Рецензия на книгу С. Савоськина «Чтение по руке для начинающих»

савоськин-1

В 2014 году в издательстве «Эксмо» была издана книга Сергея Савоськина «Чтение по руке для начинающих» в объеме 96 страниц. Книга стала основой  для последующего издания более полной работы, отчасти содержащей тот же текст, сразу опубликованной под двумя разными обложками и заглавиями: «Чтение по руке. Новый взгляд на хиромантию» (в соавт. с Н. Барановой; 240 с.) и «Хиромантия: чтение по руке» (в соавт. с Н. Барановой; 240 с.). Зачем издавать по сути одну и ту же книгу под тремя разными обложками? — вопрос не ко мне. Автор рецензируемой нами работы является белорусским хирологом (так любят себя именовать современные хироманты, осознанно уходя от тематики «гаданий» к большей наукоемкости). Среди коллег он известен своей любовью к спорам и исследованиям. Регулярно участвует в хирологических конференциях.

Сам Сергей Савоськин пишет, что первоначально пришел в хирологию как скептик, желающий опровергнуть ее тезисы, что, впрочем, не особо получилось. Тем не менее, любовь к дискуссиям и доказыванию своей точки зрения у автора осталась, что является одновременно и достоинством, и недостатком данной книги. Лично для меня работа белорусского хироманта интересна тем, что автор явно не любит авторитетов, как будто не уважает многих своих коллег по цеху (отпуская в разных местах книги ироничные и ехидные замечания в их адрес и хвалебные в свой), желает все осмыслить и переиначить по-своему. Такая самостоятельность мышления достойна уважения.

В книге содержатся интересные авторские наблюдения, однако самолюбование автора имеет и свои очевидные минусы: слишком поспешно обвиняя окружающих хиромантов в заскорузлости, желая всех вывести на чистую воду, Савоськин раз за разом совершает очень странные на мой взгляд теоретические ошибки, которые заметны даже новичкам в науке чтения руки. Такие ошибки — результат самообмана или досадных типографских ошибок? (Об ошибках и неточностях поговорим далее.) В позиции молодого хироманта из Минска я узнаю сам себя, поскольку разделяю любовь к пересмотру традиций с позиции новейших достижений науки и сам склонен к ироничности по отношению к безусловной непогрешимости авторитетов. Но все же, опровергая все и вся, должную критичность нужно проявлять и по отношению к своей собственной позиции. Как завещал нам известный философ и «гуру» современного движения скептиков Карл Поппер — снова и снова проверяй свою собственную теорию на прочность, т.к наверняка в ней найдутся недостатки и слабые места.

Приведу сначала некоторые характерные моменты из книги Савоськина, чтобы проиллюстрировать его позицию: «Как автор, я рад, что у меня есть возможность изложить основы хиромантии, поскольку в общедоступной литературе основные темы раскрыты очень поверхностно или не раскрыты вовсе» (с.5). Это  — самое начало книги — и уже откровенная неправда. В статье «Издания по хиромантии на русском языке», специально посвященной изданной за последние годы на русском языке литературе по данной тематике, я привел довольно немаленький и далеко не полный список наиболее известных изданий, снабдив свой перечень системой рейтинга. Как можно увидеть, хорошая литература по хиромантии есть — как для новичков, так и для профессионалов. Таким образом, книга Савоськина стала, увы, лишь каплей в море среди сотен других книг по той же тематике.

А если бы Савоськин, предположим на секундочку, оказался прав — и достойной литературы по основам хиромантии в нашей стране не оказалось, — то каким образом автор собирается раскрыть все многообразие и глубину хиромантии всего лишь на 96 страницах? Хотел этого автор или не хотел, но фактически он сам вынужден быть поверхностным, поскольку глубоко изложить основы хиромантии на 96 страницах — задача почти что невозможная. Я оставляю здесь «почти», потому что всегда нужно оставлять шанс того, что найдется однажды гений, который сможет это воплотить в реальности. На 8 и 9-й страницах, в главе первой Савоськин очень кратко обсуждает хорошую литературу по хиромантии, особо отмечая заслуги Г. Бенхама, Э. Фитцгерберта, Сен-Жермена и Г. Хюрлиманн. Однако такого корифея хиромантии как Гертруда Хюрлиманн он почему-то считает мужчиной. Виной тому российские издатели, которые почему-то перевели ее имя и фамилию как «Гертруд Хюрлиманн». Однако опытный специалист и исследователь уж наверняка знает, кто это такая и какого пола. Вроде бы мелочи, но о чем-то говорящие.

