Джеффри Дин и Дэвид Ниас. В память о профессоре Г.Ю. Айзенке (1916-1997)

Вниманию читателей блога предлагается перевод статьи из научного журнала «Correlation» (номер 16(1) за 1997 год), посвященного современным исследованиям и разработкам астрологии, касающихся философии, социальных наук, психологии и статистики. Авторами некролога, адресованного известному психологу и исследователю астрологии Гансу Айзенку, стали Джеффри Дин и Дэвид Ниас — имена, хорошо знакомые критикам астрологии. Джеффри Дин (род. 30.12.1935 г.) — ученый и бывший астролог. Автор большого числа исследовательских публикаций, среди которых выделяется работа «Современные достижения в натальной астрологии» — первый всесторонний критический обзор астрологических исследований, написанный в содружестве с рядом других исследователей. Дэвид Ниас — психолог, соавтор ряда публикаций Ганса Айзенка, посвященных вопросам астрологии.

Аннотация: Профессор Ганс Айзенк (1916-1997) являлся, пожалуй, самым влиятельным психологом своего времени. В этом длинном некрологе (4400 английских слов) прослеживаются его воспитание, карьера (как он случайно занялся психологией), труды (написал более 1000 статей и около 80 книг), его интерес к графологии, астрологии и парапсихологии (что привело к примерно 5, 19 и 12 публикациям соответственно), а также его работа с Джеффом Мэйо (зодиакальный зигзаг) и Мишелем Гокленом (планетарные эффекты). Айзенк был знаменит своей поразительной четкостью и неумолимым рационализмом. Все утверждения должны были основываться на разумном эксперименте и измерении. Ему принадлежат слова, «если этого нельзя измерить, этого не существует». Те, кто утверждал обратное, ссылаясь, скажем, на любовь или художественный вкус, быстро сталкивались со списками, которые могли точно измерить их, а также с обширной эрудицией, которая, казалось бы, всегда была у него под рукой. Дискутировать с Айзенком было отрезвляющим опытом. Его книга «Наука: астрологии или суеверие?», написанная совместно Дэвидом Ниасом в 1982 году, хотя и устарела к настоящему моменту, вероятно, по-прежнему является самым читаемым научным отчетом об астрологии из когда-либо написанных. Его интерес к астрологии способствовал проведению Лондонских исследовательских конференций и трех зарубежных Исследовательских семинаров Айзенка. Первый семинар привел к созданию Комитета объективных исследований в астрологии с Айзенком в качестве председателя, дабы противостоять в целом низкому качеству астрологических исследований путем предоставления бесплатных рекомендаций и советов. Он все еще существует, хотя за его участием мало кто обращался, а большинство исследований так дальше и не продвинулось. Айзенк был спокойным и тихим человеком с едва заметным акцентом, всегда услужливым и охотно идущим навстречу, запомнившимся своим ученикам и коллегам как человек лояльный, даже когда их взгляды существенно расходились. Он показал пример непредубежденности и хорошей науки, к которым многие стремятся, но лишь немногие достигают. Реакция астрологов заключалась, как правило, в похвале его благоприятных комментариев и в осуждении его взглядов в противном случае. Без сомнения, Айзенк видел в этом пример крылатых слов, которые он сформулировал много лет назад, чтобы охарактеризовать иррациональный тип мыслителей, а именно: «Я уже принял решение, не сбивайте меня с толку фактами». Карта рождения Айзенка мало что говорит об астрологии, кроме ее способности описывать в ретроспективе почти что угодно.

Профессор Ганс Юрген Айзенк, возможно, самый влиятельный психолог своего времени, ушел из жизни 4 сентября 1997 года в возрасте 81 года после продолжительной болезни. Более тридцати лет он был профессором психологии в Институте психиатрии в Лондоне. Даже не желая того, он легко провоцировал полемику, и назвал свою автобиографию «Бунтарь с целью» (альтернативный перевод с англ. — «Бунтарь не без причины») (1990). Он указывал, что психотерапия при лечении неврозов действует ничуть не лучше, чем ее отсутствие. Он отрицал, что теории подсознания играют какую-то роль в обучении. Он утверждал, что курение не обязательно вызывает рак легких само по себе, но взаимодействует с другими факторами, такими, например, как личность. Он отстаивал веру Артура Дженсена1 в наследование расовых различий IQ. Он поддержал выводы Гокелена о том, что планетарные позиции соотносятся с личностями выдающихся профессионалов. В каждом из этих случаев (а мы могли бы привести еще множество примеров) он занимал позицию, которую его оппоненты находили возмутительной.

