В. Мэнсфилд. Астрофизик об астрологии: благожелательный и критический взгляд. Ч. III

Вниманию интересующихся как астрологией, так и научными достижениями предлагается перевод третьей части статьи Виктора Мэнсфилда, посвященной взаимоотношениям науки и астрологии, а также рассмотрению принципов синхронистичности и акаузальной упорядоченности. Перевод выполнен И. Ефременковым («Журнал Экзистенциальной Астропсихологии») и А. Шлыковым. Автор комментариев — Алексей Шлыков. Переводы первой и второй частей статьи доступны по соответствующим ссылкам.

ПЕРЕВОД ТРЕТЬЕЙ ЧАСТИ СТАТЬИ

IV. Подходят ли друг другу астрология и концепция синхронистичности?

Применяя объясняющую модель синхронистичности [the synchronicity framework] к астрологии, мы могли бы сказать, что мое субъективное внутреннее состояние коррелирует с объективным расположением планет. Транзитный Сатурн в оппозиции к моему натальному Солнцу не является причиной моей депрессии, — но и конфигурация планет, и моя депрессия выражают один и тот же архетипический смысл, символически зафиксированный в традиционных астрологических интерпретациях. И хотя концепция синхронистичности кажется наилучшей моделью для понимания астрологии, в действительности тут все не так просто…

Мне бы хотелось начать с двух взаимосвязанных проблем. Первая связана со смыслом, вторая – с частотностью синхронных явлений. Юнг подчеркивает, что наличие смысла – условие, обязательное для феноменов синхронистичности. Без него внутренние и внешние события – всего лишь случайные совпадения. Но мы-то утверждаем, что астрология работает в каждый момент времени, т.е. независимо от того, понимаем ли мы <каждый раз> смысл нашего опыта. А фактически мы идем еще дальше и говорим, что астрология работает даже для тех людей, которые о ней и не слышали1.

Случаи синхронистичности – это внезапно-нерегулярное [sporadic] и творческое вторжение того единства, которое лежит в основе психического и материального. И если вы не находитесь в каком-то серьезном психологическом или духовном кризисе, то случаи синхронистичности невероятно редки. Астрология же, наоборот, действует 24 часа в сутки и 365,25 дней в году. Присутствует смысл или нет, но астрология одинаково бесперебойно работает как для нас с вами, так и для Карла Сагана.

Эти трудности разрешаются, когда мы понимаем, что для Юнга синхронистичность (например, сон о свадьбе)  – это частный случай того, что он называл «общей акаузальной упорядоченностью». Другими словами, феномены синхронистичности составляют подмножество более широкого принципа – общей акаузальной упорядоченности. Данный принцип включает в себя закономерные, но акаузальные связи между явлениями. Он описывает широкую категорию явлений, включая астрологию, паранормальные явления, квантовые явления и случаи синхронистичности, но эти последние отличаются от остальных наличием в них смысла. Многие упускают из виду эту более широкую концепцию; во многом потому, что Юнг вообще мало что о ней говорил, а часть из того, что говорил (например, его физические примеры), на самом деле ошибочно. Тем не менее, в явлениях, принадлежащих этому более широкому множеству, значимое смысловое наполнение может отсутствовать, а вот акаузальные связи по-прежнему имеют решающее значение. Я разъяснил идею общей акаузальной упорядоченности в другом месте и применил ее для разграничения парапсихологических явлений и феноменов синхронистичности, – чего Юнг как раз не делал. Эти постоянные и воспроизводимые вне-причинные <парапсихологические> явления отличаются от случаев синхронистичности, которые выше мы определили как имеющие смысловую нагрузку, но проявляющиеся внезапно и нерегулярно. Этим я хочу сказать, что когда мы рассматриваем астрологию как нечто работающее беспрерывно и без какого-либо осознаваемого смысла, то речь идет о проявлении общей акаузальной упорядоченности. Но поскольку это уже специальные вопросы, рассмотренные в другом месте, здесь я просто покажу общую диаграмму.

Хотя привлечение этого более широкого способа классификации, т.е. общей акаузальной упорядоченности, уже что-то проясняет, все еще остаются некоторые тонкости. Вместо транзита Сатурна, имеющего значимую [meaningful], но акаузальную связь с моей депрессией, давайте возьмем более интересный пример. В моей натальной карте Марс находится в Козероге, в 1-м доме и в двух градусах от Асцендента, в точном трине к соединению Юпитер-Сатурн (с орбисом 2) в Тельце и в 4-м доме. Согласно Сабианским символам, такое положение Марса означает: «Знаток природы / естествоиспытатель дает урок / читает лекции и вызывает в воображении слушателей танцующие образы диковинных чудес [distant wonders]». (Это иногда, когда Марс надевает каску). Конечно, чтобы понять эту конфигурацию во всей ее глубине, нам понадобилось бы изучить астрологические символы всех задействованных тут планет, знаков, аспектов и Сабианских символов, а затем извлечь какой-то смысл из этого общего синтеза. Прямо сейчас у нас такой возможности нет. И тем не менее, в тот самый день, когда Рик Тарнас пригласил меня выступить на этой конференции, транзитный Юпитер стоял в точном соединении с моим натальным Марсом, а значит еще и в трине к моему соединению Сатурн-Юпитер.

