Немецкий трактат по хиромантии XV века, переведенный на русский в XVIII веке

Алексей Шлыков / Май.19.2018. / Нет комментариев

В 1990 году в Москве удивительным тиражом в 500 000 экземпляров была издана брошюра, ставшая ныне диковинкой, — «Хиромантия (публикация памятника XVIII века из фондов Объединения «Государственный Исторический музей»)». Данная книжка, перевод и научную редакцию которого провела старший научный сотрудник отдела рукописей и старопечатных книг ОГИМ М.М. Панкова, включает в себя 104 страницы и 42 иллюстрации. Текст «Хиромантии» представляет собой публикацию памятника XVIII в. — рукописной книги, переведенной с неизвестного немецкого издания 1522 г.

В предисловии «От составителя» мы читаем, что в XVIII-XIX веках рукописные книги подобного рода, посвященные хиромантии, физиогномике или астрологии и переведенные с западных источников, являлись довольно распространенным явлением. Истинный автор данной работы XVI века, к сожалению, не известен. О самом источнике в русской рукописи лишь сказано следующее: «Аахен ноябрь 1522». И, скорее всего, исходник был написан именно на немецком языке. Понимая сильный рост интереса к хиромантии в современном обществе, Панкова, как и издатели Дебарроля в 1989 году, решила все же обезопасить себя от обвинений в ретроградстве и суеверности и отметила: «Автор данной публикации не ставил своей задачей дать руководство к применению Хиромантии. Его цель — познакомить современного читателя с одним из памятников письменности прошлого, который входил в круг чтения и отражал одну из сторон быта русского человека» (с. 4).

Текст рукописи XVIII века состоит из двух основных разделов — собственно «Хиромантии» и «Физиогномики». Для нас интерес представляет первый раздел. Безымянный автор сочинения рассматривает на страницах книги основные линии руки, значение холмов и пальцев. Среди достойных внимания, с точки зрения автора сочинения, линий речь идет о следующих:

  • «линея жизни» (линия Жизни);
  • «линея натуральная» (линия Головы);
  • «линея менсальная» (линия Сердца);
  • «рестрикта» (браслеты или Расцетты).

Упоминаются также «линея стомаховая» и «сорор, или марсовая», но без объяснений значения и локализации. Такие же ныне обязательные для рассмотрения линии, как линии Сатурна, Солнца, Меркурия называются попросту «чертами», «чертинками», т.е. считаются чем-то совершено второстепенным. Любопытно, что у некоторых из линий имелись альтернативные названия. Так, линия Жизни — это одновременно и линия Сердца (с. 9); синонимы же для «линеи менсальной» — это «линея фортуны» и «столавая линея» (с. 22). В традициях своего времени безымянный автор пишет, что длина и качество жизненной линии напрямую связаны с длительностью или краткостью жизни своего обладателя, что, конечно, на практике далеко не всегда так. Тем не менее, слабая и тонкая линия Жизни в самом деле сообщает о «противном здравии, малосилии» (с. 10). По внешнему цвету и качеству линии читателю предлагается судить, обладает ли человек «высоким разумом», «лукавством, завистью», бесстыдством и т.д. Вертикально ориентированные «отросли» от линии Жизни автор считает знаками «богатства, чести и всякого совершенства» (с. 12). «Когда же те отросли вниз… то убожество, еще же лесть и неверность от служащих и от домашних» (с. 12). Пересечения линии Жизни «чертинками» означают болезни.

Любопытны замечания автора книги о кругах на линии Жизни: «Случаются же на линее жизни пятны… одно или два, которые значат утрату глас, ежели одно будет, то одному глазу; когда ж два, то обоих. Что хотя и ретко прилучается, однако я на самом себе тое изведал. Для того что у меня были два значка, когда я лишился однаго глаза прежде. Потом, хотя нескоро, и другаго глаза свет потерял, к тому же и не без болезни» (с. 13). Нам трудно, однако, поверить, что книгу написал абсолютный слепец. Тем не менее, идея того, что точечные выпячивания близ линии Жизни означают проблемы или операции с органами круглой формы (глаза, сердце) жива в хиромантии до сих пор и порой подтверждается практикой.

