Мысли о хирологии и дерматоглифике: интервью с М. Якушевой. Часть I

Дорогие читатели, вашему вниманию предлагается интервью с Мариной Юрьевной Якушевой, доктором медицинских наук, хиромантом, специалистом по дерматоглифике, автором 160 научных статей, 5 монографий и 7 патентов на изобретения. За тридцать лет она изучила ладони около 50 000 человек. Является автором системы 3ID, которая включает в себя: диагностику человека — определение его способностей, предрасположенностей, талантов и слабостей, описание дизайна его личности и коррекцию.

— Время от времени в книгах хиромантов мы читаем о совместимости в паре по папиллярным узорам на пальцах наших рук. Существует ли подобная совместимость в реальности? Проверялись ли данные утверждения статистически?

— На самом деле, такие исследования проводились не хиромантами, а отечественным специалистом по дерматоглифике Николаем Богдановым. А до него определенную работу в этом же направлении проводила британская исследовательница Сара Холт, также анализировавшая особенности папиллярного рисунка в парах. Результаты этих исследований были опубликованы в 1950-х годах. И оказалось, что люди, имеющие большой стаж брака, обладают схожими редкими маркерами на своих руках. К примеру, ульнарная петелька на гипотенаре обнаруживалась на руках и того, и другого. Сами по себе такие папиллярные узоры не часто встречаются на руках. Однако они, как не удивительно, обнаруживались на руках людей, долго проживших в браке. Если же говорить о Богданове и его текстах, повторяющих утверждения британского ученого, то здесь речь идет не об исследованиях, а о его личных наблюдениях. И Богданов, и Холт исходили из психологической характеристики обладателей разных узоров. В частности, теория Богданова основана на адаптивности, на анализе того, как люди с разными типами узоров приспосабливаются к жизни. А так как брак — это тоже умение приспособиться, только уже одного человека к другому, то было логично распространить общие принципы интерпретации узоров и на совместное проживание людей. Причем здесь существует четкое разделение: совместимость людей по пальцевому узору и совместимость по ладонному узору. Данных по ладони, на самом деле, очень мало.

— Очень интересно! О совместимости по ладонным узорам ранее даже не слышал.

— Таким образом, определенные данные по пальцевым признакам и совместимости есть. Но тут кто во что горазд. Недавно мне довелось услышать такую «рекомендацию»: если вы выбираете себе партнера, то обязательно обращайте внимание на то, чтобы у него были такие же пальцевые отпечатки, как и у вас. Т.е. если у вас завитки, то вам стоит выбирать себе в мужья только человека с завитками. А что они будут вместе делать, не понятно! Видимо, сидеть каждый в своем углу и размышлять, где же взять денег. А если же у обоих партнеров дуги на пальцах, с большой вероятностью будут постоянно «бодаться». Фактически же дуги с дугами плохо совместимы. Да такие люди и встречаются достаточно редко. За всю свою практику я лишь дважды видела людей с чистыми дугами на всех пальцах. В большинстве же случаев речь шла о папиллярных узорах, лишь похожих на дуги — о петлях с минимальным гребневым счетом — 1 или 2. Но люди обычно такие узоры отчего-то считают дугами. Особенно часто возникает путаница с так называемыми шатровыми дугами, куда запихиваются по ошибке самые разные узоры: ульнарные и радиальные петли, дуги и даже маленькие завитки. Тем не менее, такая тема как совместимость существует, поскольку люди, обладающие разными типами папиллярных узоров, обладают и разными чертами характера. Мужчина, обладающий взрывным типом характера, вряд ли сможет долгое время сосуществовать с такой же женщиной. Хотя все же описаны и примеры исключений, когда люди, казалось бы, не очень подходящие друг другу, долго жили в браке. Но тут нужно внимательнее изучить вопрос. Возможно, речь идет о капитане дальнего плавания, который надолго исчезает из жизни. И к нему тогда, наверное, легче приспособиться. Есть масса различных жизненных вариантов, которые хироманты отчего-то не принимают во внимание. Очень важно учитывать профессиональную реализацию партнера. Ведь одно дело, когда два человека проводят вместе очень много времени — тогда вопросы совместимости очень важны; другое же дело, если один из партнеров все время проводит на работе, часто уходит на дежурство, как, например, бывает в докторских семьях. Пока муж или жена находится на работе, вопрос совместимости фактически не стоит. К примеру, у меня есть подруга-анестезиолог, которая большую часть жизни провела на работе. Поэтому вопрос совместимости не столь уж сложен, как кажется тем, кто его задает.