Что здесь является внешним событием – транзитный Юпитер и его соединение с Марсом? А если так, то к чему мы отнесем телефонный звонок Тарнаса? Ведь, разумеется, он тоже объективен: он записан на голосовой почте моего телефона. А в чем здесь заключается внутреннее психологическое состояние? Здесь его не так просто определить, как образ сновидения из приведенной выше истории. В чем конкретно тут заключается смысл? Этот пример, будучи типичным для астрологии, при этом не является ни точным [neat], ни очевидно подходящим для той объясняющей модели, которую может предложить концепция синхронистичности [is neither fit to the synchronicity framework].

В моем астрологическом примере, в отличие от синхронных явлений,  остается неясным, как определить субъективные и объективные элементы. Понятно, что натальная карта, транзиты и телефонный звонок объективны. А вот субъективное состояние здесь не является очевидным, и его отношения с внешними событиями тоже не ясны, – в отличие от  синхронных явлений. С другой стороны, мы можем сказать – пусть это и не столь очевидно – что субъективным состоянием в данном случае было само мое желание преодолеть обособленность своего интеллекта, – более общее и расплывчатое желание. Но что при этом Эго-желания выступают препятствием для обнаружения смысла, нацеленного как раз на трансформацию Эго. В любом случае, сейчас обо всем этом очень сложно судить, поскольку становление смысла этих событий в реальном опыте еще не завершено. И все же, соответствие двух подходов тут далеко от совершенства. Возможно, подобные астрологические примеры должны быть выведены из-под юрисдикции концепции синхронистичности и помещены в тот же ряд, где находятся паранормальные феномены и явления квантовой механики. Хотя лично мне такое решение не кажется удачным, ведь в отличие от тех явлений и феноменов подобные примеры жизненно связаны с моим процессом индивидуации. В настоящее время я не знаю, как строго и непротиворечиво [consistently] интерпретировать астрологию в рамках концептуальной матрицы синхронистичности [within a synchronicity framework]. Уж на что я заинтересован в принципе акаузальной упорядоченности, но он все же может оказаться неподходящей моделью для того, чтобы вместить в себя всю сложность астрологии. Итак, у нас остаются головоломки, но продвижение на пути понимания, будь то астрономия или астрология, редко бывает гладким и беспроблемным [smoothly]. Может быть, понятие синхронистичности должно быть изменено или расширено за пределы чисто юнгианской концепции. В любом случае, здесь еще много работы.

V. Помочь Душе вернуться к Космосу

Ниже я обозначу некоторые сферы, в которых астрология могла бы активно развиваться, тем самым помогая душе вернуться к Космосу. Посыл моего выступления сводятся к тому, чтобы превратить астрологию в интеллектуальный мейнстрим на Западе. Конечно, не все этого хотят, но я попытаюсь привести к согласию каску и хиппи. Куда важнее моих предпочтений то, что я верю: астрология, полностью интегрированная в нашу современную западную интеллектуальную традицию, может стать мощной силой для преобразований, в которых так отчаянно нуждается наша культура. Подобно тому, как Джеймс Хиллман в своих работах и беседах неоднократно призывал психологию переместиться из комнаты для консультаций на улицы и в центры сосредоточения политической власти, так и я призываю астрологию перейти от своего маргинального, контркультурного состояния «зависти к физике» к интеллектуальному мейнстриму, где ее столь необходимые идеи и ценности могут принести пользу всей нашей культуре.

1. Статистические исследования и интеграция Тени

Астрология нуждается в сложных статистических подтверждениях. Да, некоторые статистические исследования уже были проведены. Наиболее убедительными из них являются исследования Гоклена, однако нам требуется что-то большее, чем всего несколько примеров. Чтобы подвести итог, я бы хотел кратко обсудить парапсихологию, у которой столь же дурная репутация в интеллектуальных кругах, как и у астрологии. За последние десятки лет благодаря усердным и скрупулезным лабораторным тестам, которые основываются на десятках исследований, мы теперь имеем воспроизводимые и надежные статистические свидетельства различных парапсихологических эффектов, — таких как психокинез (влияние мысли на материю) и дистанционное восприятие (знание, получаемое без участия органов чувств). У меня нет возможности обсуждать здесь эти результаты в деталях, но суть в том, что благодаря очень тщательно проделанной работе даже скептически настроенные ученые признают, что явление в самом деле реально, а возможность воспроизвести эффект имеет здесь принципиальное значение.