Далее автор дважды повторяет тезис о взаимосвязанности астрологии и хиромантии, с чем нельзя не согласиться. С любопытством на странице 16 мы читаем, что крест на холме Юпитера, а также вертикальные линии от линии Жизни к указательному пальцу означают на женской руке «блудницу и бестыдную». А ведь это тот самый знак, что в будущем будет считаться очень хорошим! Рассуждая о линии Головы («линеи натуральной»), автор сочинения отмечает, что ее прямота, ровность и неперебитость «показует здравие изрядное и мозг здравый, благоразумие, к тому же память многокрепкую» (с. 17). При этом от длины натуральной линии также зависит продолжительность жизни, а по качеству линии предлагается также судить о силе или же немощь мозга. Часть материала книги, к сожалению, не совсем понятна: зачастую встречаются очень странные суждения, а порой и вовсе не ясно, о чем идет речь. Так, непонятно, что автор подразумевает под узелками («узолки») на линии Головы. Если имеются в виду островки, цепеобразность, то что же тогда такое пятна («пятны»), изображенные на картинках как круги и символизирующие «неприятные обычаи и бесславия»?

Размышляя о Мензальной линии (линии Сердца), немецкий хиромант пишет, что она «начинается под Меркуриевым перстом и продолжаетца до Юпитерова монса» (с. 22). Линия Сердца, доходящая до холма Юпитера, считается благоприятной, а вот заканчивающаяся между указательным и средним пальцами отмечает «убожество и внешние бедствия или утеснения объявляет» (с. 25) — вывод, который, конечно, совершенно не подтверждается на практике. «Отсутствие» линии Головы и соединение линий Сердца и Жизни, по мысли хироманта XVI века, предзнаменует лишение головы или смертельное ранение в голову. Также такой человек «никогда к желаемому концу приттить (не) может» (с. 24). Как мы понимаем, здесь речь идет о так называемой линии Симиан. Само же падение линии Сердца к линии Головы считается очень неблагоприятным (с. 30). Странно, что теперь неизвестный автор пишет, что крестик на холме Юпитера обещает «мужа щедраго правды любителя, милостива, благоговейна и всеми добродетелями украшена знаменует» (с. 23-24), ведь ранее в тексте он обозначал «блудницу».

Иллюстрации номер 26, 27 и 31 из рукописи XVIII века.

В главе о «рестрикте» содержится какая-то путаница: хотя речь, очевидно, идет о браслетах на запястье, немецкий автор в тексте, среди прочего, размышляет о безымянных линиях, по описанию очень напоминающих различные варианты линии Сатурна. Например, читаем: «Где некоторая линея прямая чрез рестрикту до монса Иовишева (холма Юпитера — А.Ш.) протяженна будет, то далеко чюждыя страна обходити и трудно во отечество притти показует» (с. 33). Вертикальные линии «от рестрикты» к холму Солнца считаются хорошим предзнаменованием (с. 35). К сожалению, описание этих вертикальных линий дано очень путанно и непоследовательно: так, вертикальная линия (линии), идущая к холму Юпитера, предрекает скитания, честь и приобретение вещей, к Меркурию — богатство, но к Сатурну — не только приобретение материальных благ, но и такие качества, как ненависть, завистливость и склонность ко злу (с. 35-36).

Читая текст сочинения далее, мы обнаруживаем разделы «О треугольнике» и «О квадрате», при этом манускрипт XVIII века завершается описанием «монсов» (холмов) и пальцев. «Триангулус или треугольник называется тое место, которое окружается тремя линеями среди ладони, а именно линеею жизни, линеею натуральною и линеею стомаховою» (с. 36). Судя по всему, «стомаховая» линия — это, возможно, нынешняя линия Меркурия. Автор книги предрекает удивительные следствия различных знаков, найденных в этом треугольнике. Так, звезда здесь знаменует жену-блудницу, крест в центре треугольника — символ «преизрядного жития и в славе умрети значит» (с. 39). Сам же по себе «триангул, у кого есть, хоть у мужа, хоть у жены — все доброе значит» (с. 40). В разделе «О квадрате» автор или переводчик вовсе запутывается, поскольку считает, что «натуральная линия» (линия Головы) «онож истол руки или менсал называется», т.е. является линией Сердца. Хотя очевидно, что речь здесь идет о прямоугольнике между линиями Головы и Сердца, т.е. о двух разных линиях. Интересно, что пребывание в этом месте креста впоследствии будет истолковываться такими хиромантами, как Кейро, как «знак мистика». По мысли же автора XVI века это был всего лишь знак «изрядного щастия в прибытках церковных. И ежели два или больше креста, то наипаче лутче» (с. 42). В разделе о холме Венеры мимоходом упоминается линия Марса, обещающая весельство «в Венериных действиях» и богатство. Вновь и вновь мы встречаем связь знаков на холме Юпитера с идеей «хождения по разным путям и по дальним странам» (с. 46). Судя по всему, здесь имеется прямая связь с астрологическим символизмом, поскольку в астрологии именно Юпитер связан с темами заграницы, далеких путешествий, иностранных языков и культур. Тем не менее, на практике о любви к странствиям рассказывает ныне, прежде всего, холм Луны.