— Я согласен. Но вы исходите из реальности. Люди же, задавая вопрос о совместимости, еще не знают, сколь много времени они будут проводить с избранником.

— Да, поэтому к этому вопросу нужно подходить практически. Дело еще и в том, что если люди любят друг друга, они не придут спрашивать нас, подходят ли они друг другу. Такого вопроса для них просто не будет существовать.

Однажды мои ученики провели Интернет-исследование. И выяснилось, что про дерматоглифику не знает почти никто и поисковых запросов по дерматоглифике тоже очень мало. Зато что такое хиромантия знают абсолютно все. Получается, что если хотите, чтобы знание о руках и папиллярном узоре распространялось, называйте это хиромантией. Знание ведь от этого не изменится.

— Как Вы относитесь к идее связи между основными папиллярными узорами и стихиями. Например, некоторые авторы полагают, что дуги соответствуют стихии Земли и, соответственно, определенному типу ладони, шатровые дуги — Огню, завитки — Воздуху, петли — Воде. Вы наблюдаете такие корреляции или же это только постулируемые соответствия?

— Я понимаю принцип, по которому хироманты и хирологи провели разделение типов, но на практике он, к сожалению, не всегда подтверждается. Поскольку практический опыт наблюдений у меня большой, я могу уверенно сказать, что если у женщины хотя бы на двух пальцах есть дуги, а рука тонкая с большим количеством линий, то никакого Огня там и близко нет. Все эти параллели — очень условные вещи. Во-первых, любые большие классификации неизбежно упрощают… Это очень напоминает классификацию по группам крови. Говорить, что все обладатели 2 группы крови, к примеру, склонны к заболеванию желудка, — это не серьезно. Во-вторых, статистических исследований никаких здесь не было. В-третьих, четкой классификации, что именно относится к каждой из стихий, я до сих пор так и не увидела. Чем отличаются научные данные от эзотерических? Тем, что в науке есть совершенно четкая характеристика изучаемого предмета и классификация. Если мы говорим о петле, то она имеет совершенно определенные признаки. Что же такое стихия Огня, четкого определения в сантиметрах или числе линий нет. Да, такое описание имеет место быть, оно образно и легко запоминается. Но мне, если честно, больше нравится старая классификация д’Арпентиньи, она мне представляется более логичной.

Я же сейчас часто общаюсь с хиромантами. И вижу, что, если придерживаться классификации по стихиям, то почти все женщины обладают ладонью Воды. Очень многих мужчин относят либо к стихии Земли, либо Огня. А ведь при этом они не могут выделить четких критериев, разграничивающих типы. И если мы уже научили компьютер распознавать петли, дуги и завитки, то определить стихию научить машину мы пока не можем. Любой отклоняющийся признак сразу вызовет сбой системы или неправильную диагностику. Итак, нет никакой научной корреляции между типами узоров и стихиями. Да и в моей практической работе данная связь не подтверждается. Но если будет поставлена такая цель и проведены исследования, возможно, и обнаружат такую связь.

— Согласен, что тут все не просто. О данной аналогии между типами узоров и стихиями писал, среди прочего, Джонни Финчем, ученик Кристофера Джонса, бывшего главы Лондонского хирологического общества. Но ведь он мог опираться только на наблюдения, сделанные в отношении ладоней англичан, американцев и т.д. А, к примеру, Евгений Острогорский ездил в Индию, смотрел ладони местных жителей и убедился, что часто завитки сочетаются с земными ладонями. Т.е. ни о каком Воздухе речь не шла. Таким образом, получаем проблему.