Одна из причин, по которой те результаты настолько убедительны, заключается в том, что они были получены при содействии несгибаемых скептиков. Вместо того чтобы пренебрежительно относиться к критикам, проецируя на них свою Тень, парапсихологи привлекали их к своей работе на каждом этапе, чтобы обеспечить самое высокое качество лабораторным протоколам, процессу сбора данных и математическому анализу. Столь тщательные лабораторные исследования, направляемые интересом несгибаемых скептиков в сочетании со сложными мета-аналитическими методиками, позволили мне пригласить в мой университет руководителя Принстонской Лаборатории Прикладных Исследований Аномальных Явлений – одного из самых известных центров лабораторных испытаний для паранормальных явлений. Они не занимаются тщательными объяснениями исследуемых феноменов, но их чисто экспериментальные результаты могут выдержать самое критичное и дотошное рассмотрение со стороны моих скептически настроенных коллег2.

Возможно, астрологи вдохновятся этими статистическими исследованиями паранормальных явлений. Я хорошо понимаю, что астрология с ее обилием тонких уровней символической интерпретации куда сложнее, нежели демонстрация того, что посредством ментального намерения неподготовленный субъект способен оказывать влияние на генератор случайных чисел. И тем не менее, психологическое тестирование с годами усовершенствовалось, так что некоторые из этих технологий вполне могут быть применены для сбора соответствующих данных о корреляции с астрологическими конфигурациями. И пусть это очень серьезное предприятие, требующее большого количества исследовательских групп, но правильно собранные данные и всесторонний статистический анализ должны выявить убедительные корреляции. А если это окажется не так, результаты все равно будут иметь большую ценность, ведь тогда возникнет настоятельная необходимость [challenge] понимания того, а почему мы считаем, что такие корреляции должны существовать. Так что мы можем последовать примеру парапсихологов и подключить уже наших критиков к разработке экспериментов для проверки корреляций, которые, как мы все знаем, существуют. Конечно, подобные исследования должны генерировать новые астрологические знания, недоступные древним.

Некоторых астрологов может встревожить, что, призывая к основательной статистической проверке астрологии, я пытаюсь втиснуть ее в научную парадигму [framework], которая совершенно не соответствует ее глубине и многоуровневому символизму. Эти опасения беспочвенны. Я прошу только о крепком флагштоке из тщательно проверенных статистических корреляций, — для развевающегося, яркого и разноцветного астрологического знамени. Астрология как отрасль научного знания – такое и невозможно, и даже нежелательно.

Вы, однако, можете спросить: «Когда это настолько амбициозные исследовательские программы получали финансирование? Национальный научный фонд или НАСА, безусловно, не будут заинтересованы». Но парапсихологи и здесь могут стать для нас примером для подражания, поскольку они нашли частные деньги у людей, верящих в их дело. С небольшими деньгами они сумели сделать довольно много. По разным оценкам, общее финансирование парапсихологии с момента создания Общества Психических Исследований (в 1882-м году) составляет меньше, нежели двухмесячное финансирование академической психологии. Теперь же благодаря тем начальным инвестициям парапсихологи позиционируют себя как серьезных претендентов на крупное государственное финансирование. Я считаю, что аналогичные усилия возможны и в астрологии.

2. Теоретическая астрология

Благодаря обсуждению проблемы синхронистичности мы можем видеть, что астрология нуждается в последовательном философском и научном обосновании. Проект «Hindsight»3 стремится решить эту проблему, и я приветствую и поощряю их усилия. Тем не менее, позвольте мне проиллюстрировать мою мысль с помощью мыслительного эксперимента – любимого занятия физиков. В последние пару лет астрономы впервые в истории обнаружили прямые свидетельства существования планет в близлежащих звездных системах. Насчитывают по меньшей мере с десяток подтвержденных планет, и поэтому мы теперь знаем больше о планетах как вне, так и внутри нашей Солнечной системы4. И представьте себе, что для изучения новой планетарной системы отправляют команду космонавтов. Это возможно уже при жизни внуков тех, кто сейчас находится в этой аудитории. В рамках этой научной миссии астрологическому сообществу разрешается отобрать одного астролога для экипажа. (Это сейчас говорит мой хиппи-мистик!). И вот пока астроном изучает физические детали близлежащей планетарной системы, астролог изучает, как нахождение в этой другой системе влияет на космонавтов. Их переживания определяются исключительно астрологическими событиями в нашей Солнечной системе, событиями в другой системе или же их комбинацией? Как космонавт-астролог мог бы исследовать этот вопрос? Должны ли мы будем в этом случае составлять карту релокации? (После дебатов вы можете проголосовать за своего любимого космонавта-астролога).

