Размышления Джеймса Хиллмана об астрологии

Алексей Шлыков / Ноя.10.2017. / комментариев 11

Биографическая справка: Джеймс Хиллман (12 апреля 1926 — 27 августа 2011 гг.) — американский психолог и психотерапевт. Учился и затем руководил исследованиями Института К.Г. Юнга в Цюрихе, основал движение архетипической психологии и ушёл в частную практику, писал и путешествовал, работал частным преподавателем до самой своей смерти в своём доме в Коннектикуте.

Ниже приведены выдержки из статьи Д. Хиллмана «О необходимости аномальной психологии: Ананке и Афина» (лекция была прочитана в 1973 г., опубликована впервые в 1977 г., издана на рус. языке — в 2004 г.):

«Миф об Эре явился основной причиной платоновского очарования астрологией как формой психологии. Все та же необходимость управляет и движениями души, и движениями звезд. Между колен Ананке* вращается веретено, ось которого — мировая ось, и Ананке управляет движениями планет, но как раз под тем местом, на котором она восседает, проходят человеческие души. Все, что происходит с душой и со звездами, воплощено в одной и той же плетеной нити. Поэтому тому, кто пытается разобраться в хитросплетении душевной необходимости, следует обратиться к движениям планет. Как объяснил Парацельс, тот или иной исцеляющий от патологии не может рассматривать себя таковым, пока он не приобретет знание о другой составляющей души в планетарных телах. Но астрологи восприняли это послание скорее буквально, нежели имагинально. Ведь не реальные звезды и не астрологические планеты являются управителями личности. Астрология — это метафорический способ, ведущий к пониманию того, что управителями личности являются архетипические силы, которые располагаются за пределами наших личных достижений, но тем не менее с необходимостью вовлечены во все превратности наших судеб. Эти силы представлены мифическими персонажами, Богами, и их действия описаны не в математике, а в мифах»**.

«С этой мифической точки зрения, у каждого архетипа имеются свои патологизированные темы, и, наоборот, каждое патологизированное явление можно рассматривать в определенной архетипической перспективе. <…> Персонажи мифа — ссорящиеся, обманывающие, сексуально одержимые, мстящие, ранимые, убивающие, разрываемые начасти фигуры — демонстрируют нам, что Боги отнюдь не только совершенства, и все ненормальности, следовательно, можно свалить на людей. <…>

Размышляя о патологизации мифологически, мы могли бы сказать, как это и делают некоторые, что «мир Богов» антропоморфен, что он имитирует наши собственные проекции, включая и наши патологии. Однако можно было бы начать также и с другого конца — с «имагинального*** мира» архетипов (или Богов) и сказать, что наш «секулярный мир» является одновременно и мифическим, служит своего рода подражающей проекцией их мира, включая и их патологии. То, что Боги демонстрируют в имагинальной сфере мифа, находит отражение в нашем воображении в виде фантазии. Наши фантазии отражают их фантазии, наше поведение подражательно в отношении их поведения. Мы не способны ничего вообразить или осуществить, что уже формально не было бы архетипическим воображением Богов. <…> Поскольку божественный недуг существенен для полноты их конфигурации, то отсюда следует, что для нашей индивидуальной завершенности требуется наша собственная патологизация.

Если дело обстоит подобным образом, то мы оказываемся в той же степени гармонии с архетипической сферой и тогда, когда пребываем в состоянии подавленности, и в блаженном состоянии трансценденции. <…> Если Боги представляют истинную основу и фон человеческой жизни, и мы созданы по их образу и подобию, тогда наши болезни тоже имеют божественное происхождение. Они не просто ниспосланы нам Богами, не просто несомы нами для них, но, через архетипическое нездоровье, мы обретаем с ними согласие во всех смыслах»****.

Цитаты из статьи «Психология: монотеистическая или политеистическая» (изд. на рус. в 2004 г.):

«Чем больше меня будет занимать анима или анимус, тем больше я буду озабочен хаосом психологических явлений. Чем больше меня будет занимать самость, тем в большей мере я буду озабочен целью своих устремлений, крайними переживаниями и универсальностью.

