Состояние счастья и жизненный сценарий

Алексей Шлыков / Май.17.2017. / Нет комментариев

Сегодня мы продолжаем диалоги с эниологом Ириной Ерофеевой, чтобы прояснить для себя темы счастья, жизненного сценария и судьбы — те вопросы, ответы на которые жаждет получить почти каждый человек, однажды побывавший у астролога или хироманта.

А.: Я хотел бы начать наш разговор с реального или кажущегося парадокса. Между чем и чем? Астрологи, хироманты, гадатели предсказывают людям будущее, чтобы они могли, как предполагается, обойти, изменить неблагоприятные моменты своей жизни и по максимуму использовать удачные, сильные стороны, чтобы прийти к счастью и успеху. Но если изучить глубже истории людей, то мы увидим, что есть вещи, которые вообще никак нельзя обойти, они, как кажется, являются смыслообразующими, но порой воспринимаются с обычной точки зрения как истории печальные: несчастные случаи, провалы, неудачи. И в связи с этим возникает вопрос о сценарии судьбы. Что это такое? Что доступно пересмотру, изменению? Зачем сценарий нужен и в какой степени мы можем на него повлиять? И вообще нужно ли пытаться это сделать?

И.: Чаще всего человек приходит к астрологу и гадателю в поисках судьбы более лучшей, чем та, что у него есть на данный момент. Мы считаем, что достойны лучшего, хотим более простой и легкой жизни. И мало какой человек хочет прожить свою жизнь с более драматичными и жесткими событиями, чем те, что есть сейчас, забывая о том, что более легкие планы и менее драматичные события обычно не столь сильно меняют нас, наше осознание. Даже зная это, человек в рамках своего сценария не хочет выбирать более тяжелую судьбу.

А.: У меня сразу наводящий вопрос. Люди считают, что живут ради счастья. Они стремятся к счастью и с помощью астролога или хироманта хотят найти наиболее короткие пути его достижения. Но если посмотреть со стороны сценария судьбы, мы, как кажется, приходим в эту жизнь вовсе не ради счастья.

И.: Счастье само по себе является хорошим показателем того, насколько мы гармоничны. Оно настолько индивидуально и настолько обусловлено, что когда мы являемся сами собой, когда мы преодолеваем что-то или наоборот отдыхаем от преодоления, развиваемся в верном направлении, то счастье является базовым состоянием. Состояние счастья как индикатор показывает, насколько мы верно действуем в отношении окружающей нас вселенной, насколько мы являемся неотделенными от нее. Если смотреть с точки зрения жизненных испытаний, то можно и в эпицентре жизненной бури испытывать это счастье, чувствуя, что происходящее идет нам на пользу.

А.: Ну а на практике ты часто это наблюдала? Ведь по факту, если мы понимаем все это так, что мы приходим в эту жизнь ради изменения качества себя, ради перемен в себе, в своей личности, характере… Насколько часто мы можем увидеть человека, переживающего тяжелую ломку и смену характера, который в этот момент счастлив? Я ни разу такого не видел и даже не слышал о таких случаях.

И.: То, о чем мы говорим, находится в рамках человеческой жизни. Всякий раз, когда человек испытывает это безусловное счастье, он испытывает его на грани человеческой природы. Счастье он чувствует той своей частью, которая не подлежит исправлениям и изменениям. Счастье — это соединение момента «я» с моментом «Бог». Можно сказать, что счастье — это некая целостность переживаемого. Это никак не связано с отвлеченной безмятежностью. Счастье можно переживать как в состоянии покоя, так и в моменты жизненных невзгод.

У человека есть расчет, «рефлекс» желания счастья. И имеет место некий расчет, что если в жизни не будет кризисов, боли, болезней, то человек будет счастлив, но это не так. Уклоняясь от невзгод судьбы, человек ищет стабильности, но не это ведет к счастью.

