Мария-Луиза фон Франц об астрологии

Алексей Шлыков / Май.14.2017. / Нет комментариев

Мария-Луиза фон Франц (4 января 1915 — 17 февраля 1998 гг.) — психолог, доктор философии, сотрудница, единомышленница и ближайшая коллега К.Г. Юнга, проработавшая вместе с ним около 30 лет. Получила всемирное признание как специалист в области психологической интерпретации сказок, мифов, сновидений и алхимических текстов.

Ниже приведены выдержки из главы «Материя и Психэ с точки зрения психологии К.Г. Юнга» в книге
Марии-Луизы фон Франц «Психэ и материя» (ориг. изд. 1992 года; рус. изд. 2013 года):

«Наше деление на противоположные друг другу материю и разум сомнительно. Становится ясно, что наше разделение на материальное и ментальное, на наблюдаемое снаружи и воспринимаемое изнутри — лишь субъективно верное разделение, лишь ограниченная поляризация того, что наложено на нас структурой нашего сознания, но это не соответствует целостной реальности. На самом деле следует полагать, что эти два полюса составляют единую реальность» (с.16).

«Китайская мысль предполагает, что вся природа находится в психофизическом единстве или имеет унитарную целостность, которая, однако, ускользает от наблюдения, концентрирующегося на деталях.

На Западе мы находим примеры аналогичного взгляда на мир в древности и Средние века, прежде всего, в учении о симпатии всех вещей и в астрологии. Эту же точку зрения все еще можно было найти и в философии эпохи Возрождения, где все космическое существование понималось в символической и психофизической целостности. Эта целостность была основана на постулировании существования Мировой души или на принципе симпатии. <…>

…мы не в состоянии предсказать появление синхронистических явлений. Они ускользают от всех попыток это сделать. Если бы они происходили регулярно, то мы были бы в состоянии их предсказывать. Однако максимум, что мы можем сказать, это то, что нечто синхронистическое может произойти, когда имеет место констелляция архетипов*, и если что-то случится, то случившееся будет иметь такое же значение, что и архетип. Но мы не можем предсказать эти события с полной уверенностью: это может произойти, а может и нет.

Другими словами, синхронистические явления, в той мере, в которой мы до сих пор были в состоянии наблюдать их и узнать о них, бывают лишь эпизодически, что свидетельствует против идеи «предустановленной гармонии» (с.32-33).

«Мы знаем из парапсихологической литературы о том, как часто подобные явления окружают смерть близких друзей и родственников. Таким образом, в момент смерти, рождения, первого большого опыта любви и т.д., то есть во всех тех глубоких и захватывающих ситуациях, общих для всего человечества, архетипы или архетипический уровень бессознательного костеллируют синхронистические события, которые, как правило, происходят. Они не обязательно должны произойти, но они, «как правило», часто это делают. Они происходят гораздо чаще, чем принято думать, и когда они случаются, у нас всегда есть возможность, если мы в состоянии разобраться в ситуации, обнаружить архетипическую констелляцию, стоящую за ними. Таким образом, нам представляется, что в случайных событиях проявляется нечто, что их обуславливает и на чем основывается не только сфера психических состояний, но и психофизический поток событий» (с.33-34).

«…Юнг выдвинул гипотезу, согласно которой синхронистические события, будучи спорадическими «чудесами», были лишь частным случаем более общего принципа беспричинной упорядоченности. На самом деле это те особые случаи, когда наблюдатель находится в состоянии знать tertium comparationis**, смысл одновременности психических и физических событий. Однако вполне может быть и так, что мы часто не в состоянии признать наличие смысла в том, что произошло, и поэтому не можем понять случившееся как психофизическое синхронистическое событие.

Мы ни в коем случае не рассматриваем архетип как причину синхронистических событий. Для этого необходимо было бы использовать причинно-следственную логику. Было бы лучше сказать, что синхронность является частным случаем беспричинной упорядоченности» (с.35).

«Я считаю весьма маловероятным, что спорадически возникающие синхронистические явления когда-либо станут предсказуемыми и, таким образом, в некоторой степени станут частью сферы ординарных научных исследований. Они представляют собой акты творения, а акты творения не являются предсказуемыми. Мы даже не можем предсказать творчество человека, не говоря уже о природе. Я никогда не смогу предсказать, какую картину напишет анализируемый мною художник. после того как он ее напишет, я могу сказать: «Да-да, конечно, он должен был нарисовать ее, поскольку данное изображение является архетипической конфигурацией». Но я никогда не смогу сказать этого заранее. Таким образом, мы практически полностью должны исключить возможность того, что прогнозирование синхронистических событий станет возможным. С другой стороны, совсем по-иному обстоят дела с беспричинной упорядоченностью, о которой Юнг говорил как об обычном явлении» (с.37-38).