С точки зрения таких высших устремлений Вавилон и распространение различных эллинских культов всегда воспринимаются как вырождение, подобно тому, как «правление анимуса» и его амбивалентность или же множество воображаемых женщин означают всего лишь нижнюю, предварительную стадию единого. <…> Многогранный мир Олимпа должен растаять перед лицом единого Бога (пусть и воплощенного в трех ипостасях). Можно, однако, рассматривать распространение культов и как «терапию» комплексов в их различных формах. <…> Если существует лишь одна модель индивидуации, то возможно ли существование истинной индивидуальности? Комплексы, которые не интегрируются, требуют признания своей автономной власти. Их архетипические сущности не хотят служить единой цели монотеистической целостности. С одной точки зрения Вавилон может означать упадок религии, однако он может символизировать и психологическое совершенствование, поскольку через множество языков отражается вся полнота психической реальности. Поэтому наблюдаемое в наши дни увлечение суевериями, колдовством, оракулами имеет психологическую значимость, даже если полагать, что они располагаются на более низком, по сравнению с религией, уровне. Через такие образы и действия аспекты анимы и анимуса начинают находить традиционное отражение и сдерживание благодаря наличию безличного фона»*****.

«По-видимому, монотеизм дал психике Константина необходимый ей тогда центральный фокус. Не является ли сегодня ситуация прямо противоположной? Может ли раздробленность нашего психического язычества, то есть распространение индивидуального формирования символов, сопровождающее угасание христианства, сдерживаться с помощью психологии интеграции самости, в которой эхом отражается гибнущая модель христианства? <…> Дать ответ сможет только история; а чаша весов, наполненная до краев возрождающимися индивидуальными фантазиями, несомненно отдаляется от монотеистического определения порядка и его богообраза. Опасность состоит в том, что тогда возможно настоящее возрождение язычества как религии, со всеми сопровождающими его явлениями, такими, как пророчества, быстрое появление касты жрецов, астрологические предсказания, экстравагантные нравы, а также эрозия психических различий за счет ложного энтузиазма. Самость не служит защитой, ибо монотеистическое описание и протестантская интерпретация оставляют слишком многое недосказанным. <…> Политеистическая психология может придать священное разнообразие нашему психическому смятению, и мы сможем приветствовать свою — чуждую нам — индивидуальность, опираясь на классические образцы.

Усовершенствование этих образцов с использованием психологических терминов еще впереди. Нам еще надо будет понять Артемиду и Персефону, Аполлона и Посейдона, опираясь на наше поведение и образы нашей души»******.

Выдержки из эссе «Эдип возвращается» (написано в 1987 г., опубл. на русском — в 2004 г.):

«Психотерапевты часто, как оракулы, прислушиваются к сновидениям, прибегают к помощи гороскопов для получения предсказаний, обращаются к Таро и Книге Перемен. Они хотят предостеречь пациента (человека, обратившегося за помощью) от выбора такого хода событий, который, как они предсказывают, неминуемо приведет его к трагедии. Такой способ толкования сновидений, напоминающий действия оракула, не следует рассматривать ни как шаманское провидение терапевта, ни как его практическую проницательность, ни даже как юнгианскую веру в бессознательное. Скорее, такие действия могут служить иллюстрацией бессмертного воздействия Эдипа на психоанализ»*******.


* Ананке — термин античной философии, означающий силу, принуждение или необходимость, которая определяет действия людей и ход космических событий. Также Ананке — божество необходимости, судьбы, предопределенности, рока, почитаемое в орфических верованиях.

** Хиллман Д. О необходимости аномальной психологии: Ананке и Афина // Хиллман Д. Внутренний поиск: сб. работ разных лет. — М., 2004. — С. 211.

*** Имагинальный — (от лат. imago — образ) имеющий отношение к образному, воображаемому, существующему в бессознательном. В данном контексте, видимо, употребляется в значении некоего мира, существующего в реальности, но проявляющего себя лишь в нашей психике, а не в твердой материи.

