Осмысление теории кармы. Ретроспектива

karma

Вся восточная философия объединена темой реинкарнации и кармы. Карма — ее краеугольный камень. Но сколько философских течений, столько существует и взглядов на это явление. Принимая за аксиому реальность бессмертного духа и реинкарнации, предпримем попытку сориентироваться в эволюции представлений о законе кармы и постараемся прийти к своим выводам о неком фактическом положении дел. Главная проблема, конечно, кроется в том, что все нижеследующее будет обсуждением сугубо философских умозаключений, ведь чтобы проверить адекватность понимания закона кармы, само его существование, вывести объективные закономерности, необходимо хорошо помнить свои прошлые жизни, с чем у большинства людей большие проблемы. Несмотря на это, за многие века накоплен колоссальный опыт людей, которые помнят свое прошлое в других телах и ролях. В XX веке к ним присоединились десятки и сотни исследователей и психотерапевтов, которые проводили регрессии в прошлое своих пациентов. Обнаружение инцидентов в прошлом разрешало проблемы в настоящем, так что данный опыт также является важным аргументом в пользу реальности обсуждаемой темы. Тем не менее, нам придется довериться духовным авторитетам, современным исследователям и своей логике.

Современный взгляд на предмет кармы крайне неоднороден. С каждым годом появляется все больше книг, в названии которых фигурирует термин «карма». Мы слышим это слово в популярных песнях, из уст героев фильмов. Появляются даже книги с заглавиями «анти-карма». В связи с этим давайте сделаем краткий экскурс в историю темы и посмотрим, как менялись представления о карме на протяжении обозримой истории. В этом нам поможет исследование индолога и философа Марии Николаевой «Власть кармы: непрерывное перевоплощение. История идеи» (2005).

Понятие кармы в Древней Индии не было жестко обусловлено системой, в рамках которой оно возникло, и поэтому впоследствии позволяло обосновывать многие другие системы. Все индийские учения, объединявшие мир, пользовались ссылкой на закон кармы, придавая различные вариации механизму его действия. Исключением является только школа локаяты, отказавшаяся принять доктрину кармы. Считается, что древнейшими индийскими текстами являются четыре «Веды», созданные, как сейчас считается, в середине II тысячелетия до н.э. Веды не проводили четкой границы между людьми и богами: и те, и другие пребывали в круговороте перерождений и подвергались воздействию кармы. Хорошая или плохая карма, которую создал человек в течение жизни, всегда остается с ним. Кармой же определяется судьба человека. Буквально слово «карма» переводится как действие и употреблялось для обозначения процесса воздаяния за совершенные человеком деяния.

В «Упанишадах» (создавались в промежуток времени от VIII в. до н.э. до Средневековья включительно), называющихся завершением «Вед» (Ведантой), которые являются философскими текстами, толковавшими «Веды», складывается представление о порядке переселения душ. Согласно «Упанишадам», поднимется ли душа по ступеням, ведущим от низших видов до небожителй, или же опустится, зависит от ее кармы. Все связано с тем, куда человек направит свою волю. Хорошая карма напрямую была связана с прижизненными деяниями человека в форме неизбежного подношения богам. Строгое исполнение своего религиозного долга ведет, по закону кармы, к воздаянию в следующем рождении. Закон кармы в «Упанишадах» представляется как закон сохранения моральной энергии. Попытки обойти закон кармы тщетны. После смерти человек продолжает свое существование сообразно итогу собственных поступков. Освободиться от кармы можно только путем социального служения. К цепи рождения и смерти его привязывает не действие как таковое, а действие эгоистическое.

Несколько позднее «Вед» были созданы эпические поэмы «Рамаяна» и «Махабхарата». В «Бхагаватгите» (созданной где-то в середине I тысячелетия до н.э.), являющейся добавлением к «Махабхарате», утверждается мысль о равноценности пути знания «джняна», пути бескорыстного действия (карма) и пути любви и преданности божеству (бхакти), которая весьма далека от классического брахманизма. Действие способно улучшать, если так можно сказать, качество всякого существа. В «Махабхарате» констатируется, что какие бы человек ни совершал дела в прежних воплощениях, он невольно вкусит плоды их всех. Согласно сюжету «Бхагаватгиты», царевич Арджуна, опечаленный неизбежностью человеческих жертв в предстоящей битве с врагами, выслушивает откровение своего возницы Кришны, который является воплощением самого Бога. Кришна объясняет, что все космическое проявление полно разнообразной деятельности — кармы, и все живые существа вовлечены в нее под управлением бога. В своих грандиозных планах Кришна уже «убил» всех противников Арджуны прежде, чем они пришли на поле боя. Поэтому ему остается лишь служить орудием возмездия в руках Бога, пожелавшего избавить мир от скопища порочных людей. Согласно учению Кришны, бескорыстные действия приобретают окраску жертвенности, а незаинтересованность в результате есть истинное самоотречение, поэтому исполнение воинского долга оказывается высшей формой аскезы. Здесь прослеживается весь путь индуизма: от ведийских жертвоприношений к ведантическому пониманию и далее — к освобождению через служение личному богу.