То, что уже такой простой мыслительный эксперимент допускает столь широкий спектр ответов, — всего лишь один из способов продемонстрировать необходимость того, что я называю «Теоретической Астрологией». Я говорю сейчас не о практической астрологии, интерпретации гороскопов или толковании транзитов и прогрессий, а о том, каковы те неотъемлемые структурные идеи и предпосылки, которые лежат в самом основании астрологии [underlying structural ideas and presuppositions], о ее философском и научном обосновании. Тут недостаточно просто сказать, что в основании астрологии лежит принцип единства, пронизанного акаузальными связями. И, как это хорошо известно авторам проекта «Hindsight», возвращения к древним астрологическим текстам, сколь бы ценны они ни были, также недостаточно, чтобы убедить НАСА в необходимости присутствия астролога на борту космического корабля, направляющегося к другой планетарной системе.

Если бы мы сегодня воскресили Кеплера, он бы, конечно, одобрил современную астрологию, придя в восторг от астрологического софта, который столь прост в применении, от открытия транссатурновых планет, астероидов и т.д. Но он был бы поражен тем, как мало изменилась астрология по сравнению с его временем, особенно по контрасту с невероятным прорывом в астрономическом знании. Где астрологические открытия, сравнимые с собственными кеплеровскими тремя законами движения планет? Или с формулировкой критериев научного метода Галилеем? С ньютоновской механикой? С общей теорией относительности Эйнштейна?

Наверное, не очень корректно сравнивать состояние теоретической астрологии с современной физикой и астрономией, которые столь щедро поддерживаются нашей культурой. И тем не менее, астрологии, чтобы занять свое законное место в более широком культурном сообществе, требуются гораздо более надежные теоретические основания. И хотя мы можем черпать вдохновляющие и экзистенциально значимые идеи [vital inspiration] из древних текстов, но ни Птолемей, ни Плотин не дадут нам ответов на все вопросы. Нам нужно новое [fresh] и полностью современное философское и научное обоснование принципов теоретической астрологии.

Сегодня  золотой век для астрономии. Благодаря сочетанию всестороннего теоретического осмысления природы и обилия сложной современной электронной и вычислительной техники рост астрономических знаний поражает воображение. Я полагаю, что с помощью теоретического обоснования, сегодняшних  инструментов психологического тестирования, сложных статистических методов и компьютерной обработки данных на современном уровне астрология способна сделать подобный прыжок к своему золотому веку.

VI. Что наука могла бы почерпнуть для себя из астрологии?

До этого момента могло казаться, что астрофизик тут навязывает астрологии свои научные ценностные представления о строгой теории и точном эксперименте. Однако я считаю, что понимание астрологии наукой могло бы как минимум не меньше обогатить и саму науку. Позвольте мне в заключение коснуться одной конкретной области, в рамках которой астрология могла бы внести значительный вклад в науку. В последние полтора десятка лет интерес к области фундаментальных [general] исследований сознания взорвался как сверхновая.

Например, около десяти месяцев назад состоялась конференция под названием «Тусон II: На пути к науке о сознании». В течение недели более тысячи ученых, философов и психологов делились идеями по таким вопросам, как нейронные корреляты сознательных процессов, фундаментальный характер субъективного опыта, квантовые модели сознания, не-двойственность познания в рамках мистицизма и ее роль в осмыслении проблемы сознания, а также и по многим другим вопросам.

И хотя квантовые модели сознания весьма интересуют меня в качестве физика, я считаю, что они в корне ошибочны. Такие модели пытаются спроецировать на личность чисто научное представление о субъективности, — но именно наука систематически лишала себя всякой субъективности, — с тех самых пор, как разошлась с астрологией. Другими словами, со времен Кеплера ученые приняли обет объективности, чтобы удалить из науки все субъективное, то есть важнейший аспект души. Но какой бы прекрасной, могущественной и стройной ни была научная система, пытаться понять субъективность с ее помощью и в том ее виде, какой она имеет сегодня, — это как пытаться глухому передать переживание грома или пения птиц. Если бы реальность главной предпосылки астрологии — о соответствии между субъективным опытом и положениями планет — была бы установлена на уровне, скажем, парапсихологии, это стало бы настоящей революцией в области исследований сознания и вообще в науке. И тогда сознание перемещается из-под моей черепной коробки в Космос. Может быть, благодаря астрологии будущего душа даже сможет стать предметом научного рассмотрения, как это произошло с Космосом…

