Эрих Фромм о счастье и продуктивной реализации

Алексей Шлыков / Июл.9.2017. / Нет комментариев

Биографическая справка: Эрих Зелигманн Фромм (23 марта 1900 — 18 марта 1980 гг.) — немецко-американский социолог, философ, психоаналитик, социальный психолог, один из основателей неофрейдизма, фрейдомарксизма и «гуманистического психоанализа». В понимании причин человеческого поведения придерживался антрополого-экзистенциалистской ориентации; при этом большое влияние на Фромма оказали антропологические работы Маркса. Главная тема творчества — противоречия человеческого существования в мире.

Эрих Фромм, человек, одновременно являвшийся и философом, и психологом, и социологом, вполне закономерно интересовался вопросами человеческого счастья и удовлетворенности — темами, отнюдь не потерявшими актуальности и для нас. Ранее мы рассматривали взгляды А. Маслоу на самоактуализацию — явление, неразрывно связанное, по мнению автора концепции, с полноценным развитием человека и его ощущением счастья. Сегодня же мы остановимся на взглядах Э. Фромма — автора, регулярно цитируемого в работах Маслоу.

По большому счету, Фромм был предшественником Маслоу по ряду идей. Так, во многом тождественна позиция этих двух известных психологов по вопросу о том, что же такое счастье. Фромм начал с тезиса о том (и мы это увидим далее), что человеческое счастье — это маркер продуктивности существования, т.е. реализации своих характерных особенностей в рамках социума. Маслоу продолжил эту логику и раскрыл тему гораздо полнее и глубже, заявив, что счастье — это удовлетворение всех базовых потребностей человека, причем самой высшей из них является самоактуализация — социальная самореализация, предпринятая и успешно достигнутая человеком, который пребывает в гармонии с самим собой. Примечательно, что «продуктивность» Эриха Фромма во многом синонимична самоактуализации Абрахама Маслоу. Однако не будем размышлять чрезмерно долго и приступим, собственно, к рассмотрению цитат Э. Фромма о человеческом счастье.

Цитата из раздела «Гуманистическая этика: прикладная наука искусства жить» в книге Э. Фромма «Человек для себя» (рус. издание 2016 г.; ориг. издание — 1947 г.):

«Интересно задаться вопросом: почему наше время утратило концепцию жизни как искусства? Современный человек, по-видимому, полагает, что чтение и письмо — искусства, которым следует учиться, что для того, чтобы стать архитектором, инженером или квалифицированным рабочим, необходимо длительное обучение, но что жизнь — нечто настолько простое, что не требуется особых усилий, чтобы такое умение приобрести. Только потому, что все люди так или иначе «живут», жизнь рассматривается как что-то, в чем каждый — эксперт. Однако так происходит не потому, что человек освоил искусство жить в такой степени, что утратил ощущение его трудности. Хорошо заметное отсутствие искренней радости и счастья в повседневной жизни явно исключают такео объяснение. Современное общество, несмотря на то, какое значение оно придает счастью, индивидуальности, собственным интересам личности, учит человека чувствовать, что не счастье (или, если использовать теологический термин, спасение) является целью жизни, а исполнение долга и успех. Деньги, престиж, власть стали стимулом и целью. Человек питает иллюзию, будто действует в собственных интересах, в то время как в действительности он служит чему угодно, только не настоящим интересам своей личности. Для него важно все на свете, кроме его жизни и искусства жить. Он борется за многое, только не за себя» (с. 34-35).

Выдержки из раздела «Человеческая природа и характер» в книге Э. Фромма «Человек для себя»:

«Человек одновременно одинок и связан с другими. Он одинок в том смысле, что представляет собой уникальное существо, не идентичное никому другому, и осознает себя как отдельную личность. Он должен быть одинок, когда должен выносить суждения или принимать решения только силой своего разума. И тем не менее человек не может вынести одиночества, оторванности от других людей. Его счастье зависит от единения, которое он ощущает с другими, с прошлыми и будущими поколениями» (с. 64).

«У человека есть одно решение проблемы: посмотреть в лицо истине, признать свое полное одиночество и изолированность во вселенной, равнодушной к его судьбе, осознать, что нет превосходящей его силы, которая разрешила бы проблему за него. Человек должен взять на себя ответственность за себя и принять тот факт, что придать смысл своей жизни он может только собственными силами. <…> Неуверенность есть необходимое условие для того, чтобы побудить человека к полному раскрытию своих возможностей. <…> Человек никогда не перестанет тревожиться, удивляться, задавать новые вопросы. Только если он осознает человеческую ситуацию, внутренние дихотомии своего существования* и свою способность раскрывать собственные силы, будет он в силах преуспеть в решении своей задачи: быть самим собой и для себя, достичь счастья благодаря полной реализации тех особенностей, которые присущи только ему, — разума, любви, продуктивного труда» (с. 66-67).