— Скажу больше. У Николая Богданова есть прекрасная работа именно по папиллярным узорам. Согласно его теории, существует географическое распределение по частоте встречаемости тех или иных папиллярных узоров. В странах Востока чаще встречаются завитки, в Европе — петли. И логики он придерживался следующей: поскольку люди с завитками чаще встречаются на Востоке, а это признак самой высокой адаптивности, то для людей с преобладанием завитков характерны психологические особенности, свойственные азиатам: созерцательность, терпеливость, способность выжить с верой в некую важную цель где угодно. Классификация Богданова в большей степени отражает то, что я вижу на руках, нежели работы хиромантов о папиллярных узорах. По крайней мере, она объясняет логику распределения типов рисунков по разным территориям.

Интересно, что самая бедная дерматоглифическая картина наблюдается у европейцев, а по мере удаления от Европы к югу она усложняется. Этим можно объяснить экстравертность западной цивилизации и интровертность, свойственную Востоку. Замечено также, что такой узор, как завитки на пальцах, чаще всего можно встретить у народов, живущих в экстремальной ситуации: у аборигенов Севера – алеутов, чукчей, аборигенов Огненной Земли, Австралии, на Тибете. Людям с завитками на пальцах легче выжить в тяжелых природных условиях. Их культура более созерцательна.

— А ведь, если рассуждать логически, для каждой страны и территории должна быть некая своя «норма» по папиллярным узорам. И по идее, для психологических характеристик граждан отдельно взятой страны надо исходить из этой нормы. Допустим, если для Индии или Китая преобладание завитков — это норма, то, встречая там человека сугубо с петлями, мы понимаем, что это несет специфическую психологическую нагрузку. Такой человек будет отличаться в психологических реакциях от окружающих. У нас же в России петли, насколько понимаю, это самый распространенный узор.

— Петли у нас встречаются около 60% случаев, далее по частоте встречаемости идут завитки. Дуги встречаются реже всего, но они и являются признаком самой малой адаптивности. Данные о распространенности папиллярных узоров собирали в свое время антропологи. К примеру, у Генриетты Хить есть монография «Дерматоглифика народов СССР», посвященная распределению разных типов рисунков на руках граждан нашей страны. И до сих пор подобные исследования продолжаются.

— Как давно Вас заинтересовала хиромантия или же хирология? Я склонен употреблять эти термины как синонимы.

— Интерес возник фактически с самого начала. Когда я начала работать в Академии наук, мы проводили исследования факторов риска развития профессиональных заболеваний. Однажды передо мной встала задача найти такой метод оценки генетической предрасположенности человека к развитию заболеваний,  который бы не менялся у человека в течение жизни и обладал научно подтвержденными характеристиками. В библиотечной литературе я узнала о том, что для подобных целей используется наука дерматоглифика. Таким образом, я углубилась в исследование папиллярных узоров. Но нельзя же смотреть руку и не посмотреть, что там есть с позиции хиромантии! Я старалась скупать все появляющиеся книги по хиромантии, выписывала их по каталогам. Первые лет пять я скупала все, что попадалось, а затем выяснилось, что хороших книг мало, что многие авторы склонны переписывать тексты друг у друга, что информация повторяется. А часть информации, что греха таить, и вовсе не достоверная. Поэтому с интересом смотрела линии на руках, вела порой приемы именно как хиромант, но поскольку нельзя одновременно заниматься наукой и вести приемы по хиромантии, поэтому…

— Вы не афишировали свою деятельность по хиромантии.

— Да, и скажу больше. Когда я приезжала делать доклады на научные конференции, в кулуарах участники с большим интересом спрашивали, а правда ли я могу читать по рукам. И протягивали свои руки, чтобы их посмотрели. Наука имеет дело с четко формализуемыми признаками, в науку другие взять никак нельзя. Хиромантия же в основном занимается так называемыми белыми линиями, которые подвержены изменениям. Они, к сожалению, формализуются с большим трудом. Да и описать адекватно и точно линии у хиромантов не получается. Часто, когда идут разногласия в трактовках, хироманты спорят о неких проявлениях, хотя имеют в виду разные вещи: один говорит об одном, а второй о другом, называя это одним и тем же словом. В хиромантии до сих пор нет общей терминологии. На это часто указывает Владимир Финогеев. Если бы мы имели общую терминологию, было бы куда проще.