Интересны те выражения, которыми безымянный автор трактата XVI века описал то, что в будущем назовут кольцом Юпитера: «У кого ежели от угла натуральной линеи до згибу указательного перста наискось будет черта, значит великодушна, желательна великих вещей, славы и чести, к тому ж и дерзостна» (с. 48). Кресты же на холме Юпитера (знак, не раз рассматриваемый ранее в тексте) обещают «восприятие чести и размножение достоинства» (с. 50). Причем, чем больше здесь крестов, тем лучше. Также это знак «священнического достоинства». Не пересеченная другими линиями звезда или крест на «Иовишевом монсе» — «великаго счастия знак есть или от наследствия, или от прибытков церковных» (с. 52). И опять же здесь имеется связь с астрологией, ведь Юпитер символически связан с идеологией, религией, моралью и нравственностью. На иллюстрации 27 из рукописи XVIII века мы явно видим линию Судьбы, которую автор отказывается считать чем-то большим, нежели «чертой»: «Видал я слабых и боязливых и малодушных, но ненавистливых и скупых, у коих от средняго тубера (бугра — А.Ш.) до рестрикты (браслетов — А.Ш.) будет протяженная черта (ил. 27). И иныя сказывают, что у кого та разрезанная, то когда тот попадется — или под аресты уже или там умрет или казнят» (с. 52).

Средневековое восприятие Сатурна как злой планеты, очевидно, наложило свой отпечаток на интерпретации автора трактата. Так, «скважина» (щель — А.Ш.) на холме Сатурна обозначает, по мысли автора книги, человека, не знающего покоя из-за трудовых хлопот, и даже если он бывает счастлив, то «богатства не может приобрести иль весьма мало и ретко» (с. 53). Много же «таких чертинок» означает уже жизнь трудную, нищенскую, полную работы. Необычно, что линии Солнца — автор книги не использует такого названия, это мы сейчас понимаем, что в том секторе ладони, о котором идет речь, могут располагаться только они — у хироманта XVI века связываются не с Солнцем, а с Меркурием: «Ежели от самаго сего перста (Солнца — А.Ш.) к менсальной будут малыя линейки, тоежде действуют, что у астрологов Меркурий, как то остраго и благополучнаго разума и разных наук охотника» (с. 57). Две же длинные и волнистые линии к холму Солнца означают великое счастье (с. 59). Любопытно, что нередко смысл иллюстраций не соответствует тексту: так, хотя в разделе о холме и пальце Солнца речь, что логично, идет об идущих по/к холму Солнца линиях, на соответствующей иллюстрации 31 отчего-то изображены две кривые вертикальные длинные линии, идущие, судя по всему, от холма Венеры к указательному и среднему пальцам, а вовсе не к безымянному.

Подводя итоги, можно лишь констатировать, что с помощью данной брошюры не только невозможно обучиться хиромантии, но и вовсе будет удивительным, если текст XVI века читатель сможет понять, не владея необходимой базой знаний по предмету, почерпнутой их более современных книг. Чтение этого памятника мне самому далось не легко, несмотря на плотные занятия хиромантией, поскольку часть текста осталась-таки неясной. Подобные исторические жемчужины предлагать широкому читателю не стоит, так как возникшая неразбериха и каша в голове скорее отвратят от чтения по руке, чем поощрят к дальнейшему изучению предмета.

Оставить комментарий