Обучение в Московской академии астрологии и ВШКА: сравнение

1 апреля прошлого года ваш покорный слуга решил написать статью, в которой предпринял попытку сравнения двух ведущих астрологических школ страны — Московской академии астрологии и Высшей школы классической астрологии. Несмотря на критику в необъективности и предвзятости, данная статья стала одной из самых популярных на сайте, поэтому мы можем смело сделать вывод, что заявленная тема оказалась весьма актуальной. В 2016 году мы сопоставляли обучение на 1 семестре 1 курса в обеих школах. Думается, не стоит на этом останавливаться. Сегодняшняя статья будет посвящена сравнению обучения в МАА и ВШКА на 2 семестре 1 курса.

Та давняя статья начиналась, насколько помню, с тех слов, что Михаил Левин, глава Московской академии астрологии, весьма высокомерно (или же снисходительно) ведет себя по отношению к другим школам страны. Спустя год я хотел бы добавить, что в личном общении М. Левин является приятным собеседником. Очевидно, его подача и самореклама является просто частью авторского амплуа. Хотя он и превозносит свое детище и учеников, все же контакт с иными школами и подходами в рамках Академии существует. Так, Московская академия регулярно проводит конференции, где двери открыты для всех специалистов. Пересматривая записи этих выступлений, я иногда очень радовался открытиям и лекторам, а иногда начинал краснеть от возмущения, поскольку наблюдал безграмотность некоторых выступающих (либо астрологическую, либо научную). Однако всем мил не будешь: я признаю, что мой идеал астролога — это некое сочетание и грамотность как в сфере научной, так и в сфере оккультной. Таких персоналий, увы, не столь уж много. Хотя они есть.

Но не будем далеко уходить от заявленной темы. Итак, на ринге вновь Московская академия астрологии и Высшая школа классической астрологии. Что можно заметить, если изучить материалы этих школ за второй семестр 1 курса? Во-первых, человеку, знакомому с подходом двух школ, бросается в глаза различное представление об орбисах аспектов. Это тем более любопытно, что ВШКА во многом имеет свои истоки в МАА. И в таком случае столь контрастной разницы, вроде бы, не должно было быть. Обстоятельно данную тему ваш покорный слуга осветил в отдельной статье. В общем и целом орбисы в МАА существенно превышают те значения, что используют в ВШКА. Кроме того, в рамках МАА аспект в 150 градусов рассматривается как мажорный, в то время как в ВШКА он зачислен в минорные и не столь значимые. Кто здесь прав — покажет время. Однако же вразумительного объяснения, почему в МАА используют для Солнца ошеломительный орбис в 17 градусов (для сходящегося аспекта) я так нигде пока и не встретил. Астрологи школы «так чувствуют». И здесь все упирается в отсутствие единой методологии астрологии, поскольку непонятно, как именно мы можем проверить то или иное астрологическое утверждение.

Обращает на себя внимание и несколько отличающееся структурирование материалов заочного обучения. В Московской академии астрологии мы имеем следующий план учебы (заочники):

Первый курс:

  • 1 семестр. Основы астрологии. Строение Зодиака, стихии, планеты. Планеты в стихиях, планеты в знаках, цепочки диспозиторов.
  • 2 семестр. Космограмма. Астрономия (расчеты, построение), фигуры Джонса, аспекты, интерпретация космограммы.

Второй курс:

  • 3 семестр. Дома гороскопа. Лунные узлы, планеты в домах, управители, знаки на вершинах домов. Интерпретация натальной карты.
  • 4 семестр. Методы прогноза. Транзиты. Солнечные возвращения.

Третий курс:

  • 5 семестр. Методы прогноза. Символические дирекции и Вторичные прогрессии.
  • 6 семестр. Синастрии. Ректификация. Тематические карты.

Четвертый курс:

  • 7 семестр. Хорарная астрология.
  • 8 семестр. Курс вебинаров по интерпретации натальной карты и физиогномике.

Особо отметим, что в разделе «Учебный план (программа) заочного отделения» на сайте Академии, мы не увидим подразделения семестров на курсы. Я сам проделал это разделение, исходя из структурирования на очном и дистанционном отделениях.