— Да, к этому же Вольтер еще призывал, говоря: «Прежде чем спорить, давайте договоримся о терминах». Как Вы думаете, может ли хирология быть интересной современной науке и если да, то почему?

— Конечно, хирология может представлять интерес для науки, точно так же, как в свое время была интересна генетика, хотя она и «противоречила» советской идеологии. Наука — это то, что связано с финансированием и государством. Невозможно проводить качественные исследования на коленке, как это делается у нас. Сейчас в приличные журналы уровня «Nature» и «The Lancet», т.е. самые рейтинговые журналы, принимают статьи, материалы для которых были получены на приборах не старше пяти лет. Т.е. если это электронный микроскоп, то он должен быть нового поколения, а не изготовленный десятилетия назад. У нас по всей России в академических институтах зачастую таких приборов нет. Поэтому, говоря о хирологии, следует сказать, что нет единых для всех четких определений, статистика ведется… Как можно говорить о статистике, если мы не знаем наверняка, что именно измеряется? В нашем сообществе под хирологией чаще понимают некую эзотерическую гадательную практику. К сожалению или счастью.

— По факту это, конечно, так. Хотя постулируется что-то иное.

— Идея хирологии как науки очень красива, но пока что каких-то особых исследований проведено у нас не было. Будем говорить честно: наука и работа, связанная с проведением исследований, — это особый тип деятельности со своими особыми правилами, не зная которых крайне сложно «влезть в этот вагон». Самая распространенная ошибка хиромантов заключается в том, что они грезят идеей некой огромной базы отпечатков, собрав которую они все сразу смогут «посмотреть». Объединив коллекции разных хиромантов в единую базу, что же они смогут «посмотреть» в итоге? Любое исследование всегда начинается с постановки цели и задач, а под задачи выбираются те методы, которые актуальны для данного вида исследований. Как хироманты будут получать информацию из своих отпечатков? Должны быть, к примеру, какие-то анкеты по каждому человеку, содержащие информацию о нем. А иначе это не имеет смысла.

Ну хорошо, представим, что задача по собиранию десятков тысяч отпечатков выполнена. Дальше ведь у каждого хироманта идет своя собственная трактовка каких-то признаков. И идет не статистика, а описание единичных случаев. И если у одного человека определенный знак отыгрался определенным образом, с чего мы делаем вывод, что так признак будет работать во всех остальных случаях? В науке, медицинском сообществе существует описание редких случаев, но для того чтобы собрать какую-то закономерность, нужно же знать общие вещи, общие тенденции. А общей логики в хиромантии, увы, нет. Можно констатировать, что хироманты и хирологи хотят научного признания, но по факту делают очень мало, не развивают понимания того, что такое метод, факты и статистика. Уровень наших докладов на ежегодных конференциях по биометрии, прямо скажем, не очень высокий. С другой стороны, а откуда ему быть высоким?

— Мне очень нравится переводить на русский работы по истории хирологии Кристофера Джонса, который по какой-то причине разместил их на сайте своего ученика Джонни Финчема (а ведь пока что в России не издавалось работ по истории хирологии). Я заметил, что он любит разоблачать, искать фальсификат. А такового в истории хирологии-хиромантии оказалось довольно много. И российские хироманты тоже любят легенды. Например, в сборниках ежегодных конференций по биометрии мы можем найти упоминания о неком втором Конгрессе экспериментальной психологии, состоявшемся в 1913 г. в Париже, на котором хирология была будто бы признана наукой. Сколько бы я не копал в этом направлении — не нашел никаких упоминаний о реальности такого конгресса. И мне кажется, что Владимир Финогеев понимает, что данная история скорее легенда, чем реальность. Что не мешает вновь и вновь писать хиромантам об этом конгрессе и факте признания хирологии наукой в прошлом.