«Здесь мы сталкиваемся с проблемой времени, что неизбежно в случаях с синхронистичностью. Китайская постановка вопроса звучит более или менее подобным образом: «Что означает констелляция всего этого момента?» Юнг как-то сказал, что исследование синхронистичности подобно взгляду на космические часы с вопросом: «Какой космический момент у нас сейчас? И если ответом будет, например, в настоящее время космический момент волнений или упадка, или любви, или чего-то еще, то это не означало бы, что это относится только ко мне, но имеет отношение ко всему космическому моменту, и, следовательно, все, что происходит вне меня, находится в соглашении с тем, что происходит внутри меня. <…> В западной физике время мыслится как пустые рамки, в которых происходят внутренние и внешние события, в то время как китайская точка зрения , ориентированная на синхронность, отмечает атрибуты и качества времени. Поток событий во времени имеет особое качество в каждый конкретный момент. Ранее это уже было «обосновано» астрологией в те времена, когда люди верили, что момент времени рождения определяет качества родившегося человека. Таким образом, астрологи смотрели на небесные созвездия, являющиеся проекцией коллективного бессознательного, и пытались вывести из их расположения качества новорожденного человека. Даже если это, возможно, представляет собой перегрузку для нашей рационалистической перспективы, тем не менее, интересно отметить, что числа во всем мире, за исключением последних западных теорий чисел, всегда имеют отношение к времени, закрепленному за ними. В великой мифологии Китая, у ацтеков и у древних вавилонян все боги были связаны с числами и временем. Каждый бог был также и календарным числом. У ацтеков был «Первый-охотник», «Седьмой-охотник» и так далее. Это устанавливает связь между цифрами и архетипическими представлениями. Или, говоря более точно: архетипы коллективного бессознательного отсортированы последовательно во времени в соответствии с определенными временными отношениями» (с.41-42).

Выдержки из главы «Символы Unus Mundus» в той же работе:

«Введя понятие синхронистичности, Юнг тем самым заложил фундамент, позволяющий нам полноценно охватить взглядом сферы материального и психического как единой реальности. Каждое синхронистичное событие имеет своего смыслового «двойника» в психике и в механизме внешних событий, происходящих одновременно. <…>

…Юнг открыл в феномене синхронистичности эмпирическое доказательство существования unus mundus***. Позднее он сделал важное уточнение, что психологическим и парапсихологическим эквивалентом unus mundus служат, соответственно, мандала и принцип синхронистичности.

Так как это единство бытия невозможно постичь нашим рациональным разумом, оно выражает себя — как и всегда в таких случаях — через символику. У многих народов мы находим попытки объединить два вышеупомянутых аспекта (то есть мандалу и синхронистичность) в стремлении создать некое устройство, с помощью которого можно наладить контакт с абсолютным знанием. Наиболее известный символ из числа таких — это, разумеется, гороскоп» (с.46-47).

«Сейчас уже может быть эмпирически доказано, что вся психическая сфера, названная Юнгом коллективным бессознательным, являющаяся глубочайшим уровнем бессознательного в человеке, обладает полевой структурой, чьи точки возбуждения соотносятся с архетипами. Энергетические процессы на этом поле отчасти следуют линейной последовательности, становясь, таким образом, определяемыми временем. Так называемый ряд натуральных чисел также становится ничем иным, как цепочкой типичных процедур, созданных определенным упорядочивающим ритмом. На этом основано наше восприятие времени и, по мысли Вольфганга Паули, возможность парапсихологического предвидения» (с.62-63).

Цитаты из главы «Время: пауза и ритм»****

«Календари майя и ацтеков обнаруживают поразительное сходство с китайскими астрологическими системами. Майя не только считали время высшим божеством, солнечным богом, но и каждый год, месяц, день и даже час соотносили с определенным числом, которое было одновременно и богом. То же касается и ацтеков, которые также имели в своем распоряжении временную мандалу.

<…> Зодиакальные знаки сначала отличались разнообразием: они связывались с разнообразными земными вещами, а также на небесные созвездия проецировались племенные боги, пока в Вавилоне не стали вести наблюдение за ходом звезд, получая числовые данные относительно их движения. Вавилоняне, таким образом, начали понимать устройство вселенной как установленный высшим законом порядок следования богов или архетипов друг за другом по небу. Порядок этот выражался числами, сам же Юнг определял число как осознанный упорядочивающий архетип. Божества времени майя и ацтеков также выражались числами, поэтому и не удивительно, что китайцы также соотносили звездный порядок с последовательностью чисел» (с.87).

«Общечеловеческие комплексы, которые Юнг назвал архетипами, проявляются как физические и психические модели поведения и в прошлом считались богами или мифическими образами. Упомянутые выше астрологические системы, на самом деле, пытались выразить эту «игру архетипов», представленную в эоническом времени. Вполне вероятно, что подобная игра имеет место, однако сейчас мы еще слишком далеки от понимания этого. Взаимосвязь богов с моментами жизни и случаем, которую я буду рассматривать в следующих разделах, указывает на частично обусловленную, а частично и вневременную сущность архетипов» (с.101).