В рамках же ВШКА на сегодняшний день мы имеем следующую структуру обучения:

I ступень — Основы астрологии:

  • 1 семестр. Основы астрологии: знаки, планеты.
  • 2 семестр. Основы астрологии: Аспекты, конфигурации.
  • 3 семестр. Основы астрологии: Анализ и синтез космограммы. Астрономия.
  • 4 семестр. Основы астрологии: Дома.

II ступень — Методы прогнозирования:

  • 5 семестр. Методы прогнозирования: Транзиты. Затмения.
  • 6 семестр. Методы прогнозирования: Прогрессии. Возвращения планет.
  • 7 семестр. Методы прогнозирования: Дирекции и профекции.

III ступень — Специальные разделы астрологии:

  • 8 семестр. Ректификация.
  • 9 семестр. Хорарная астрология. Синастрии.

Далее поговорим об учебных материалах. Очень радует, что студентам МАА высылаются отпечатанные брошюры, написанные нынешними или бывшими преподавателями школы. Текст данных брошюр интересен, однако обращает на себя та самая проблема, о которой я писал в предыдущей сравнительной статье: материал содержит немалое число фактологических ошибок, которые за прошедшие годы давно уже было можно устранить, ведь пособие читают люди с высшим образованием (ну, я надеюсь на это). Не считаю необходимым здесь это доказывать. Приведу лишь пару примеров. В брошюре «Интерпретации космограммы» для второго семестра 1 курса (2012) М. Левин утверждает, что понятие компенсации ввел в психологию отчего-то К. Юнг. Это, конечно же, не так. Данный термин ввел в научный оборот З. Фрейд. И активно понятие компенсации разрабатывал не Юнг, а Альфред Адлер, другой ученик Фрейда. Там же Левин именует Юнга йогом, астрологом и алхимиком, что является огромной натяжкой. Юнг, безусловно, интересовался йогой, изучал труды по алхимии, составлял гороскопы. Но изучать труды по йоге и алхимии не значит быть алхимиком или йогом! Я, к примеру, могу обожать живопись и коллекционировать картины, подолгу созерцая их. Но сделает ли этот факт меня живописцем? Полагаю, ответ — нет. Поскольку брошюра «Интерпретации космограммы» является детищем пяти авторов, то на ее страницах мы видим разные подходы к интерпретации космограммы. И если Левин критикует обучение в ВШКА за отсутствие единообразия в подходе, то почему же этого единообразия нет в обучающей брошюре Академии? Материалы ВШКА также интересны и познавательны, однако раздражают сотни орфографических и пунктуационных ошибок: ну неужели, зная, что текст будут читать сотни студентов, нельзя его привести в божеский вид?

Изучая материал брошюр в МАА и ВШКА (существуют только в эл. виде), мы обнаруживаем разный подход к интерпретации линейных структур и фигур аспектов в космограмме (интерпретация наличия или отсутствия фигур в в карте). По мнению авторов брошюры «Интерпретации космограммы» (МАА), если в карте натива мы не видим фигур аспектов, то любая его деятельность «зачастую будет оканчиваться ничем» (с.4). Далее, на странице 6, мы встречаем еще один пример карты без фигур аспектов. Читаем: «Личность проявляет себя ярко и настойчиво, очень независимо. …но слабость Сатурна, отсутствие законченных фигур в карте вряд ли дадут конкретное воплощение деятельности человека». Как-то очень печально и фаталистично получается. Подход же преподавателей ВШКА, во всяком случае, А. Галицкой, заключается в следующем: если поискать, то мы всегда найдем примеры, когда в натальной карте стандартных конфигураций вроде бы нет, а результаты деятельности есть — и очень высокие результаты. Здесь можно привести пример карты Александра Белла, известного изобретателя и предпринимателя. В то же время наличие замкнутой конфигурации вовсе не гарантирует наличие достижений. Как говорит А. Галицкая, конфигурации аспектов не имеет смысла соотносить с достижениями. В подходе Академии фигуры Джонса изучают на втором семестре. В ВШКА же к этому приступают только на третьем семестре 1 курса. Отдельного рассмотрения заслуживает разный подход к цветам аспектов, однако это уже совсем другая история.