А.: Ну, тематика счастья — это отдельная большая тема. Я специально изучаю современные представления психологов о счастье и могу выделить несколько базовых представлений о нем. По мнению Чиксентмихайи, переживание счастья — это переживание состояния потока, когда человек как будто находится в гармонии с самим собой и окружающим. По Маслоу, счастье — это ситуация, когда человек реализовал не только свои базовые, но и высшие потребности, в частности, потребность в самоактуализации — желание социального раскрытия своего потенциала. Примерно те же взгляды на счастье имел и Эрих Фромм. Насколько я сейчас понимаю, с точки зрения многих современных психологов, понятие переживания счастья включает в себя пребывание в процессе некой деятельности, которую человек считает очень важной.

И.: Это нормально с той точки зрения, что вселенная вокруг нас находится в постоянном движении. Вселенная каким-то образом действует по отношению к человеку. Если это не будет уравновешено каким-то действием изнутри индивидуума по отношению к ней, то это по-любому не будет счастьем. Мы стремимся гармонизировать то, что сделано нам, тем, что направляем вовне.

А.: Я эту идею понимаю. И человек с западным мышлением легко примет такую позицию. Но ведь есть на Востоке целые направления философской мысли, когда люди полагают, что истинное счастье — это выход из колеса Сансары и что нужно положить свою жизнь именно на это, а не жить, фактически, человеческой жизнью, ограничивать себя и т.д.

И.: Скажем так. Наверняка есть люди, которые на законном основании могут стремиться к этой цели. Это те люди, что уже получили разнообразные достижения во всех остальных направлениях человеческого существования. Но чаще всего в западном мире тот человек, который не оказался способным проявить свои таланты, первым «бежит» из Колеса Сансары. Такой человек как раз не ощутил счастья жизни, не ощутил, ради чего же он сюда, в эту игру, вошел. Не обретя себя, будучи потерянным, оскорбленным или обиженным на жизнь, чувствуя себя в ловушке, такой человек стремится выйти из череды воплощений и этой конкретной жизни. Но надо понять, что счастье, которое находится вне жизни, вне Колеса Сансары, — оно другое. Фактически мы отказываемся добровольно от него именно для того, чтобы прийти сюда, в человеческую жизнь. Для того чтобы прийти сюда, мы отказываемся от своей целостности, безмятежности, всевозможных балансирующих нас вещей, чтобы переживать эти жизненные бури.

А.: Думаю, можно сказать так, что среди «продвиженцев» всегда присутствует значительная часть тех, кто просто убегает от жизни и не отдает себе в этом отчета.

И.: Конечно, конечно. Я не могу говорить за восточную цивилизацию, потому что я не ее представитель. Полагаю, что у нас слишком большая разница в мышлении и культурах. Но в западной цивилизации я наблюдаю большое количество людей, которых с той же западной точки зрения можно назвать лузерами. И вот они стараются убежать из череды реинкарнаций, кидаются наутек, потому что не справляются с жизнью. Или, если говорить более объективно, считают, что не справляются. Те жизненные невзгоды, что нам встречаются, закаляют нас. До тех пор, пока мы не уходим в отрицание, не хотим более с этим сталкиваться. Тогда начинается стучание кулачками по двери и крики «Выпустите меня отсюда!» И начинаются поиски счастья вне жизни. Но так как переживание счастья связано с телом, то искомого жизненного счастья вне Колеса Сансары мы там не почувствуем. Надо быть готовым к тому, что оно там другое.

А.: Я хотел бы вернуться к теме цели сценария. Как с позиции эниокорректора это выглядит? Ради чего существуют жизненные сценарии, насколько существенно они могут меняться? В чем смысл сценария?

И.: Под термином «жизненный сценарий» можно описать несколько вещей. Во-первых, у нас есть та программа-минимум, с которой мы приходим. Ее мы осознаем и продумываем еще до того, как приходим в эту жизнь. Речь идет о плане неких корневых моментов, что будут с нами происходить. Это огрубленный костяк нашей жизни. Учитывая предназначение, способности, что мы хотим развивать и недостатки, что хотим скорректировать, мы берем на себя те жизненные моменты, в связи с которыми мы будем переживать определенный опыт. Сценарий, во-вторых, описывает и те условия, что мы для себя выбираем: семью, ближайшее окружение, города, где мы будем находиться. Какие-то тонкие моменты, более подвижные части нашего плана могут меняться. Однако неизменными остаются как тот тип людей, что мы будем встречать на своем пути, так и основные поступки, что будем совершать, способности, что будем развивать и цели, которых мы хотим от всего этого.