— Это аналогично истории с Мюнхенским институтом парапсихологии, материалы лекционного курса которого были опубликованы в нашей стране в 1993 году. Его также никто так и не нашел. И до конца не ясно, а кто же авторы этих лекций. Но если в 1993 году информации по хиромантии было мало, никак нельзя было проверить реальность института, то сейчас время Интернета. И если на просторах Сети мы ничего не можем найти о Мюнхенском институте парапсихологии, значит с ним что-то не так. Но хотя не все ясно с этими авторами, плюсом трехтомника от «института парапсихологии» является хорошая структурированность информации.

— На этом фоне некоторые хироманты и авторы вполне могли прийти к выводу: чем больше тумана, тем больше клиентов.

— Конечно. Это во-первых. А во-вторых, я столкнулась с тем, что наука как таковая мало кому интересна, потому что в науке не может быть 100-процентных линейных закономерностей. В медицине, к сожалению, линейных связей очень мало. И потому говорить: если у вас на руке вот такой знак, значит, случится вот это — по меньшей мере, некорректно. Это как пазл, который нужно собрать. Крестик на руке человека с длинными пальцами и большим числом линий будет обозначать одно, но точно такой же крестик на руках человека с короткими пальцами и малым количеством линий будет обозначать совершенно другое. Но нигде про это обычно не говорится.

— В одном из Ваших интервью, данных волгоградскому журналисту, Вы говорили о том, что будущее отечественных исследований по дерматоглифике теперь очень туманно. Но отметили также и тот факт, что исследования по дерматоглифике очень популярны в Китае. А известно, в каком направлении развиваются эти исследования? Анализируют ли китайские специалисты психологические предрасположенности людей с различным типом кожных рисунков — информацию, представляющую для хиромантии большой интерес?

— К сожалению, подробностей не знаю, т.к. их исследования закрыты для нас. Знаю, что несколько лет назад в Китае завершили картирование всего населения. Т.е. у всех жителей Китая были собраны данные по рукам. При этом использовался метод отпечатков. А так как население Китая превышает миллиард, встает проблема того, а как же обрабатывать весь этот массив данных? Понятное дело, вручную этого никак не сделать. Специалисты из Китая ставили перед собой этнические, антропологические и медицинские задачи. Что они там найдут — не знаю. Но подозреваю, что в итоге переплюнут всех. В Китае используют такую информацию и для диагностики, и для лечения. Предполагаю, что в будущем нам придется покупать какие-нибудь китайские приборы для анализа, работающие с данными по дерматоглифике.

— Да, такое вполне может быть. А какие основные психологические или физиологические характеристики несут папиллярные узоры на ладони?

— Нужно четко понимать, что рука — это предмет комплексный. Она имеет свои конкретные физические параметры — длину и ширину ладони, длину пальцев, выраженность суставов. Т.е. есть определенные анатомические признаки, которые уже позволяют в первом приближении понять характеристики человека. Даже не доходя до рисунков на пальцах. Второй уровень информации — это дерматоглифика. Известно, что папиллярный узор на коже не меняется в течение жизни. Если, к примеру, говорить о спортсменах, то для людей с преобладанием дуг характерны сила и скорость. Люди с преобладанием завитков имеют склонность к тонкой координации движений и сложным видам игровой деятельности. Среди гимнасток совсем нет людей с дугами. Завитки также связаны с физической выносливостью, которая актуальна для спортсменов легкой атлетики. Но 100-процентной корреляции здесь в принципе не может быть, так же, как и с группами крови.

С легкой руки Богданова появилось описание черт характера людей с папиллярными рисунками «дуги, петли, завитки», дополненное мной и приведенное  Борисом Акимовым в его «Энциклопедии хиромантии». Так, люди с преобладанием дугового рисунка на пальцах (пять из десяти и более) отличаются упрямостью, категоричностью, рациональностью, быстротой реакции, прямотой, открытостью, честностью, а также склонностью делить мир на черное и белое. Обладатели петель легче всего сходятся с окружающими людьми, легко приспосабливаются к любой ситуации, уравновешены, но несколько ленивы. Люди же с завитками отличаются идеализацией, замкнутостью, самокопанием, оригинальностью суждений, тягой к поиску гармонии, смысла, личностному росту.

