Владимирский, Темурьянц и Мартынюк об астрологии

пара у моря

Биографическая справка: Борис Владимирский — доктор биологических наук, доктор физико-математических наук, профессор, директор Научно-исследовательского института нейрокибернетики им. А. Б. Когана РГУ (1995-2010); Наталия Темурьянц — доктор биологических наук, профессор кафедры физиологии человека и животных Таврического национального университета им. В. И. Вернадского, действительный член Крымской АН; Виктор Мартынюк — доктор биологических наук, профессор, заведующий кафедрой Киевского национального университета им. Тараса Шевченко.

Ниже приведены выдержки из главы «Влияют ли на биосферу другие тела Солнечной системы и Дальний Космос» из книги Б.Владимирского, Н.Темурьянца и В.Мартынюка «Космическая погода и наша жизнь» (2004):

«…что такое Судьба с точки зрения естествознания? Что такое астрология? Как только мы попытаемся дать соответствующее строгое определение, мы немедленно обнаруживаем, что это практически невозможно: существует много «астрологий». Это чепуха и бессмыслица, которая систематически публикуется во многих газетах: «Людям, родившимся под знаком Овна, рекомендуется в это время…»

Успех коммерческой астрологии в современном обществе в значительной мере обусловлен тем, что практикующие астрологи играют роль психотерапевта. В данном случае нет стремления к поиску истины: важно снять у клиента стресс, возникающий в связи с необходимостью принятия важного решения в условиях дефицита информации. Имеются также астрологические школы и группы, представители которых полагают, что прямого воздействия планет и звезд на организм человека не существует. Все дело в биологической ритмике, связанной с космическими циклами. Среди этих астрологов есть и такие, которые считают своей основной задачей оценку типологических характеристик человека, оценку его предрасположенности к той или иной сфере деятельности, к некоторым заболеваниям. Они не ограничиваются некоторыми рекомендациями и не претендуют на прогноз Судьбы. Но здесь уже нет никакой мистики. В основе такой точки зрения лежит некоторая гипотеза, которая, в принципе, допускает проверку» (с.164-165).

«Астрологические прогнозы много раз проверялись статистическими методами, и каждый раз получался один и тот же негативный результат. но все эти проверки касались коммерческой астрологии, претендующей на предсказание будущей Судьбы. А что если под «Судьбой» подразумевать уже упомянутые типологические характеристики человека, предрасположенность его к конкретным видам деятельности, специальную одаренность? При этом нет необходимости обращаться к расплывчатым, как правило, высказываниям коммерческих астрологов. Можно использовать традиционные характеристики личности, используемые классической психологией. Работа по именно такой проверке важнейших положений астрологии была начата почти полвека назад Мишелем Гокленом (1928-1991). Мишель и Франсуаза Гоклен проделали гигантскую работу по анализу зависимости «планетарного эффекта» от черт характера и темперамента лиц собранного массива данных, используя соответствующие опубликованные биографические сведения. Результаты М.Гоклена вызвали небывалую по остроте и продолжительности полемику. Она и сейчас еще не завершена» (с.165-169).

«Для объяснения «Марс-эффекта» вовсе нет необходимости предполагать прямое «влияние» Марса на биологические процессы. Такое его истолкование не только грубо ошибочно, но и излишне. В солнечной системе наблюдается много явлений, не связанных между собой причинно, но протекающих синхронно. Об одном таком явлении уже говорилось: фазы Луны время от времени изменяются точно «в такт» с околомесячной биологической ритмикой солнечного происхождения. Наличие в солнечной системе синхронно протекающих периодических явлений обусловлено ее фундаментальным свойством, называемым «максимальной резонансностью». Все колебательные движения в планетных системах происходят, как правило, «в такт», все автоколебательные подсистемы в них синхронизированы. При таком подходе солнечная система — не просто набор планет, случайно (как попало) обращающихся вокруг Солнца, но единая система, где осевые вращения и обращения планет согласованы между собой и с вращением и колебаниями Солнца. Так, разность частот обращения Меркурия и Венеры точно равна сумме удвоенной частоты обращения Земли и частоты обращения Марса. Обращения галилеевых спутников Юпитера синхронизированы с его вращением. Периоды в вариациях чисел Вольфа соответствуют периодам парных соединений планет (соединение — конфигурация, когда Солнце и данные планеты располагаются по одной линии). Все последующие страницы можно было бы заполнить подобными примерами.