«Величайшими из донаучных попыток изучения божественного смысла каждого момента были упоминавшиеся ранее астрологические системы. У каждого дня, месяца, года и эона был свой собственный «бог» или божественный символ, придававший человеку, его жизни и действиям определенный сакральный смысл. Божества времени в астрологии уже не были просто богами случая, так как на небосводе они располагались в строгом временном порядке, в упорядоченной игре архетипов, по тем законам, которые нам неведомы.

Эти боги, конечно, не принадлежали собственно небесам: они лишь были спроецированы туда человеком. Вернее будет сказать, что они все были связаны со временем. Это становится очевидным в том, что у китайцев, ацтеков, майя и в западной астрологической традиции существовали земные числовые оракулы, аналогичные астрологическим» (с.107).

«Помимо работы с И-Цзин, Юнг часто замечал, что в сновидениях его пациентов появляются символы, странным образом совпадающие с внешними событиями. Если мы посмотрим на последние как на символы, то поймем, что они несут в себе точно такой же смысл, как и сны. Такое часто происходит, когда в бессознательном пациента активируются архетипы, провоцируя высокое эмоциональное напряжение, и в такие моменты духовное и материальное более не кажутся отдельными реальностями, объединяя себя в синхронистичной ситуации. В этих случаях физическое и психическое представляются двумя сторонами одной реальности» (с.109-110).

Выдержки из главы «Идея микро- и макрокосмоса в свете юнгианской психилогии»:

«Юнгианская идея синхронистичности была в значительной степени причиной того, что в современной науке вновь поднято на высокий уровень исследований соотношение между макро- и микрокосмосом. Более того, эта идея (в современной психологии) является не просто отвлеченным концептом, но проявлением конкретного жизненного принципа, который нельзя описать ни как мертвую материю, ни как только лишь психическое явление (с материей никак не связанное). Это сила, движущая акт творения во времени. В этом принципе, все еще непостижимом для нас, макрокосмос и микрокосмос сливаются в единую психоматериальную, человеческо-космическую реальность, в которой события, происходящие в отдаленнейшем уголке Вселенной, проявляют себя в смысловой связи с внутренними психическими процессами индивидуального человеческого существа» (с.188).

Цитаты из главы «Некоторые исторические аспекты гипотезы Юнга о синхронистичности»:

«Строгая современная концепция причинности постепенно эволюционировала от той эпохи, когда религиозные чудеса и научно объяснимые эффекты были смешаны воедино до современной науки, объявившей магические и религиозные элементы просто-напросто предрассудками. Но даже сейчас в науке существуют целые области, в отношении которых весьма затруднительно точно сказать, верны с научной точки зрения их данные или нет. Наиболее широко распространено это явление в различных формах парамедицины, результаты которой некоторые считают научно доказанными, а другие — обычным эффектом плацебо. В физике предположение о существовании скрытых параметров или фантомных частиц относится к явлениям того же рода.

На самом деле мы сейчас занимаемся тем, что выуживаем из мусорной корзины истории многое, пришедшее из области магии или религии, вполне отдавая себе отчет, что, хотя знания эти с точки зрения жесткой современной науки будут нелигитимны, на взгляд психолога они представляют собой весьма точные прозрения. <…> Когда совершаются подобные этим магические церемонии, влекущие за собой рост активности архетипического содержимого, то случаются часто, но, конечно, не всегда, синхронистичные феномены. Именно по этой причине мы и не можем сказать, что магия сейчас ушла в прошлое!

В античности астрология играла куда более весомую роль, нежели магия» (с.192-194).


* Констелляция — термин, который имеет разное смысловое значение в разных дисциплинах. Изначально это астрологическое понятие, обозначающее определенное взаимное расположение небесных тел. К примеру, аспект, конфигурация аспектов — это примеры констелляций. В аналитической психологии этот термин просто выражает тот факт, что внешняя ситуация высвобождает некий психический процесс, в котором определенные содержания скапливаются вместе и готовятся к действию. Когда юнгианский психолог говорит, что та или иная личность «констеллирована», то имеется в виду, что она приняла позицию, в которой от нее следует ожидать вполне определенную реакцию. Констеллированные содержания являются определенными комплексами, обладающими своей собственной специфической энергией. Полагаю, что в данном конкретном предложении из текста фон Франц фразу «констелляция архетипов» можно понимать как «включение», активизацию, активное проявление архетипов.
** В переводе с лат. — Третье сравнение.
*** С лат. — Единого мира.
**** Фактически эта глава в книге «Психэ и материя» является повторением слово в слово основного материала книги Марии-Луизы фон Франц «Время, ритмы и паузы».

Источники:
Фон Франц М.-Л. Время, ритмы и паузы. — М., 2012. — 112 с.
Фон Франц М.-Л. Психэ и материя. — М., 2013. — 324 с.

Оставить комментарий