Человек может соврать, но рука не будет врать никогда. Если у человека очень деструктивная рука (некрасивой формы, очень узловатая, с кривыми пальцами и т.д.), то его характер с большой вероятностью будет таким же. Чем выше уровень деструктивности, тем больше нарушений у человека. По руке можно увидеть очень многое. Если мы, помимо типа руки и уровня дерматоглифики, взглянем еще на линии и их расположение, то получим массу информации.

— Хотел задать также вопрос по завиткам. Дело в том, что может возникнуть некое двоение в сознании, потому что, с одной стороны, есть наблюдения, говорящие, что люди с завитками отличаются интроверсией, повышенной созерцательностью, способностью к хорошей концентрации внимания, стремлением к автономной работе…

— Это приписывают завиткам. Но на самом деле завитки интровертности никакой не несут. Моя практика это не подтвердила. Да, люди с преобладанием завитков в большей степени склонны к созерцательности в силу сложной организации нервной системы. Но если мы говорим о том, что тип рисунка на пальцах — это маркер организации нервной системы у человека, то чем проще рисунок, тем нервная система устроена проще. Т.е. чем сложнее устроена нервная система, тем больше вероятность того, что она будет работать как-то не так и сломается. Израильские исследования показали, что у людей с психическими нарушениями типа шизофрении достоверно чаще встречаются завитки.

— Можно ли провести аналогию между завитками на конкретных пальцах и сферами таланта? Например, часто встречается такое описание: если мы встречаем завиток на безымянном пальце, то человек с высокой вероятностью обладает талантом художника и т.д. Имеется ли такая корреляция или же это просто догадки хиромантов?

— Полагаю, что это индивидуальное мнение. К сожалению, это не соответствует действительности. Мы не можем сказать, что человек с завитком на безымянном пальце обязательно имеет талант художника. С такой же вероятностью это может быть талант слушателя, музыканта, дизайнера, вышивальщика. Статистически на четвертых пальцах практически не встречаются дуги. Если завитков мало, то чаще всего они локализуются именно на четвертых пальцах. Если говорить о типах папиллярного рисунка на пальцах, то стоит сказать и о том, что есть руки мономорфные, когда на всех пальцах правой и левой руки одинаковый тип рисунка, а есть полиморфные, когда на всех пальцах рисунки разные. А бывает и такое: помимо того, что папиллярные узоры на разных пальцах отличаются, они к тому же и несимметричны, если сравнивать правую и левую руки.

Есть четкое представление, основанное на логике: человек с мономорфными руками, когда все папиллярные рисунки пальцев одинаковые, обладает всеми характеристиками, присущими данному типу рисунка. Т.е. обладателю 10 ульнарных петель (открытых в сторону большого пальца) будут присущи максимально выраженные психологическими характеристики, связанными с петлей. А человек с 10 завитками на пальцах будет, соответственно, обладать максимально выраженными качествами, связанными с завитком. С дугами точно так же. Если же на разных пальцах разный тип рисунка, да к тому же имеет место несимметричность — это очень усложняет тип личности, реакцию на окружающую действительность. Стоит учесть, что человек с симметричными рисунками более уравновешен, выдает реакцию, адекватную силе стресса. Человек с несимметричными рисунками будет всегда выдавать реакцию нестандартную, неадекватную в силу того, что у него высокая чувствительность. Такой ребенок, чувствующий больше других, будет хуже приспосабливаться к меняющимся условиям, чем сверстники. Чем сильнее выражена асимметрия, тем хуже человек способен приспосабливаться.

Важно смотреть на общую картину. А получается, что хиромант, смотрящий ладонь, обратит внимание только на завиток на безымянном и припишет человеку различные качества, исходя только из интерпретации одного этого знака. Но для прогноза того, как будет действовать человек, какая профессия ему подойдет, учитывать общую картину очень важно. В свое время мы проводили исследования в Медакадемии, когда контрольной группой выступали в основном студенты. И интересно, что среди медиков и врачей большая часть людей имела симметричные рисунки, т.е. обладала уравновешенностью. Люди с асимметрией по пяти пальцам просто не выдерживают учебу и работу в медицинской сфере. Максимум, что встречается, это асимметрия по одному-двум пальцам. Хотя в художественных сферах люди с сильной асимметрией очень даже могут найти себя.