Айзенк родился в Берлине в 1916 году в семье талантливых актеров, его отец специализировался на ролях в комедии, а мать — в немом кино. В возрасте двух лет его родители развелись, оставив Айзенка на попечение бабушки. В возрасте 18 лет он покинул Германию, потому что высшее образование требовало, чтобы он вступил в нацистскую партию, чего он делать отказался. Сначала он отправился во Францию, где изучал историю и литературу в Дижонском университете. Но поскольку английская поэзия и литература ему нравились больше, чем французские, Айзенк отправился в Англию, где стал изучать физику и астрономию в Лондонском университете. Однако недоразумение не дало пойти ему по этому конкретному жизненному пути. Ему нужно было либо подождать еще год, либо пойти учиться единственной научной дисциплине, разрешенной на его курсе, а именно психологии — дисциплине, о которой он никогда не слышал! «Так чья-то судьбы решается бюрократической глупостью», сказал он однажды. Позже он понял, что конкуренция в физике была гораздо более жесткой, чем в психологии, что было бы чревато гораздо более проблематичной жизнью, поэтому он пришел к выводу, что это судьбоносное решение, вероятно, оказалось к лучшему.

Научный подход в психологии

Его докторская диссертация, завершенная в 1940 году, рассматривала, как различаются художественные суждения и вкусы (в отношении картин, поэзии) у разных людей. Он обнаружил, что в художественном суждении имеется некоторая объективность, поэтому и существуют действительно хорошие и плохие судьи, что произведение искусства «лучше», если оно содержит в себе одновременно сложность и порядок, что в целом существует больше согласия, чем несогласия между экспертами и непрофессионалами, однако их предпочтения все же зависят от личности. Например, экстраверты предпочитали яркие, кричащие изображения, в то время как интроверты отдавали предпочтение сдержанности. Иронично, но признание этой ныне никем не отмечаемой зависимости оценок от типа личности до сих пор отсутствует на большинстве университетских факультетов искусств.

Одной из главных целей Айзенка было развитие научного понимания личности. Когда он начинал свою деятельность, данная сфера пребывала в ужасной неразберихе, имела тысячи различных нюансов, каждый из которых поддерживался или осуждался различными соперничающими школами. В своей первой книге «Измерение личности» (1947) Айзенк разрабатывал независимые измерения экстраверсии и невротизма2. В более поздней работе «Научное исследование личности» (1952) он добавил понятие психотизма. Впоследствии появился личностный опросник Айзенка (1964) для измерения E и N, а также личностная анкета Айзенка (1975) для измерения E (экстраверсии), N (нейротизма) и P (психотизма), которые стали одними из наиболее широко используемых личностных тестов в психологических исследованиях. Сегодня, пятьдесят лет спустя, существует практически единодушное мнение, что существует лишь горстка независимых измерений, в которых бы рассматривались от трех до пяти (чаще всего) личностных параметров. Всего Ганс Айзенк написал свыше 1000 статей в научных журналах и около 80 книг.