**** Хиллман Д. О необходимости аномальной психологии: Ананке и Афина // Хиллман Д. Внутренний поиск: сб. работ разных лет. — М., 2004. — С. 186-188.

***** Хиллман Д. Психология: монотеистическая или политеистическая // Хиллман Д. Внутренний поиск: сб. работ разных лет. — М., 2004. — С. 166-167.

****** Там же. — С. 176-177.

******* Хиллман Д. Эдип возвращается // Хиллман Д. Внутренний поиск: сб. работ разных лет. — М., 2004. — С. 276.

При подготовке материала использован коллаж, созданный творческим объединением Bojemoi!

комментариев 11 Добавить комментарий

  • Весьма двусмысленная фраза…
    «Астрология — это МЕТАФОРИЧЕСКИЙ способ, ведущий к пониманию того, что управителями личности являются архетипические силы, которые располагаются за пределами наших личных достижений, но тем не менее с необходимостью вовлечены во все превратности наших судеб. Эти силы представлены мифическими персонажами, Богами, и их действия описаны НЕ В МАТЕМАТИКЕ, а в мифах»

    Если имеется в виду что-то вроде бессмысленности высчитывания момента рождения с секундной точностью или псевдопроблема фиксированных универсальных величин орбисов, то тут я первый «за».

    Но, кажется, там имеется в виду нечто совсем другое. И при таком взгляде на астрологию она просто летит к черту.
    Потому что если под «метафорическим способом» имеется в виду «ВСЕГО ЛИШЬ метафорический», а «не в математике» означает отсутствие конкретных локализаций и индивидуальной структуры организации архетипов в каждом индивидуальном случае (координаты планет в индивидуальной натальной карте), то…
    То понятно же, что «астрология» в этом случае оказывается просто еще одним вариантом архетипической психологии, т.е., собсно, концепции самого Хиллмана). Т.е. вообще и не АСТРОлогией, и не АСТРОпсихологией. Без привязки архетипов и их индивидуальных проявлений к какой-либо предустановленной структуре.

    И тогда получается, что реальное проживание тех или иных аспектов того или иного архетипа вообще просто случайно с человеком происходит. Просто откуда-то сверху на него всё валится, безо всякой системы.
    Как, собственно, и получается при чисто психоаналитическом (в самом широком смысле — от Фрейда до Гигериха с Хиллманом) подходе к архетипу.

    Но астролог бы тут спросил: почему именно этих а не других архетипов? почему проживаются именно так, а не иначе? (возможны же вариации, и немало); почему именно с этим человеком? и т.д.

    Т.е. максимум, что может сказать психоанализ о предустановленных структурах, генерирующих индивидуальнные «стили» и особенности реализации архетипов, — это поместить эти структуры в раннее детство (Фрейд). А трансперсональная психология — в область перинатальных психотравм, микрособытий и т.д..
    ______

    В общем, лично я Хиллмана люблю избирательно и выборочно). Не за его взгляды на астрологию.

    • Да, работы Хиллмана — это нечто особое. Можно согласиться с одним автором, который говорил, что когда Хиллман на сцене, в него словно вселяется Анима. Я так понимаю, это указание на то, что он был мастером импровизации, был подвержен вдохновениям и очень доверял своей интуиции. Потенциал своей натальной карты он реализовал замечательно. Я так часто видел в тексте его работ призывы «спуститься вниз», дать волю своей Аниме, что не могу не связать такие устремления с Северным лунным узлом в Раке. С другой стороны, чего стоит соединение Солнца и Луны, имеющих мажорные аспекты к Нептуну, в свою очередь, пребывающему в соединении с Лилит. Существенный вопрос, по моему мнению, заключается в следующем: говорил ли он то, что говорил, серьезно? Если так, то Хиллман в процитированных фрагментах допускает реальность архетипического мира и даже его, с позволения сказать, первичность по отношению к человеческому миру. Может быть, это лишь метафора. Но как знать…