инд.аскет

После завершения «Махабхараты» начинается период классической индуистской философии, представленной различными школами. Все они являются лишь более поздним осмыслением древних знаний и в целом подразделяются на те, что признают Веды (астика), и те, что основаны на независимых концепциях, хотя и выработанных в полемике с Ведами (настика). К последним принадлежат джайнизм и буддизм.

Представления о карме, судьбе и реинкарнации обрели интересный колорит в возникшей около VI в. до н.э. школе адживиков, которую отличал крайний фатализм. Адживики считали, что все явления природы и человека предопределены. Карма формально понималась ими не как воздаяние за грехи или добрые дела, а выражение естественного круговорота вещей. На нее невозможно воздействовать, а память о прошлых рождениях есть всего лишь абсурд.

Джайнизм возник в тот же период интеллектуального брожения, когда сформировались и другие течения, не признававшие безоговорочно авторитет Вед (речь идет о VI веке до н.э.). Джайнское представление о карме не вполне фаталистично, так как, в отличие от воззрений адживиков, оставляет место некоторой свободе воли. Тем самым живое существо может противостоять кармической ситуации и достичь в конечном счете свободы от кармы. Путь к освобождению предполагает обретение «трех сокровищ»: правильного воззрения, правильного познания и правильного поведения. Таким образом преодолеваются гибельные страсти и желания, достигается отрешенность и исчерпывается кармическое воздаяние. По мнению джайнов, в результате каждого поступка к человеку прилипают частицы особого кармического вещества, образующие некое кармическое тело (кармана шарира), имеющееся у всех людей, не достигших освобождения. Судьба человека и обстоятельства его будущих рождений определяются в основном свойствами и количеством карм, содержащихся в кармическом теле. Кармическая материя задерживает излучение души и не покидает душу до ее окончательного освобождения.

Возникший примерно в то же время буддизм, подобно «Упанишадам», признает перерождение и закон кармы, однако вносит в обе концепции существенные отличия. С точки зрения буддистов, карма — это ментальный импульс, или побуждение, и то, что им порождено. Существуют три вида кармы, относящиеся к мышлению, речи и телесным действиям. Абсолютное препятствие для кармы возникает лишь при обретении прибежища в буддизме, то есть интеллектуального принятия истины страдания. Тогда все действия, ведущие к дурным формам существования, окончательно остаются позади, будучи заблокированными. Индивид просто выходит за пределы той сферы, где эти действия способны приносить плоды.

На основе индуистской и буддийской традиций около I в. н.э. возник тантризм (см. Мэла Томпсона, «Восточная философия»), согласно которому карма — это сансара, т.е. круг рождения, жизни, смерти, затем нового рождения и так далее до бесконечности. Бытие — это извечное переплетение условий, порождающих другие условия. Пребывать в силках сансары — значит обрекать себя на бесконечное повторение одной и той же кармической матрицы. Мастера тантры постоянно ищут выход из круговорота сансары, сжигая кармические семена будущих воплощений. В тантризме огромна роль учителя: считается, что практика тантра-йоги, не освещенная милостью гуру (инициацией), подобна сизифову труду. С точки зрения тантризма, основной целью человеческого выбора следует признать разрушение кармических предрасположенностей, которые обусловлены подсознательными поведенческими моделями, предлагаемыми самой жизнью. У человека всегда есть выбор освободиться от кармической зависимости. Восприятия человека обусловлены его кармой. Мысли и поступки человека, по мнению тантристов, всегда выбирают путь наименьшего сопротивления, они предопределены энергетической матрицей тонкого тела. Для преодоления этого нужно изменить свои кармические привычки и направить должным образом движение жизненной силы в теле, в чем поможет пробуждение Кундалини.

Понятие кармы на протяжении последующих веков и вплоть до настоящего времени продолжало плодотворно развиваться, и в настоящий момент мы имеем целый спектр значений, определений и мнений. Однако изучение этих многообразных толкований и оттенков в толковании  — тема уже для другого исследования.