Марен Кюро де ла Шамбр

Вниманию читателей блога предлагается новый перевод статьи Кристофера Джонса, размещенной на сайте известного хироманта Джонни Финчема. В ней идет речь о личности и работе Марена Кюро де ла Шамбра — не только известного в семнадцатом веке врача и философа, но также хироманта и физиогномиста. На русском языке публикуется впервые.

Марен Кюро де ла Шамбр (1594-1669) являлся, вероятно, самым известным французским хиромантом середины XVII века. Хотя он внес весьма несущественный вклад в практическое развитие хиромантии, как и Тэнье столетием ранее, он также был близок к королевскому двору и пользовался личным доверием Людовика XIV. Официально де ла Шамбр являлся лишь персональным врачом короля, но фактически он выступал в качестве его личного оракула.

Де ла Шамбр написал лишь один трактат по хиромантии, отдельно опубликованный в Париже в 1653 году, но затем также включенный в его энциклопедическую работу «Искусство познания человека» 1662 года под заглавием «Размышления о принципах хиромантии». Данная работа представляет собой обширный трактат о принципах хиромантии, физиогномики и астрологии и была переведена на английский язык неким Джоном Дэвисом и издана в 1665 году в Лондоне, как «Искусство узнавания людей». Как это и следует из самого названия эссе о хиромантии, основной акцент в его тексте делается на выяснении принципов, связанных с изучением хиромантии, дабы показать, по каким причинам физическая форма руки способна раскрыть качества и склонности человека. Это сочинение не включает в себя вообще никаких диаграмм или изображений знаков!

Рассматриваемый нами трактат, по существу, является общим текстом о том, что ныне можно назвать «конституционной психологией», также содержащим соображения о физиогномическом значении всего тела, лица и ладоней человека. Марен принимает принцип взаимоотражения, когда каждый орган и часть тела взаимосвязаны с определенными областями рук и лица и с помощью астрологической физиогномики показывает, почему древние маркировали пальцы именно так, как они это делали, а не следуя естественному порядку планет. Естественная симпатия между указательным пальцем и печенью, средним пальцем и селезенкой, безымянным пальцем и сердцем показывает, по его мнению, отчего пальцы получили свои обозначения, ведь Юпитер, Сатурн и Солнце управляют, соответственно, печенью, селезенкой и сердцем. Де ла Шамбр также признает, что все руки в чем-то отличаются друг от друга и что линии на ладонях могут меняться. Он пускается в длительные разъяснения того, почему линии руки не являются следствием ее сгибания, приводя и такой аргумент: «хотя артикуляция у всех людей одинаковая, тем не менее, каждый имеет на руках различные линии». Потому он приходит к выводу, что линии формируются каким-то иным способом, возможно, под «скрытым влиянием» духа или души. Значительная часть книги посвящена «Природным наклонностям», «Достоинствам и недостаткам», «Побуждениям» души, сердца, духа и страстей.

Как бы то ни было, данная работа скорее напоминает философский трактат о понимании человека, нежели рабочий текст по хиромантии, и как таковая, она может являться первой реальной попыткой подвести философскую основу под предсказательное изучение руки. И хотя из вышесказанного нам ясно, что Кюро де ла Шамбр мало способствовал практическому развитию дела хиромантии, все же его жизнь и работа вновь ярко иллюстрируют, сколь широко распространена была практика хиромантии и астрологии в течение изучаемого нами периода.

К концу шестнадцатого века хиромантия в Европе стала более-менее последовательной традицией, представители которой в целом достигли согласия в терминологии и методах интерпретации при использовании астрологического символизма. Проблема заключалась в понимании того, как следует интегрировать хиромантию и астрологию, чтобы обеспечить хиромантию надежной интеллектуальной и метафизической основой. Более ранние формы интерпретации, вроде «зафиксированных знаков», были оставлены позади, поскольку было признано, что многие характеристики ладони необходимо читать совместно — учитывать не только линии, но и морфологию руки.

Но очевидно также, что в те времена по-прежнему сохранялась озабоченность тематикой прогнозов по руке, в частности, оценкой продолжительности жизни человека или констатацией того, как именно он уйдет из жизни. Ведь несмотря на то, что многие хироманты обслуживали высшие эшелоны общества, основная часть их работы по-прежнему заключалась в работе с простыми людьми, для которых названные беспокойства оставались очень важными, учитывая условия жизни в ту эпоху. Как мы можем увидеть их всего сказанного в книге ранее, к искусству хиромантии были благосклонны все слои общества в Европе — от римских пап и королевских дворов до медиков и врачей, — более того, в ряде университетов прошлого хиромантия стала частью программы обучения, как вполне легальная область для исследований. Шестнадцатый и семнадцатый столетия мы имеем полное право назвать «золотым веком» хиромантии, поскольку это было время, когда она достигла максимальной степени признания в качестве респектабельной академической и интеллектуальной дисциплины.


Источник: http://www.johnnyfincham.com/history/delachambre.htm