      • «…говорил ли он то, что говорил, серьезно? Если так, то Хиллман в процитированных фрагментах допускает реальность архетипического мира и даже его, с позволения сказать, первичность по отношению к человеческому миру».
        _________
        А разве кто-либо из астрологов не допускает реальность архетипического мира? (Насчет первичности — вопрос более тонкий). Я тоже, например, «допускаю»)). Мы с этим миром КОСВЕННО имеем дело, когда работаем с картой, а прежде всего когда просто живем…
        (см. напр.: 1. Аналогия между невозможностью прямого опытного наблюдения (а) «архетипов коллективного бессознательного», (б) астро-архетипов и (в) физических реалий микромира
        https://adastra-sedinte.livejournal.com/2017/10/20/)

        НО именно с энергетически-смысловой реальностью мира архетипов (в данном случае — астро-архетипов), а не с богами, определенно)).
        У меня вот об этом здесь было, и как раз в связи с Хиллманом:
        https://adastra-sedinte.livejournal.com/2017/11/07/
        (4. «Серьезно, хотя и не буквально», или «Внутри – это где?».
        Аналогия для реальности, относительной автономности и особенностей проявления астро-архетипов в опыте. Промежуточный онтологический статус архетипов.)

        И там же:
        «К сожалению, многие астрологи, кажется, просто не в состоянии по-настоящему понять то первое, верхнее ограничение нашего человеческого восприятия астро-архетипов («не имеют метафизической природы»). Некоторые их установки настолько натуралистические и буквалистские (!), что иной раз подивишься, действительно ли люди могут всерьез смотреть на вещи настолько упрощенно в начале 21-го столетия.
        В качестве примера приведем книгу А. Гуттман и К. Джонсон «Прикладная мифологическая астрология…»

        Но, действительно, и Хиллман иногда, кажется, тоже слишком «увлекался» богами)

        • Да, я делаю акцент именно на той позиции, что для Хиллмана архетипы не суть нечто существующее сугубо в коллективном бессознательном, а сущности самостоятельного порядка. Т.е. мы — не их «породители» и источник, а кто-то вроде живых зеркал-носителей, принимающих их влияния. Это сложная, мутная тема. Но Хиллман здесь не так уж одинок (один в своих авторских трактовках только, приписывая все к миру богов), в частности, Станислав Гроф тоже говорит о самобытности мира архетипов. Т.е. психологи и я, конечно, не сомневаются в реальности архетипов, вопрос касается «локации» и самостоятельности этого явления.

          Для себя и дальнейших исследований я увидел такую проблему: мне не ясна эволюция понятия архетипа, хотя очевидно, что она имеет место. Работ Юнга очень много. Еще больше работ продолжателей его взглядов. И на страницах этих книг мы встречаем самые разнообразные определения того, что есть архетип. Благо в мои руки попала замечательная книга Э. Самуэлса (Сэмюэлса) «Юнг и постъюнгианцы» (1985), в которой рассматривается данная тема. Автор книги показывает, что первоначально Юнг считал архетипы чем-то вроде «архаического наследия», древнего стереотипного опыта. Т.е. источник архетипов — это прошлое человеческого рода. А в дальнейшем он пришел к позиции о вневременном существовании, к взгляду на них как на нечто трансцендентное. В этом ключе позиция Хиллмана оправдана: он впитал в себя взгляды позднего Юнга, как и Гроф. И тогда напрашивается базовый вопрос: а если человечество исчезнет, архетипический мир перестанет существовать? Ежели это явление нечеловеческого плана — то нет. Однако это слишком смелое заявление (хотя и не лишенное логики).

          • «И тогда напрашивается базовый вопрос: а если человечество исчезнет, архетипический мир перестанет существовать?»
            ____
            Хороший вопрос, кстати. Эвристически полезный. Надо взять на заметку, т.к. подобные мысленные эксперименты, если их последовательно продумывать и стараться извлечь из них какие-то следствия, косвенно могут что-то прояснить в исходной проблеме.

