают, сколь маловероятна была для них ситуация притеснений со стороны Церкви как за веру в хиромантию, так и за ее реальную практику.

Майкл Скот (Michael Scot) (ок.1195-ок.1236 гг.) был священником, доктором богословия и придворным астрологом* короля Италии Фридриха II** и известен как автор нескольких трактатов по астрологии и физиогномике. Известно, что однажды Папа Римский предложил Скоту должность архиепископа, однако тот отказался от этого предложения. Именно Скоту принадлежит авторство нескольких переводов работ Аверроэса с арабского на латынь, а также аристотелевской «Истории животных» и других работ, содержащих комментарии Аверроэса и Авиценны к сочинениям древнегреческого философа. Возможно, что именно эта его работа по переводам и вызвала интерес к теме изучения рук; во всяком случае, в работе «De Physiognomia» (Bodleian Library, Oxford Ms Bodl 266) содержится также и раздел по хирогномии руки, в котором особое внимание уделяется ногтям. Также известно, что копия его астрологического трактата, сделанная в XV столетии, содержит короткий фрагмент по хиромантии. В добавок, авторству Скота также приписывается трактат по хиромантии «Chiromantia Scientia». Благодаря изучению работ Скота становится совершенно ясным, что и хиромантия, и астрология воспринимались в ту эпоху как предметы, заслуживающие серьезного рассмотрения не только в теологических, но и в научных кругах.

Альберт Великий

Дополнительное доказательство в пользу отсутствия противодействия изучению хиромантии со стороны Церкви в Средние века связано с трудами Альберта Великого (ок.1193-1280 гг.), одной из самых важных фигур тринадцатого столетия. Альберт являлся теологом, епископом, членом Доминиканского ордена, ученым и философом, а также проявлял большой интерес к предсказательным искусствам. Известно, что в течение жизни он много путешествовал, а занимал несколько лекторских постов в различных университетах. Альберт Великий вместе со своим учеником Фомой Аквинским считаются одними из самых выдающихся философов своего времени; вместе они являются теми фигурами, благодаря которым натурфилософия Аристотеля была адаптирована к догматам христианства. Помимо богословских сочинений, комментариев к Библии и Аристотелю, Альберт Великий также писал о естествознании, алхимии, астрологии и практике предсказания по снам. В некоторых своих работах он даже излагает аргументы в пользу практики мантических искусств; так он специально пишет сочинение «Speculum Astronomiae» с целью защитить юдициарную астрологию*** и продемонстрировать ее совместимость с христианской верой. Известно, что Альберт писал о физиогномике; кроме того, его имени приписывают авторство нескольких трактатов по хиромантии, в частности, «Chiromantia Alberti» и «Alberti de Colonia ars Chiromantiae». Одна из любопытных рукописей, датируемая второй половиной XIV столетия, может быть найдена сегодня в Национальной библиотеке Парижа (Ms 7420a): она вполне может являться более поздней копией одного из оригинальных текстов по хиромантии Альберта Великого. Отметим, что Альберт Великий широко цитируется в анонимном сочинении пятнадцатого века «Cyromancia Aristotelis cum Figuris» и других ранних текстах по хиромантии. Свидетельства, подобные приведенным нами, только усиливают впечатление, что Альберт Великий в самом деле писал о хиромантии.

В любом случае, очень маловероятно, что Альберт Великий считал хиромантию еретическим или же опасным искусством. В своих сочинениях по физиогномике он описывает эту науку как способность предугадывать человеческий характер по физической форме различных частей тела. Из этих размышлений было бы логичным сделать вывод, что Альберт Великий, учитывая его отношению к изучению физиогномики, вряд ли имел возражения против хиромантии как предсказательного искусства. Более того, насколько нам известно, он с удовольствием признавал магию и искусство предсказания естественными явлениями и, следовательно, вполне разумными предметами изучения. И хотя он принципиально разделяет магию на «добрую» и «злую», все естественные формы дивинации, не связанные тем или иным образом с общением с демонами, предполагаются приемлемыми. Из тех текстов Альберта, что у нас есть, становится очевидным, что он не находил каких-либо особых проблем или противоречий в изучении таких предсказательных искусств, как астрология или хиромантия, и в то же самое время продолжал оставаться авторитетным членом христианской Церкви.