Далее, рассуждая о ладонях Воды и Воздуха, Савоськин почему-то их меняет местами, считая, что квадратная ладонь и длинные пальцы — это признаки Воды (с.19). Он самоуверенно заявляет, что исправил многолетнюю ошибку, раскрыв всем глаза на «реальное положение дел». Однако автор не объясняет, как же он пришел к своему выводу и не замечает своей же логической ошибки. Так, он сам пишет, что «люди Воды» любят анализировать и оценивать отношения, часто являясь психологами, писателями, постоянно накапливающими знания. Однако это все — скорее уж признаки сильного рацио, а не эмоций, т.е. Воздуха! В разделе о «Воздухе» Савоськин пишет, что модели (речь идет о профессии) — это «Воздух, повернувший не туда». Не хочется указывать незнакомому мне человеку, что не ему судить, туда или не туда повернул Воздух или что-то еще. Однако, наблюдая ладони девушек-моделей, я видел, что это гораздо чаще Вода и что девушки идут на подиум, как я предполагаю, потому что хотят восхищения, хотят быть красивыми, ими движет сильная любовь к эстетике и искусству. Это — признаки Воды. Эти ценности не особо похожи на сложные отвлеченные идеалы и логические конструкции сильного рацио, интеллекта, т.е. Воздуха. Сам же автор пишет: «В классической теории люди Воздуха — это священники, мудрецы» (с.21). Ценности индустрии моды и глянца, жажда публики — это явно не темы рацио, как я полагаю. Хотя добавлю, что наверняка бывают священники и с руками Воды, поскольку к религии каждый может прийти разными способами. Ведь сильная Вода — это сильные эмпатия и сопереживание.

На пятой странице Савоськин предваряет свою работу радостным и гордым утверждением: «…в главе про стихии мне довелось исправить многолетнюю ошибку тех, кто бездумно переписывает чужие книги: авторы многих трудов по хиромантии буквально путали описание руки Воды и Воздуха». И как же автор такого «фундаментального открытия» объяснит тот факт, что у большинства женщин руки имеют вытянутую форму и длинные пальцы? Ведь по его классификации — это признаки руки Воздуха. А между тем прекрасную половину человечества отличают, прежде всего, высокая эмоциональность, сильная эмпатия и нацеленность на отношения (свойства Воды).

Для начинающего хироманта книга будет полезной, т.к. вкратце затрагивает основные темы хиромантии. В то же время в ней наблюдается перекос в сторону хирогномии (учения о формах рук). Собственно изучение линий начинается только с 61 страницы (и продолжается по 87-ю). Любопытны и нестандартны рассуждения о разнице левой и правой руки. Актуальны советы для хиромантов-новичков: не стоит проявлять «героизм», делая вид, что всегда все знаешь; рекомендуется перечислять клиенту не одно, а несколько значений параметра или знака, внимательно слушая «обратную связь» клиента; рекомендуется уделять внимание самым «простым» и очевидным знакам, а не специфическим, чтобы набираться опыта и статистики; также хорошо было бы завести архив с фотографиями ладоней. Вместе с тем для книги такого широкого формата, в котором была опубликована его работа (и учитывая мелованную бумагу), было бы гораздо лучше, если бы Савоськин научился работать с отпечатками ладоней, а не их фотографиями, поскольку при типографской печати отпечатки и линии на них видны очень хорошо. Чего, однако, не скажешь о фотографиях ладоней.

савоськин-2

В отличие от автора, раздел о стихиях я считаю не очень удачным. Другое дело — раздел о пальцах, который отличается обилием фотографий. В данном случае большой формат книги оказался очень кстати, позволив уделить внимание как снимкам общего вида, так и различным вариантам наклонов и длины пальцев. Мне понравилось, что применительно, допустим, к безымянному пальцу Сергей Савоськин выделяет два варианта наклона к пальцу Сатурна — легкий и сильный, имеющие различные интерпретации. Данное разделение вполне логично и имеет смысл, хотя сами интерпретации довольно кратки и поверхностны (с.37-38). На странице 36 автор замечает, что «безымянный палец чаще всего длиннее указательного у мужчин. Типичный образ мачо и голливудского героя — это мужчина с явно преобладающим безымянным пальцем». Это любопытное наблюдение, с которым в общем можно согласиться. Хотя отмечу, что, возможно, статистика Савоськина может быть не совсем корректной, поскольку основана на анализе рук его клиентуры (или же нет? источники таких выводов, к сожалению, не указаны). А ведь часто клиентами хиромантов становятся люди не стандартные: творческие мужчины (и потому с сильно выраженными «иньскими» энергиями) и, допустим, активно утверждающие себя в бизнесе женщины (обладательницы выраженной «янской» энергии). Здесь важна статистика самых разных исследователей в комплексе.

Вслед за Эндрю Фитцгербертом Савоськин уделяет особое внимание мизинцу как индикатору сексуальной зрелости и самооценки (с.41), не говоря, конечно, что это не его собственное открытие. Интересное соображение высказано по поводу низкой посадки этого пальца почему-то именно у женщин: «К сожалению, во взрослом возрасте низкая посадка мизинца очень часто является ключевым препятствием для счастливой супружеской жизни. Зачастую такая женщина пытается компенсировать сексуальную закрепощенность из детства несколько распущенным поведением» (с.44). А как же проявляется низкая посадка мизинца с возрастом у мужчин? Этот вопрос тоже следовало бы рассмотреть.