  • …Кроме того, некоторые его работы (среди них как раз те, что здесь цитируются) написаны как-то уж слишком многословно и без необходимости витиевато, как на мой скромный вкус). Я, собсно, не все даже понял, я серьезно)). И вряд ли эта велеречивость мотивирована именно сложностью темы, — скорее особенностями личности самого автора…
    И этот узнаваемый эпатаж на пустом месте, — впрочем, относительно редко. Но чего стоит хотя бы «…но как раз под тем местом, на котором она восседает, проходят человеческие души».

    По уровню неоправданно заумной и эпатажной многословности с Хиллманом, думаю, может соперничать только еще один пост-фрейдист. Жак Лакан, разумеется)

    • В юности когда-то рецензировал книжку интервью Лакана, в НГ, под псевдонимом.
      http://www.ng.ru/ng_exlibris/2001-02-22/4_charm.html

      «…Свысока и пригоршнями бросает Лакан нам, непосвященным, истины о нашем бессознательном. И никак не удается нанизать этот бисер на нить хоть какой-нибудь внятности. В итоге читатель рискует просто-напросто остаться в дураках, а мэтр при этом еще и нагнетает подозрения: он, дескать, «погрешил… самой мыслью говорить так, чтобы (его — С.Я.) поняли идиоты». А ведь все равно не поняли. А еще эти шокирующие пассажи вроде отождествления психоаналитика со святым или утверждения, что подлинная реальность женщины доступна мужчине только в собственном психозе.»

      • Очень здорово написано. Мастерски. С большим удовольствием почитал, но с самим Лаканом не знаком.

  • «Но астрологи восприняли это послание скорее буквально, нежели имагинально… Астрология — это метафорический способ… их действия описаны не в математике»

    Для сравнения и по контрасту — две другие, гораздо более грамотные, точки зрения на астрологию, которые ВНЕШНЕ могут казаться похожими на эту, а на деле — ничего общего. Но при этом там тоже речь идет об анти-буквализме.

    1.
    Гурджиев об астрологии.
    https://adastra-sedinte.livejournal.com/2017/07/22/
    Оттуда, напр.: «Действительно, планеты оказывают огромное влияние как на жизнь человечества вообще, так и на жизнь отдельного индивида. Большая ошибка современной науки состоит в том, что она не признает этого влияния: с другой стороны, влияние планет не так велико, как в этом хотят нас уверить современные «астрологи»».

    2.
    Гроф об астрологии.
    http://northnode.ru/stanislav-grof-ob-astrologii/
    «Склонность мыслить с позиции причинности — вот одно из главных оснований того, почему астрологию так неистово отвергают. Критики астрологии, в том числе и Карл Саган, не понимают, что астрологи используют сложную парадигму, которая утверждает существование синхронной связи между планетами, человеческой психикой и внешними событиями. Чтобы постичь астрологию, нужно мыслить с позиции синхронности.
    говоря о взаимосвязи переживаний и событий с движением и аспектами планет, мы никоим образом не имеем в виду причинное влияние небесных тел на человеческую психику или на события в материальном мире.»

    Там по контексту аутентичной главы (по ссылке этого нет) простодушный Карл Саган в разговоре с Грофом возмущается тем, что Плутон, дескать, не может никакими излучениями достать до нас. Слишком уж он далеко. Да и излучений никаких не может быть в принципе…

    Ну то есть вот он так себе это и представляет. Как только и может представлять астрофизик всё, что выходит за пределы астрофизики. И именно такую «астрологию» он и отрицает. А никакой другой он просто не знает, да и знать не хочет. Потому что, очевидно, она бы сильно осложнила хорошо устоявшуюся картину мира респектабельного астрофизика и знаменитого популяризатора науки.

  • «* Ананке — термин античной философии…»
    С Вашего позволения — термин античной философской школы элеатов (наиболее видные представители которой — Парменид и Гераклит). Не всей античной философии.
    Прошу прощения за снобизм;)

Оставить комментарий