— На всякий случай уточню, правильно ли я понимаю: под симметрией подразумевается одинаковый папиллярный узор на указательных пальцах левой и правой руки, на средних пальцах левой и правой руки и т.д.?

— Да. В природе идеальной симметричности не существует. Есть даже такое понятие, как функциональная асимметрия, которая дает человеку некоторую стабильность. То есть даже если папиллярные узоры на пальцах левой и правой руки похожи, будет различаться количество гребешков и т.д. Асимметрия в организме человека — это норма, все зависит скорее от степени этой асимметрии. Максимальная асимметрия дает неустойчивость, нестабильность.

— Для меня подобные данные о папиллярных узорах являются принципиально новой информацией. В книгах хиромантов, известных мне, асимметрия никак не обсуждалась. А какие работы по дерматоглифике можно порекомендовать широкому читателю, заинтересовавшемуся темой папиллярных узоров и их психологическими значениями?

— У Николая Богданова есть великолепная монография, в которой он расписывает психологические значения папиллярных узоров. Из последних его работ можно назвать книгу 2014 года «Постижение индивидуальности», выпущенную издательством «Вопросы психологии». Большой плюс работ Богданова в том, что он очень хорошо и красиво пишет. Но его описания растащили по Интернету, и теперь мало кто на него считает нужным ссылаться. У него имеется очень четкая классификация разных типов рисунка. Но Богданов, опять же, занимался только пальцами. Но ведь имеются еще и узоры на ладони. В. Колкутину, специалисту по дерматоглифике, ладонь тоже не особо интересна. Как таковых, исследований именно по дерматоглифике ладони у нас, увы, не было. Можно еще порекомендовать недавно изданную книгу Бориса Акимова «Полная энциклопедия хиромантии», раздел о дерматоглифике в которой написан мною.

— Какими качествами должен обладать хороший хиромант (или хиролог) с Вашей точки зрения?

— Поскольку хиромантия — это работа с людьми, то специалист должен обладать некоторой устойчивостью. В основном те люди, у которых все благополучно и хорошо, к нам не приходят. А как правило приходят люди в состоянии кризисном, критическом, для решения каких-то своих внутренних вопросов. Соответственно человек, который смотрит руки, должен быть хотя бы в первом приближении психологом. Он должен знать, какие бывают люди, какие реакции можно встретить. Это то, чему обучают психологов в институте: разные люди требуют разного подхода. Во-вторых, хиролог или хиромант, изучающий руку клиента, как минимум должен обладать реальными знаниями, а не только прочитать пару книжек по хиромантии и начать практику. В-третьих, то, что мы говорим клиенту, должно ему не навредить. У врачей главным принципом лечения является «не навреди». Тот же принцип применим и к хиромантам. Не обязательно говорить клиенту все, что мы видим по руке. Вот зачем клиенту предрекают смерть в том или ином возрасте, если ты не предполагаешь никаких методов работы с такой ситуацией? Если ты не знаешь, что посоветовать человеку для изменения ситуации, зачем его программировать на негатив? Таким образом, хиромант как специалист, работающий с людьми, должен обладать определенными моральными и нравственными качествами.

— Мне думается, что в этом и есть практическая польза сообщества по хирологии, которая могла бы быть. Систематизация, документация самых разнообразных примеров, чтобы понять, в каких случаях, например, линии на руках человека изменились и с чем именно это было связано. А из этого уже можно сделать выводы и выработать определенную систему рекомендаций. Во всяком случае, попытку этого я вижу у того же канадского основателя школы хиромантии Г. Сингх Бирлы. Правда, представители этой школы подходят к клиентам с ведической точки зрения, прописывают молитвы, медитации, мантры. И отпечатки, демонстрируемые канадскими хиромантами, показывают, что в определенных случаях такой подход имеет свои результаты и линии меняются.

— Я с этим сталкивалась. Есть примеры нескольких клиентов, которые умудрились поменять негативные показатели на позитивные.

Продолжение следует.