За пределами академического мира Айзенк был наиболее известен своими популярными книгами на психологические темы. Первой здесь стала книга «Применение и злоупотребление психологией» (1953), написанная по предложению издательства «Pelican Books». Она была основана на его лекциях, и ее создание заняло всего пару недель — как и создание всех иных работ Айзенка, за исключением его самых ранних: он попросту надиктовывал главу за главой по мере их появления, а затем вносил абсолютный минимум изменений в стенограмму, утверждая, что слишком много доработок портит спонтанность. (При условии тщательного обдумывания заранее, но не иначе, он способен был надиктовать статью из 9000 слов за пять часов в день.) Эта книга наряду со «Смыслом и бессмыслицей в психологии» (1956) и «Фактами и вымыслом в психологии» (1965) стала бестселлерами, продаваемом буквально миллионными копиями в многочисленных переводах и переизданиях, что более чем утроило его довольно скромную зарплату университетского профессора. Среди других его популярных книг — «Узнай свой собственный IQ» (1962), «Проверь свой собственный IQ» (1966), «Психология о людях» (1972), «Неравенство человека» (1973) и его любимая «Упадок и падение империи Фрейда» (1985). Все они были написаны с присущей ему поразительной четкостью и безжалостным рационализмом, потому что неаргументированные спекуляции было не в его стиле. Все его утверждения должны были основываться на здравом эксперименте и измерении. «Если что-то нельзя измерить, значит этого не существует», говорил он. Те, кто утверждал обратное, ссылаясь, скажем, на любовь или художественный вкус, быстро сталкивались со списками, которые могли точно измерить их, а также с обширной эрудицией, которая, казалось бы, всегда была у него под рукой. Дискутировать с Айзенком было отрезвляющим опытом.

Его непоколебимая приверженность научному методу привела его на обширную психологическую территорию, отличавшуюся огромным разнообразием: к области его интересов относились поведенческая генетика, личность, интеллект, социальные установки, психотерапия и фрейдистская психология, поведенческая терапия, сексуальное и семейное поведение, курение и здоровье, спортивная психология и (часто к удивлению его коллег) политически некорректные сферы графологии, астрологии и парапсихологии. Вклад Айзенка во все эти области описан в антологиях под редакцией таких авторов, как Моджил и Моджил (1985), а также Нюборг (1997).

Сегодня, когда методы поведенческой терапии, впервые предложенные Айзенком, получили широкое признание, трудно представить, какой фурор они произвели изначально. В 1958 году, после его первого выступления перед психоаналитиками на эту тему в переполненном зале, где он противопоставил надежную экспериментальную основу и подтвержденный успех поведенческой терапии противоположной ситуации в психоанализе, «аудитория, казалось, взорвалась, прыгая вверх и вниз, визжа, выкрикивая проклятия и размахивая кулаками в воздухе …reductio ad absurdum3 заявлений психоаналитиков, будто обучение психоанализу делает людей более рациональными» (Eysenck 1990: 145-146). С другой стороны, «тактичность и дипломатичность никогда не были моими сильными сторонами. Я всегда ощущал, что ученый обязан миру только одним — истиной, как он ее видит. Если истина противоречит глубоко укоренившимся убеждениям, это очень плохо» (1990:119).

Ганс Айзенк с женой Сибиллой (в центре) и сыном Майклом (справа). Все трое стали психологами.

Каждый из этих двух основных вкладов (поведенческая терапия и теория личности) связан с журналами, основанными Айзенком, а именно с «Поведенческие исследования и терапия» («Behaviour Research and Therapy») (в 1963 г.) и «Личностные и индивидуальные различия» («Personality and Individual Differences») (в 1980 г.), или «BRAT» и «PAID» для краткости. Сегодня оба журнала процветают и являются лидерами в своих областях. Айзенк также являлся одним из основателей международной серии монографий по экспериментальной психологии (1962), нацеленной на материалы, слишком обширные для журналов и слишком специализированные для книг. Благодаря этому многие проблемы данного направления стали довольно известными.

Несмотря на оказанное своими работами влияние на клиническую практику, Айзенк сам никогда не практиковал какую-либо терапию. Более того, он часто говорил, что не является хорошим психологом в том смысле, если под этим подразумевать, вслед за непрофессионалами, интуитивное понимание реакций других людей. Но в спортивной психологии преобладала противоположная ситуация: будучи теннисистом-юниором, он занимал второе место в Германии и продолжал играть по часу-другому в теннис или сквош каждый будний день вплоть до 70 лет. (Интересно, что Гоклен также был активным теннисистом и достиг национального рейтинга во Франции.)