А.: Может же быть так, что человек уверен, будто пришел в эту жизнь ради задачи стать миллионером и купить себе яхту, а на самом деле он пришел сюда ради опыта переживания очень жесткой кризисной ситуации, когда его убьют на войне, к примеру, в возрасте 35 лет…

И.: На самом деле это не может звучать вот так: я пришел быть миллионером. Как минимум, это будет звучать следующим образом: я пришел, чтобы развивать способность управлять большим потоком своего изобилия. Это способность контролировать большие пространства, значительные денежные суммы, управлять людьми и нести ответственность за тех, кто это не умеет и т.д. Никто сюда не приходит из-за того, чтобы просто быть миллионером. Или человек мог прийти сюда, чтобы иметь все эти блага, но при этом быть способным сохранять настоящую скромность, уметь ценить людей не за деньги, распознавать людей не корыстных, при сложных обстоятельствах и денежных искушениях иметь настоящих друзей и т.д.

А.: Я понимаю, о чем ты говоришь, но хотел бы сделать акцент на ином. Вспоминая одну свою знакомую Анну Тишинскую, которая была очень ярким и успешным человеком, создавшим креативное агентство «Море», активисткой в нескольких организациях, которую ценили, наверное, все вокруг. Она была человеком, который был открыт миру, смотрела на него широко, интересовалась йогой и различными духовными практиками. А в итоге она в возрасте 27 лет погибла в авиакатастрофе. И вот я думаю, что такой финал не может быть случайным. Или такие случайные обрывы сценария могут быть?

И.: Мне кажется, уже с любых точек зрения это не случайность. Не знаю, остались ли еще на нашей планете такие люди, что не видят участия Вселенной в происходящем вокруг… В связи с тем, что ты описал, у меня есть ощущение, что человек просто ушел, поскольку способная девушка выполнила свой сценарий быстрее, чем могло бы быть. Она выполнила задуманное и ушла в нечто совсем иное. Бывает и так. Есть такие талантливые люди, про которых говорят: он жил слишком бурно, слишком интенсивно, он был слишком талантлив и работоспособен и вот, мол, Бог его забрал, потому что он забирает всех самых лучших… Хотя, Бог, забирает, конечно, вообще всех в свое время. Бывает так, что люди уходят из жизни вообще нелепым образом. Для меня это выглядит так, что человек приходит с определенным потенциалом, добивается какого-то максимума и после этого уходит.

А.: Может ли человек с позиции разума понять смысл своего сценария или это всегда очень сильное утрирование для нашего мышления?

И.: Я считаю, что человек может существенно приблизиться к его понимаю. Ведь в цель нашего существования как раз и входит хорошее понимание себя. Т.е. если мы пришли в эту жизнь и нам уже все понятно, все нюансы, что мы можем встретить на своем пути, уже ясны, тогда не включается тот слабо понятный для человеческого существа момент получения удовольствия от неизвестности и от узнавания себя. А это очень важный аспект нашей жизни. Ведь мы настраиваем какие-то свои качества, оттачиваем способности, именно узнавая себя, находясь в поиске своего предназначения. Многие совершенствуются из-за этого – ради данных о своей подлинной природе, о том, что именно означает здесь, на Земле, их индивидуальность. Да, есть люди, которые на достаточно раннем этапе понимают, кем они хотят стать, а есть и те, кто уже в детском садике встречают свою будущую жену. Вот только человек не может знать всего. Если он «досрочно» встретил свою будущую жену, то будет искать себя в профессиональном плане, а если он знает заранее, что будет работать доктором, то, значит, будет осуществлять поиски в отношении счастливой личной жизни. Элемент поиска, элемент неузнанности всегда будет. Если имеет место ясность и все данные известны, человек просто не может испытывать некоторые важные для него состояния. Такая идеальная ясность будет нарушением гармоничного потока событий. Если все известно заранее, тогда зачем вообще переживание этой жизни? Умение получать удовольствие от неизвестности – это высокий уровень.