В отношении холмов ладони Сергей Савоськин придерживается такого же разделения, которое мы можем увидеть, к примеру, у Гертруды Хюрлиманн. Холм Луны, также, как и она, он разбивает на две части, определив в нижней его части холм Урана, среди основных значений которого — мистические знания. Между холмом Луны и Венеры от теперь уже традиционно помещает холм Нептуна. Правда, в отличие от Хюрлиманн, от не захотел размещать на ладони холм Плутона, отдав предпочтение традиционному холму Марса негативного. При этом было бы неплохо осветить вопрос, отчего один из холмов Марса является «позитивным», а второй — «негативным»? В чем выражаются эти позитивность и негативность? Здесь стоит отметить, что у разных авторов мнения относительно того, какой же из холмов Марса негативный, а какой — позитивный, различаются.

Обилие иллюстраций — несомненный плюс. Однако в книге не так уж мало опечаток. В частности, в разделе о знаках детей вместо вертикальных линеек на холме Меркурия прорисованы горизонтальные. вертикальные же линии на холме Венеры изображены столь далеко от большого пальца, что уже не могут считаться линиями детей. В работе Савоськина содержатся довольно емкие цитаты, говорящие о том, что автор старался подойти к изложению материала философски, что в целом мне импонирует. Приведу здесь парочку из них: «На протяжении всей жизни линии на ладони человека претерпевают изменения подобно ветвям растения. Они могут исчезать и появляться, болеть или расцветать, также менять цвет и текстуру. Например, если человек из-за пережитого стресса кардинально меняет свое отношение к чему-либо, линии на его ладонях также могут сильно измениться буквально за одну ночь» (с.61). «Человек — сложное динамичное существо, наделенное всеми энергиями мироздания, и линии показывают степень его внутреннего баланса и гармонии. В определенном смысле линии — это проекция всей вселенной, а руки каждого человека — его космический паспорт!» (с.62)

Автор «Чтения по руке для начинающих» явно любит нововведения и некий драматизм. Так, Линию Меркурия он окрестил почему-то Линией Тьмы, не дав этому разъяснений (с.62). Линию же Солнца он называет Линией Света (с.86). Савоськин доказывает, что Линия Интуиции — это та же Линия Меркурия (с.63), с чем многие его коллеги не согласятся. В целом же разбор вариантов Линий Меркурия интересен, хотя и спорен. Самой информативной изо всех линий Савоськин признает Линию Сердца. Однако, к сожалению, раздел о Линии Сердца содержит грубые ошибки. Справедливо признавая, что Линия Сердца говорит о темпераменте, эмоциональном здоровье, сексуальных предпочтениях и умении человека доверять, автор книги не делает разницы между прямой и изогнутой Линиями Сердца — а это несет с собой массу ошибок. Так, он пишет, что в случае с прямой длинной горизонтальной Линией Сердца человек желает «эмоционального самовыражения» (с.67), что является смелым заявлением, ведь на практике такие люди наоборот «придерживают» свои эмоции и терпеть не могут устраивать на людях сцен. Неверно и следующее утверждение: в случае, когда Линия Сердца оканчивается на уровне среднего пальца, люди «стремятся испытывать возвышенные, глубокие чувства», при этом не являясь слишком эмоциональными. Такая формулировка откровенно неудачна и явно ошибочна. Может быть, в каких-то случаях в глубине души это и так, но на практике все выглядит иначе: в случае короткой Линии Сердца, завершающейся на холме или же под холмом Сатурна, человек проявляет себя в отношениях  расчетливо и прагматично, нацелен более на секс и материальные блага, чем на возвышенные идеалы и любовь. «Рай с милым и в шалаше» — это не лозунг людей с такой Линией Сердца. Странное дело, но Савоськин вроде бы об этом знает: он признает, что люди с Линией Сердца, оканчивающейся у среднего пальца, «подходят к отношениям слишком продуманно и осторожно», однако говорит об этом только уже через две страницы после соответствующего подраздела (с.67). Общие же рассуждения о закономерностях в отношении Лини Сердца на с.68, тем не менее, верны. Как автор умудряется писать по большей части верные вещи, но время от времени грубо ошибаться, не совсем понятно. Неужели причиной тому — сугубо досадные опечатки? Слабо верится.

Интерес представляют интерпретации Савоськиным определенных знаков и конфигураций с позиции психологии. Так, анализируя расстояние между Линиями Головы и Жизни, автор пишет следующее о случае, когда присутствует большое расстояние между ними: «У женщин подобное размещение линий на руке говорит о слабом влиянии отца в детском возрасте, и полном его отсутствии. У мужчин, соответственно, это слабое влияние матери» (с.74). По поводу же долгого соединения этих линий он пишет: «Скорее всего, у обладателя таких линий с детства присутствует слишком сильное покровительство со стороны матери, что впоследствии не лучшим образом отразилось на его характере и привело к несамостоятельности» (с.75).

Подытоживая данную рецензию, можно сказать, что книга Савоськина интересна самостоятельностью мышления автора и может быть полезной для изучающих хиромантию, однако по этой же причине книга может и запутать. Однако по сравнению с обилием менее качественных книг по данной тематике работа Савоськина смотрится выигрышно. Ей можно поставить твердую четверку, недоумевая, впрочем, о причине немалого количества странных ошибок в тексте.