Противоположности также возобладали, когда он встретил Сибиллу, ставшую позже его второй женой. Теория справедливости любви и брака гласит, что преимущества и недостатки обоих партнеров должны быть примерно равными, чтобы партнерство оказалось успешным. Она была молода, красива и жизнерадостна; он был старше и беднее. Она была экстравертной, общительной и привыкла проводить время вне дома; он же являлся интровертом, почитетелем книг и домоседом. Она обладала гораздо более низким уровнем психотизма, его же уровень был гораздо выше. Однако у нее имелись достоинства, обычно не связываемые с экстраверсией, такие, например, как чрезвычайная работоспособность и пунктуальность, к тому же ее показатель невротизма был совместим с его собственным нулевым баллом. Она обладала интуитивным пониманием его работы и позже внесла в нее значительный вклад. Их жизнь стала неразделимой, и за сорок с лишним лет совместной жизни они ни разу не поссорились всерьез. Айзенк часто вспоминал их первую встречу (в ежедневной дискуссионной группе), как будто это было вчера: «Я никогда не верил в любовь с первого взгляда и до сих пор не знаю, существует ли она, но то, что я почувствовал в тот момент, должно быть, было очень близко к ней» (1990: 110).

Интерес Айзенка к астрологии

Интерес Айзенка к графологии, астрологии и парапсихологии привел к появлению около 5, 19 и 12 публикаций соответственно, не считая публикаций на иностранных языках. В каждом случае результатом была конфронтация между знаниями человека от науки и областями, где трудно найти убедительные доказательства. Он был, как выразился редактор астрологических работ Терри Дуайер (1986), «всемирно известным критиком недостаточно доказанных утверждений как в классической психологии, так и в пограничных науках».

Каждая из этих трех областей (графология, астрология, парапсихология) являлась неоднозначной, но в каждой имелось твердое ядро доступных для проверки идей. Именно это важное качество тестопригодности, плюс явно положительные результаты, первоначально привлекли внимание Айзенка. Он говорил: «главная привлекательность такой области, как гипноз (или парапсихология с астрологией), заключается в том, что она содержит в себе совершенно новые и чрезвычайно важные знания, которые могут быть получены путем изучения (предполагаемых) рассматриваемых явлений» (1990: 233).

Айзенк (1986) подчеркивает, что пришел к своим положительным выводам (в отношении результатов Гоклена, экстрасенсорного восприятия и психокинеза) только после тщательной оценки доказательств и неспособности найти источники ошибок. Он высказывал следующие замечания: «Говорят, что не следует тратить время на темы, которые явно абсурдны, …я сам не думаю, что априорные суждения подобного рода допустимы в науке; ученые слишком часто ошибались в высказываниях такого рода, дабы считать их мнение непогрешимым. В любом случае, потраченное впустую время — мое, и тратить его на чтение литературы по астрологии и парапсихологии, наверное, лучше, чем на просмотр порнографических фильмов или на то, чтобы стать футбольным хулиганом!» (1986: 382-383)

Айзенк пришел к положительным выводам, хотя поначалу подобные утверждения казались маловероятными. Результатом стал ощутимый когнитивный диссонанс4: «Мне не нравится защищать эмпирические данные, которые идут вразрез с моими собственными интуитивным убеждениями. Я бы предпочел опровергнуть все парапсихологические и астрологические утверждения: жизнь была бы намного проще, если бы мы могли уютно засыпать в тени ортодоксальной науки!» Но все решили факты: «Я, разумеется, не пришел к положительным выводам в этих вопросах просто для того, чтобы досадить ортодоксальным ученым. …Возможно, сильное врожденное сочувствие к проигравшему как-то связаны с этим; но я считаю, что данные области были осуждены ортодоксальными учеными без экспертных знаний о том, что в них достигнуто, и я считаю подобное положение дел нестерпимым» (1986: 384).

Айзенк занимался астрологией, главным образом, в 1975-1985 годах, через десять лет после того, как он заинтересовался парапсихологией. Его интерес к астрологии был вызван открытиями Мишеля Гоклена (1926-1991)5. На протяжении многих лет Гоклен опровергал многие утверждения астрологии, однако одно любопытное открытие упорно отстаивало право на существование. В момент рождения выдающихся профессионалов, таких, например, как военачальники и художники, некоторые планеты имели тенденцию предпочитать или избегать области, связанные с их восходом и верхней кульминацией — это наблюдалось примерно в каждом пятом случае. Эти избыток или дефицит не могли быть объяснены демографическими или астрономическими артефактами и, как правило, встречались на 10-25% чаще, чем ожидалось. (Это может показаться значительным, но соответствующий размер эффекта, который в течение тридцати лет никто не удосужился рассчитать, составлял всего 0,02-0,05.) Чтобы еще усилить загадку, отметим, что эффект исчезал, если исследовались карты не выдающихся профессионалов. Обычные объяснения эффекта, такие, как ошибки выборки, здесь не применимы, поскольку Гоклен использовал большие выборки с N, иногда превышающим 3000, и результаты были очень значимыми с p часто ниже 0,0001, и эффект, казалось, был воспроизводимым. Айзенк оказался впечатлен и дал благоприятный отзыв о результатах Гоклена в и поныне несуществующем журнале «New Behavior» (1975).