вермеер

Прямым следствием рассмотренного свойства солнечной системы является тесная связь космических ритмов с планетными конфигурациями. Поскольку, как уже говорилось, биологические ритмы повторяют космические, получается, что и биологические ритмы связаны с планетными конфигурациями. Конечно, самым важным здесь является связь с планетными конфигурациями солнечной активности и геомагнитной возмущенности. Эта связь открыта около ста лет назад, но по сей день изучена мало. Тем не менее, был разработан и испытан даже метод прогноза солнечной активности по положению планет. Такой метод оперирует тезисами, которые выглядят как «астрологические»: «максимум солнечной активности наступает спустя примерно два года после квадратур Юпитера и Сатурна» — такова предельно упрощенная формулировка алгоритма прогноза, построенного киевским астрономом Н.Р.Романчуком (квадратура — конфигурация, когда радиус-векторы планет образуют прямой угол). Столь же давно известны и наблюдения над «совпадениями» некоторых планетных конфигураций и геомагнитной активностью. в свое время исследователи были удивлены, например, тем, что большие магнитные бури Гринвичского каталога этих событий никогда не регистрировались во время нижнего соединения Венеры и Меркурия (ситуация, когда планеты находятся на одной линии Солнце-Меркурий-Венера).

Эти и многие другие примеры такого рода приводят к идее, высказанной А.Л.Чижевским еще в 1926 г.: если солнечная активность влияет на биологические процессы в среде обитания, а планетные конфигурации можно рассматривать как индекс солнечной активности, то должна существовать связь между движением планет и показателями жизнедеятельности. Но это означает, что астрологическая доктрина содержит рациональное зерно. Из-за цензурных ограничений А.Л.Чижевский не мог в последующие годы обсуждать и развивать свою гипотезу (она стала известна широкому читателю только сравнительно недавно). По тем же самым причинам в тогдашней России не вышел перевод М.Гоклена «Космические часы» — цензор посчитал главу с описанием «Марс-эффекта» чересчур «астрологической».

В настоящее время уровень гелиобиологических исследований не позволяет дать исчерпывающего толкования «планетного эффекта» (с.173-175).

«Наблюдать связь с параметрами тех или иных биоритмов физиологических показателей либо определенных заболеваний много проще, чем отслеживать подобную связь для черт характера и особенностей темперамента. Поэтому к обсужденным вопросам имеют прямое отношение данные о связи некоторых медико-биологических показателей с датой рождения, приуроченной к определенной фазе известного биологического ритма. По понятным методологическим причинам почти все такие наблюдения относятся к ритмам большой продолжительности (они, конечно, тоже соответствуют планетным конфигурациям). Найдено, что болезнь Верльгофа протекает тяжелее у тех детей, чьи годы рождения пришлись на низкий уровень магнитной активности. Обнаружена антикорреляция веса и роста новорожденных с индексами магнитной возмущенности. Найдены различия в гемодинамике человека после некоторого стандартного воздействия для лиц родившихся в эпохи максимума и минимума солнечной активности.

В общем, «планетарный эффект» — это не прямое «действие» планет на организм, это та же самая гелиобиология. он не противоречит общепринятым принципам, но для его понимания необходимы дополнительные исследования. Такие исследования очень желательны также для изучения годового цикла — связи «знака Зодиака» с типологическими характеристиками личности. Статистические данные по этому вопросу на сегодняшний день пока противоречивы» (с.175-176).

«Если астрология есть просто древняя гелиобиология, то как она могла возникнуть без знаний о солнечной активности, без телескопических наблюдений Солнца? В наши дни происхождение древней астрологии в общих чертах понятно: из триады корреляционных связей «конфигурации планет — солнечная активность — земные проявления солнечной активности» наши далекие предки обнаружили и использовали «сокращенный вариант», без солнечной активности. Они напрямую сопоставляли положения планет и экологические следствия перепадов солнечной активности, ничего не зная об этой последней» (с.176).

«Астрология сделалась сложным феноменом культуры, где заметить ее рационально-эмпирическое ядро стало трудным, почти невозможны. Именно сегодня мы можем по справедливости оценить эрудицию и проницательность А.Л.Чижевского, наблюдательность и настойчивость М.Гоклена, сделавших первые важные шаги к пониманию реального смысла этой древнейшей космической доктрины.

Итак, некоторые влияния на земные процессы со стороны планет солнечной системы, от участков небесной сферы, соответствующих знакам Зодиака, являются кажущимися. На самом деле это влияние на нашу планету солнечной активности» (с.194).