Фома Аквинский

Подобное благожелательное отношение к предсказательным искусствам мы можем также обнаружить и в трудах святого Фомы Аквинского (1225-1274). Аквинский стал доминиканским монахом в возрасте шестнадцати лет и, возможно, является самым знаменитым средневековым мыслителем; его праведный образ жизни в итоге привел к канонизации Фомы Аквинского со стороны Римско-католической Церкви. Помимо работ по теологии и комментариев к Аристотелю, Аквинат также писал тексты по естествознанию, в которых заявлял, что алхимия является истинным искусством, а астрологическая теория играет важную роль в изучении естественных наук. Хотя он и осуждал большинство гадательных практик (подобных некромантии****) как работу демонов, но все же утверждал, что допустимы те предсказательные искусства, которые имеют естественную (природную) основу. Следовательно, такие формы прорицания, как интерпретация снов или же искусства, основанные на астрологии и связанные с ней, как, например, хиромантия и физиогномика, вполне приемлемы. В то время любой метод предсказания, основывающийся на астрологии, уже по умолчанию считался обоснованным. Несмотря на то, что Фома Аквинский не написал работ о чтении рук, он совершенно точно знал о существовании подобного искусства и при желании имел возможность раскритиковать его, если бы желал этого; однако он лишь мимоходом упоминает о хиромантии, причем без какого-либо неодобрения. Подобные наблюдения, а также сами замечания Аквинского показывают нам, что он рассматривал хиромантию как естественное искусство и, следовательно, вполне легальную форму прогностического исследования.

Фактически работы Фомы Аквинского и Альберта Великого сыграли важную роль в широком распространении аристотелевской мысли в Европе того времени. Возможно, рост интереса к изучению руки в то же самый период является чем-то большим, нежели просто совпадением. Правда это или нет, но многие люди полагали, что изучение хиромантии восходит непосредственно к имени Аристотеля. Рост влияния идей Аристотеля в ту эпоху привел к появлению многочисленных безымянных работ, приписываемых греческому философу, особенно если они были связаны с предсказательными искусствами и другими формами эзотерического знания. Как мы полагаем, эта склонность приписывать различные тексты Аристотелю была скорее средством усиления респектабельности и обоснованности изучения подобных искусств, нежели скверной попыткой мошенничества и обмана. Ведь не вызывает сомнений, что именно рост признания аристотелевских идей на протяжении XIII и XIV веков ответственен за процветание хиромантии и подобных предсказательных искусств в то время. Именно восстановление интеллектуальной связи с древнегреческой мыслью вымостило путь к возрождению изучения естественных наук во всех их формах, и несомненно, что именно усвоение аристотелевских идей оказало то мощное влияние, что в конечном итоге освободило европейское мышление из ограничений интеллектуальной смирительной рубашки католической Церкви, в которой оно пребывало на протяжении всего Средневековья.

О взаимоотношениях католической Церкви и хиромантии в XII веке можно прочитать здесь.


* По современным данным, годы жизни Майкла Скота (Скотта) — 1175-ок.1234. Уточним, что звание «астролог» в Средние века было синонимом для слова «ученый», кем Майкл также и являлся, помимо карьеры священника. Майкл Скот обучался в Сорбонне и Оксфорде, где досконально изучил математику, психологию, философию, астрологию и теологию.

** Фридрих II Штауфен (1194-1250) — король Германии (римский король) с 5 декабря 1212 года, император Священной Римской империи с 22 ноября 1220 года, король Сицилии (под именем Фридрих I, в 1197-1212 годах и с 1217 года). Представитель династии Штауфенов. В 1229 году Фридрих II принимал участие в VI Крестовом походе. Благодаря необычным для средневековых правителей и опережающим время делам, получил среди современников прозвище «Stupor mundi», что в переводе с лат. означает «Чудо мира».

*** Юдициарная — устаревший синоним термина «предсказательная» астрология. В Средние века астрологию разделяли на два больших направления: собственно юдициарную, занимавшуюся предсказаниями судеб людей и государств и обычно критикуемую Церковью как ересь, и «естественную», или натуральную, природную, связанную с определением погодных условий и медициной.

**** Некромантия — способ гадания, который предполагает общение с душами умерших и в переводе с др.-греч. означает «вопрошение душ умерших о будущем». В основе данной практики лежит убеждение в том, что мёртвые обладают особым могуществом и могут покровительствовать живым.

Источник: http://www.johnnyfincham.com/history/aquinas.htm