А.: А проживание жизни – оно зачем?

И.: Здесь есть несколько моментов. Прежде всего, в этой жизни всегда присутствует переживание счастья и любви, которое в рамках человеческой жизни возможно, только если ты не стоишь на месте и совершенствуешься. Насколько ты развиваешься, настолько же и выдаешь себе божественную любовь, соединяешься с самим собой, обретаешь целостность и, как следствие, счастлив. Счастья без развития нет.

А.: Насколько я понимаю, счастье и любовь – это результат правильного подхода к жизни. Может быть, должен быть некий иной смысл в жизни, помимо этого? Ведь ощущение счастья – это некий «продукт», как будто бы, следствие наших действий.

И.: Это только так кажется. Счастье – это тоже способность. Не стоит смотреть на это так, что, мол, когда ты пройдешь некие вехи, то станешь счастливым, нет. Поскольку счастье – это не результат, а способность, то его можно испытывать прямо здесь и сейчас, независимо от каких-то условностей. Умение генерировать в самом себе счастье – признак целостности человека.

А.: Ну хорошо. Представим, что человек, наконец, приходит к этой способности уметь испытывать счастье в любой момент. Но вряд ли же на этом прекращается череда его воплощений. Что-то должно быть помимо этого.

И.: Так это и есть целый путь – прийти к такому состоянию. Мы можем рассматривать человека как инструмент, который нужно еще настроить благодаря определенным вехам, событиям, поступкам и осознаниям. Каждый из нас идет к собственному индивидуальному счастью, потому что для каждого он свое. Ты явно не будешь счастливым от того, от чего счастлив другой.

А.: Я вот о чем хочу сказать. Недавно я уже рассказывал тебе про яркий сон, что мы существуем ради изменения качества. А изменение качества не обязательно включает в себя по умолчанию состояние счастья. Ты не видишь здесь парадокса? С одной стороны, ты говоришь, что мы не меняемся добровольно, успешнее всего нас меняют трудности, ситуации преодоления, кризисов, лишений и боли. А с другой стороны, человек стремится к счастью. Когда человек счастлив и если счастье цель, он разве откажется от этого состояния ради какого-то болезненного преодоления? Если у меня есть способность быть счастливым, то даже если я 33 года буду ничего не делать и лежать на печи, то смогу быть счастливым без преодолений.

И.: Нет. Ты сможешь быть счастливым, но не от лежания. Ты не выберешь бесконечное лежание. Счастье – это просто гармоничное проживание момента, в котором есть развитие. Гармоничность с собой и счастье имеют место, только когда есть преодоление, движение. А преодолевать что-то без жизненных кризисов человек не может. Мы не можем расширять свои способности, находясь в рамках обыденного. Поэтому идеи счастья и кризисов друг другу не противоречат. Само по себе преодоление может приносить удовольствие. К примеру, Федор Конюхов: он не находится в комфортных условиях, а скорее в ситуациях, которые находятся на грани человеческих способностей. В своих путешествиях он может переживать физические страдания. Но ведь от этого он не становится несчастным. Если бы это было так, он перестал бы заниматься тем, что делает. Он каждый раз стремится преодолеть себя, испытать новое приключение – и это приносит ему счастье. Так у всех, независимо от сценария: выходя за рамки привычной для нас жизни и среды, преодолевая что-то, мы становимся сильнее и способнее в своих же собственных глазах. А это и есть увеличение уровня собственного счастья. Да, можно получать счастье и в комфортной обстановке. Но тут все дело в балансе. Исследование нового – неотъемлемая часть состояния счастья.

Оставить комментарий