Влаиль Казначеев об астрологии

kosmodrom-budushhego

Биографическая справка: Влаиль Петрович Казначеев (17 июля 1924 — 13 октября 2014) — российский учёный в области медицины, биофизики, экологии, социологии, педагогики; доктор медицинских наук, академик РАМН и РАН (после объединения), профессор, советник при дирекции ГУ НЦКЭМ СО РАМН.

Ниже почти полностью приведена цитата из Послесловия В.П. Казначеева к работе С.А. Вронского «Астрология: суеверие или наука?» (М., 1990), опубликованной в издательстве «Наука»:

«Саму возможность опубликования данной работы в ведущем отечественном издательстве «Наука» следует рассматривать как одно из проявлений нашего общества в целом, его духовной культуры и научного знания в естественнонаучной и гуманитарной ипостасях. Современный этап развития научного знания настоятельно требует расширения горизонтов научной мысли, ее обращения к процессам и явлениям, ранее трактовавшимся как «аномальные» и «малозначимые». Повторяется на новом уровне парадокс аристотелевской парадигмы науки, сыгравшей некогда, на заре становления античности прогрессивную роль в отчетливой формулировке научных идей, в систематизации эмпирических данных науки. Однако в последнее время, особенно в эпоху акме (зрелого цветения) средних веков, аристотелевская парадигма была канонизирована и все отклонения от нее, в том числе новые научные данные, просто игнорировались как не соответствующие канонам Учителя. Известный английский математик и философ Б. Рассел в свое время указывал на многочисленные последствия такой канонизации.

Нечто аналогичное в современных условиях имеет место и в отечественной науке. Десятилетиями властвовала над наукой идеологическая парадигма догматического характера («сталилинистский материализм», его контрольные устройства типа «лысенковской империи» и развившихся из нее структур бюрократического контроля за наукой). Многочисленные следы влияния этой парадигмы сказываются и ныне. Уже отсутствует методика «штыковой атаки» против новых явлений, необходимости интерпретации многочисленных данных, так сказать, «еретического толка». Вместе с тем смягченно-негативистское отношение ко многим явлениям сохраняется. Этот авторитетный, жреческий тон в подвижной науке недопустим, он губит сопряженную с самой сущностью научного исследования свободу мысли и поиска нового.

Следует признать, что необходимо преодоление авторитаризма, догматизма, жреческого всезнания, которые укоренились очень прочно и препятствуют ликвидации состояний «провинциализма» (выражение академика А.А. Логунова) в советской науке. В частности, в связи с анализом таких нетрадиционных явлений как электромагнитная, энергоинформационная основа жизнедеятельности человеческого организма, ее связь с космопланетарными и космическими процессами, эволюционно-экологические, необычные резервы организма, необходимо признать справедливой оценку И.Т. Фролова. В одной из последних своих работ, итоговой значимости, он говорит о необходимости демистификации того, что носит выраженный спекулятивный характер (это, к сожалению, имеет место). Вместе с тем, реально существующие, но не получившие научного объяснения психофизические и эволюционно-биологические природные явления должны исследоваться средствами медицины, биологии, психологии и т.д. <…>

kaznacheevВ этом аспекте следует рассматривать книгу С. Вронского «Астрология — суеверие или наука?» Отмечу, что мне приходилось рецензировать также выходящую в издательстве «Наука» книгу Ю.А. Фомина «Реальность невероятного» (1990 г.). Книга С. Вронского продолжает «линию Фомина» на исследование необычных аспектов взаимосвязей человека и космической среды мира. Отбросим ярлыки эпохи сталинского догматизма и потоков «ждановской жидкости»…, которые и до недавнего времени изливались на головы ученых. Характерный пример начала 1980-х годов — поток идеализированной «ждановской жидкости» по поводу концепций Л.Н. Гумилева, вылитый философом Б.М. Кедровым и примкнувшими к нему государственными атеистами.

Если элиминировать* подобные явления идеологического характера, то остается следующее. Астрология может квалифицироваться как свод эмпирических знаний, обусловленных тысячелетним опытом древних народов и этносов. Напомним, что еще древние индоевропейцы придавали огромное значение универсальному космическому закону, обозначаемому как рта (или рита). Этот закон вершит судьбами людей и высшая этическая доблесть человека состоит в следовании этому закону. Это представление не было абстрактным, умозрительным, а опиралось на бесчисленные фактические данные. Из него и подобных ему представлений вырастает астрология как знание о влиянии космических процессов и тел на жизнедеятельность человека, степень удачливости в делах…, на генетику и фенетику** человека, его психологию и характер. Существовали также многочисленные предписания по «максимизации» жизненного благополучия, носившие детальный диагностический характер. Как представляется, работа С. Вронского направлена на систематизацию древних эмпирических знаний и на выявление их диагностического потенциала, вероятно, немалого.

Как медика, меня очень привлекает клиницистская «направленность» трактата С.А. Вронского. Даны тщательно систематизированные показания благоприятного или неблагоприятного воздействия небесных светил на жизнедеятельность человеческого организма, на особенности труда, воспроизводства, воспитания потомства, коррекции этих важнейших проявлений жизнедеятельности. Во всем этом сказывается медицинская, врачебно-диагностическая специализация автора. Он сближается со стремлениями многочисленных ученых Востока и Запада, СССР, сибирских исследователей овладеть тайнами и лечебными приемами традиционной медицины. До недавнего времени все это отвергалось с ходу или, по крайней мере, признавалось с трудом. Вспомним судьбу клиники тибетской медицины, созданную П. Бадмаевым. Ликвидированная в годы сталинизма, эта клиника ныне возрождается. Свидетельство этого — открытие Научного центра тибетской медицины в Москве, под руководством внука замечательного медика и врачевателя.

Следует думать, что вслед за традиционной медициной настал черед реабилитации многих других явлений традиционных тысячелетних культур, опиравшихся на обобщение громадного свода эмпирических данных о космопланетарных процессах, о их взаимодействии с организмом человека. Книга С.А. Вронского, посвященная астрологии, это важнейший, необходимый шаг не суеверия, но именно науки, обращенной к загадкам и тайнам традиционного знания.

<…> Трактат С.А. Вронского «Астрология — суеверие или наука?» — веха на трудном пути научного освоения традиционного, эмпирического знания» (с.250-252).


* Исключить, устранить.
** Фенетика — раздел биологии, изучающий появление и распределение (частоты и их изменения) фенов. Фен — отдельный вариант определённого признака, обусловленный генотипически и неподразделяемый на составные компоненты без потери качества.  Примеры отдельных фенов — жёлтая или зелёная окраска семян гороха, синий или карий цвет глаз человека и т. д.