«Продуктивность — это способность человека использовать свои силы и реализовать врожденный потенциал. <…> Продуктивность — это установка, к которой способен каждый человек, если он не искалечен психически и эмоционально» (с.115-116).

Цитаты из раздела «Проблемы гуманистической этики» в книге Э. Фромма «Человек для себя:

«Основа собственной жизни человека, его счастье, рост, свобода коренятся в его способности любить, т.е. в заботе, уважении, ответственности и знании. Если человек способен любить продуктивно, он любит и себя тоже; если он может любить только других, он не способен к любви вообще» (с.169-170)

«Цель гуманистической совести — продуктивность и, следовательно, счастье, поскольку счастье необходимый спутник продуктивной жизни» (с.204).

«…счастье, как и несчастье, — это более чем состояние ума. На самом деле счастье и несчастье есть выражение состояния всего организма, личности в целом. Счастье связано с ростом жизнеспособности, интенсивностью чувств и мышления и продуктивностью; несчастье означает ослабление этих способностей и функций. Счастье и несчастье настолько являются состоянием всей нашей личности, что телесные реакции часто яснее выражают их, чем осознанное чувство. <…> Удовольствие или счастье, существующие только в голове человека, но не являющиеся состоянием его личности, я предлагаю называть псевдоудовольствием или псевдосчастьем. <…> Псевдоудовольствие и псевдоболь в действительности лишь вымышленные чувства; они представляют собой мысли о чувствах, а не искренние эмоциональные переживания» (с. 231-232).

«Каждый человек испытывает удовлетворение, иррациональные удовольствия и радость. <…> Радость — это достижение, она предполагает внутреннее усилие, проявление продуктивной активности.

Счастье — также достижение, порожденное внутренней продуктивностью человека, а не дар богов. <…> Радость и счастье качественно между собой не различаются; их отличие заключается только в том, что радость относится к единичному акту, а счастье может рассматриваться как продолжительное и всеохватывающее переживание радости; мы можем говорить о «радостях» (во множественном числе), но только о «счастье» (в единственном).

Счастье — это показатель того, что человек нашел ответ на вопрос человеческого существования в продуктивной реализации своих возможностей, одновременном единстве с миром и сохранении целостности своего Я. Продуктивно тратя энергию, он увеличивает свои силы, он «горит и не сгорает».

Счастье — критерий превосходных достижений в искусстве жить, добродетели в том смысле, какой она имеет в гуманистической этике» (с. 240-241).

«Счастье (радость)… представляет собой доказательство частичного или полного успеха в «искусстве жизни». Счастье — величайшее достижение человека, отклик его целостной личности на продуктивную ориентацию по отношению к самому себе и к внешнему миру. <…> Гуманистическая этика постулирует, что счастье и радость — главные добродетели, однако при этом требует от человека не самого легкого, а самого трудного — полного развития его продуктивности» (с. 243).

«Переживание радости и счастья, как мы показали, есть не только результат продуктивной жизни, но и стимул к ней. Подавление порочности может проистекать из самобичевания и печали, но нет ничего более способствующего добродетели в гуманистическом понимании, чем ощущение радости и счастья, сопутствующее продуктивной деятельности» (с. 291).

«Поистине, свобода — необходимые условие счастья и добродетели — не в смысле способности принимать произвольные решения и не в смысле свободы от необходимости, но в смысле реализации своих возможностей, проявления истинной природы человека в соответствии с законами его существования» (с. 312).

Завершая данную статью, скажем еще пару слов. И для Эриха Фромма, и для Абрахама Маслоу идеалом счастливой личности был «общественно полезный» и реализовавшийся человек, а не просто прекрасная, но самодостаточная «вещь в себе». Тем не менее, не все психологи и философы разделяют эти взгляды на сущность счастья. В будущем мы продолжим исследование тематики счастья и проанализируем взгляды К. Юнга, М. Чиксентмихайи, Р. Хаббарда и С. Грофа.


* В натальной карте Эриха Фромма мы наблюдаем сразу три оппозиции: Луна-Нептун, Уран-Плутон и Юпитер-Плутон. Не удивительно, что он акцентирует свое внимание на противоположностях: он их постоянно ощущал и осознавал! Кроме того, интересен и тот момент, что в карте Фромма мы можем найти еще четыре квадратуры, по одному тригону и секстилю и два соединения. Весьма напряженная карта. Однако жизненные трудности не помешали его последующей известности и успешности.

Источник: Фромм Э. Человек для себя. — М., 2016. — 320 с.

Оставить комментарий