В той же статье Айзенк не согласился с аргументом Карла Поппера о том, что астрология, как и психоанализ, является псевдонаукой, поскольку состоит из непроверяемых утверждений. Айзенк утверждал, что, напротив, астрология делает проверяемые утверждения, такие, например, как те, которые связывают положения планет с личностью и, следовательно, «не должно быть никаких трудностей в организации эксперимента, чтобы совершенно однозначно проверить гипотезу». Приводя в качестве примера исследование Гоклена, Айзенк заметил: «Я думаю, можно сказать: в том, что касается объективности наблюдения, статистической значимости различий, проверки гипотезы и воспроизводимости, в психологии имеется немного статистических данных, которые могли бы конкурировать с этими наблюдениями». Это хорошая иллюстрация того, что Айзенк настаивал на приоритете фактов, а не простого мнения.

Продолжение следует.


1 Артур Роберт Дженсен (1923-2012) — американский психолог, специалист по педагогической психологии, эмерит-профессор Калифорнийского университета в Беркли. Известен за свою работу в области психометрии и дифференциальной психологии. Дженсена оценивают как одного из 50 наиболее выдающихся психологов XX века. Дженсен был главным сторонником позиции херидетарионизма — точки зрения в дискуссии «Социогенетизм или биогенетизм», согласно которой наследственность играет ведущую роль в формировании поведенческих свойств, таких как интеллект или личностные качества. Его выводы о связи интеллекта и расы вызвали множество споров в науке и обществе.

2 Невротизм (нейротизм) — это личностная черта человека, которая проявляется в беспокойстве, тревожности и эмоциональной неустойчивости. Невротизм в психологии — это признак неудовлетворения личностных потребностей, биологических и социальных. Особенно часто возникает неудовлетворенность потребности в доминировании (успех, власть, превосходство). Невротизм не следует отождествлять с неврозом, так как невротические симптомы может обнаруживать и здоровый человек. Невротизм измеряется, как правило, с помощью специальных шкал или личностных опросников. В широком смысле невротизм можно определять как неспособность эффективно регулировать негативные эмоции. Негативные эмоции склонны возникать, когда люди полагают, что они плохо справляются с достижением своих целей.

3 Латинское выражение, означающее сведение к абсурду.

4 Когнитивный диссонанс — состояние психического дискомфорта, вызванное столкновением в сознании человека конфликтующих представлений: идей, верований, ценностей или эмоциональных реакций.

5 В русскоязычном Интернете, судя по всему, распространен миф, заключающийся в том, что Айзенк будто бы еще в молодости увлекся астрологией и даже посылал гороскопы руководителям нацистской партии. Данное заявление мы находим даже в русскоязычной «Википедии», правда, без указания источника. Как мы видим из текста данного некролога, Айзенк впервые увлекся астрологией в зрелом возрасте. Кроме того, он ненавидел нацизм и потому, даже если бы действительно увлекся по молодости астрологией, вряд ли стал бы сотрудничать с нацистскими лидерами. Однако мы знаем, что Айзенк фактически переехал в Англию в 1930-х годах (а родился он в 1916 г.), вряд ли в 20 лет можно столь хорошо изучить астрологию, чтобы жаждать вступить в переписку с сильными мира сего.

Источник: Dean G. and Nias D. Professor H.J. Eysenck. In Memoriam 1916-1997 // Correlation 16(1). — 1997. — P. 48-54. В эл. виде: https://www.astrology-and-science.com/H-eyse2.htm

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.