Список литературы, рекомендуемый в Московской академии астрологии на 2 семестре 1 курса:

  • В. Вайсберг, «Астрономия для астрологов» (в эл. виде);
  • «Практика построения космограммы, 1 курс,2 семестр» под ред. М. Левина и В. Вайсберга;
  • «Интерпретации космограммы, 1 курс, 2 семестр» под ред. М. Левина и Т. Митяевой;
  •  Б. Израитель, «Аспекты натальной астрологии»;
  •  Е. Бытка, «Фигуры аспектов».

Список литературы, рекомендуемый в ВШКА:

  • Методическое пособие “Аспекты натальной астрологии” под ред. Б.З. Израителя;
  • Методическое пособие Н.Ю. Маркиной по теме “Аспекты”;
  • Методическое пособие для I курса II семестра;
  • Методическое пособие по интерпретации аспектов пар планет.

В качестве дополнительной литературы по этой теме в ВШКА рекомендуются к прочтению:

  • Ш. Шихвердиев, «Минорные аспекты»;
  • М. Марч, Дж. Мак-Эверс, «Лучший способ выучить астрологию», тома 1 и 2;
  • Ф. Величко, «Энциклопедия важнейших аспектов»;
  • А. Подводный, «Психология и Астрология», том 3 (Аспекты).

Интересно отметить следующий момент, который ваш покорный слуга обсуждал с М. Левиным в предыдущей статье о ВШКА и МАА. Тогда глава Академии Михаил Левин писал, что задача школы — это обучить студентов одному конкретному подходу, взглядам преподавателей именно этой школы, безо всяких вариаций: «У нас рекомендуют литературу нашей школы, потому что это ШКОЛА. Мы учим своему подходу. Скажу честно: на первом курсе мы не рекомендуем читать другую литературу. Книг по астрологии масса и пишет их кто попало. Студент, не выработавший прочной позиции в астрологии, запутается в массе противоречивых мнений. Поэтому мы сначала даём студенту возможность выработать точку опоры, набраться опыта, а уже на третьем курсе они смогут отличить, где серьёзный текст, а где кое-как слепленная халтура. Но мы не запрещаем читать литературу других школ и направлений». Точка зрения М. Левина хорошо понятна, однако это в самом деле задача именно школы — научить учеников под одну гребенку единому подходу. Задача же высшего учебного заведения (и тем более академии), — как это нам говорили в университете, — научить мыслить студентов самостоятельно, научить их аргументированно дискутировать со своими преподавателями, совместно приближаясь к истине. Потому что даже самый опытный всегда имеет шанс ошибиться, не увидеть очевидного. Забавно, что Высшая школа классической астрологии как раз отличается плюрализмом мнений и подходов, а Московская академия астрологии, позиционирующая себя как высшее астрологическое учебное заведение, напротив, старается не отступать от четко установленной в обучении генеральной линии, восходящей к позиции М. Левина. По идее, все должно было быть наоборот. Беспрекословно слушаются всего, что скажут, именно в школе, а думают своей головой уже в вузе.

Чтобы как-то подытожить данный материал, отметим, что и той, и другой школе есть чем гордится. В рядах выпускников обеих школ есть талантливые астрологи. Обе школы регулярно проводят свои конференции. Но также в обеих школах есть студенты, которые недовольны качеством преподавания. Да-да, я это говорю не понаслышке, а потому, что сам это выслушивал. Среди минусов у таких больших школ можно назвать нехватку живого общения, некоего приватного чата «для своих», что, конечно, куда как проще воплотить в жизнь, когда речь идет не о сотнях, а о десятках студентов. Обучение в больших астрологических школах всегда во многом формально. Ответы на вопросы приходят не всегда оперативно. А если оперативно, то часто студент по почте получает какой-то набор шаблонных ответов. К слову сказать, это чаще встречается при дистанционном обучении в МАА, нежели в ВШКА.