А закончить я бы хотел случаем, свидетелем которого я стал прошлым вечером. Это случилось в квартале отсюда. Я натолкнулся на двух мужчин, которые уже собирались избить одного из тех людей, у которых есть законное право просить милостыню в специально отведенных для этого местах. Большинство из нас стали равнодушны к нищим на улицах с их неприглядными ночлежками, в которых спальня – это просто одеяла, постеленные прямо в дверном проеме. Но та отвратительная ссора снова напомнила мне, насколько же это непристойно, когда самая богатая в мире страна допускает, чтобы такое количество ее граждан жили за чертой бедности в нашей экономике, построенной по принципу «победитель получает все». Может быть, если наше культурное и интеллектуальное наследие примет в себя астрологию, единство, столь очевидное в космическом танце планет, проявится и в более глубоком понимании нашей общей ответственности за планету и  благополучие всего человечества.

Благодарности

Я рад поблагодарить свою супругу Элейн. Ее помощь на всех уровнях, — от интеллектуальной формулировки идей до эмоциональной поддержки, когда я сбился с пути, — невозможно переоценить, как для этой работы, так и для многого другого. А особенно я благодарен своему покойному учителю, Энтони Дамиани, основателю «Wisdom’s Goldenrod», — за то, что он познакомил нас с духовными измерениями астрологии, философии и психологии различных традиций и никогда не позволял нам довольствоваться простыми ответами или сугубо интеллектуальным пониманием.


1 К теме синхронистичности и ее связей с астрологией регулярно обращалась сподвижница и ученица Юнга Мария-Луиза фон Франц. Она также размышляла о проблеме нахождения «смысла» в событиях, вызванных констелляцией архетипов (здесь речь идет об астрологии). В частности, она высказала следующую очевидную идею: смысл может иметь место даже там, где мы его не видим. Приведем ее цитату из работы «Психэ и материя»:

«…Юнг выдвинул гипотезу, согласно которой синхронистические события, будучи спорадическими «чудесами», были лишь частным случаем более общего принципа беспричинной упорядоченности. На самом деле это те особые случаи, когда наблюдатель находится в состоянии знать tertium comparationis (в переводе с лат. — третье сравнение. — А.Ш.), смысл одновременности психических и физических событий. Однако вполне может быть и так, что мы часто не в состоянии признать наличие смысла в том, что произошло, и поэтому не можем понять случившееся как психофизическое синхронистическое событие». Больше цитат здесь.

2 Тот факт, что на количественных (статистических) исследованиях астрологии преждевременно ставить крест, подтверждают и исследования российских ученых. Так, благодаря научно-просветительской программе «Гордон» в 2002 году тысячи зрителей страны узнали об исследованиях биофизика Симона Шноля, показавших, что время неодинаково и что каждый момент времени имеет свой облик. А ведь это как раз является одним из базовых постулатов астрологии. Шнолем, если говорить точнее, было обнаружено закономерное изменение тонкой структуры статистических распределений результатов измерений процессов разной природы. Форма соответствующих гистограмм в одно и то же местное время с высокой вероятностью сходна при измерениях процессов разной природы в разных географических пунктах и изменяется с периодом, равным звездным суткам (23 ч. 56 мин.). Отсюда был сделан вывод о фундаментальной, космофизической природе этого явления.

3 Проект «Взгляд в прошлое» («Project Hindsight»), запущенный в 1993 году, ставит своей целью популяризацию древнего астрологического наследия с помощью современных качественных переводов на английский с греческого, латинского, древнееврейского и арабского языков. Основателями данного масштабного проекта являются Роберт Хэнд, Роберт Шмидт, Роберт Золлер и Эллен Блэк. Подробнее – в статье Юрия Олешко.

4 Напомним, что данный доклад был прочитан в ныне уже далеком 1997 году. На дату 11 декабря 2017 года достоверно подтверждено существование уже 3716 экзопланет в 2785 планетных системах, из которых в 622 имеется более одной планеты.

Источник: Mansfield V.N. An Astrophysicist’s Sympathetic and Critical View of Astrology. А plenary talk given at the Cycles and Symbols Conference, «The Return of Soul to the Cosmos» in February, 1997 // The Mountain Astrologer. — 1997. — № 8.

Перевод: © И. Ефременков, © А. Шлыков, 2018. Автор комментариев — астропсихолог Алексей Шлыков.