Математик и физик Вольфганг Смит об астрологии

Биографическая справка: Вольфганг Смит (род. в 1930 г.) — математик, физик, философ науки и активный католик, отличающийся нестандартными взглядами на взаимоотношения науки и религии. Он осуждает принятие католической Церковью передовых научных достижений, противоречащих библейским постулатам. Для нас представляют интерес его размышления об астрологии и истории отказа европейского мышления от геоцентрической системы мира. Ниже приведены выдержки из его работы «Мудрость древней космологии» (2003).

«По-видимому, вышеупомянутое отнологическое разграничение присуще всем древним космологиям. Даже св. Фома Аквинский говорит о «нетленности» звездной субстанции и тем самым помещает звездные объекты над родом телесно сущего, находящегося на Земле. Когда ап. Павел различает два царства, это не просто поэтическая фантазия: «Есть тела небесные и тела земные; но иная слава небесных, иная земных. Иная слава солнца, иная слава луны, иная звезд; и звезда от звезды разнится в славе» (1 Кор. 15:40, 41). <…> Одно от другого отделяет пропасть» (с. 264-265).

«Возвращаясь к звездному царству, мы видим, что оно образует мир вторичного, хотя и надфизического света, который служит тайной обителью света первоначального. Можно добавить, что есть глубокая связь между звездным и ангельским миром, однако этот вопрос может увести в сторону. Достаточно сказать, что звезда — это несравнимо большее, чем просто скопление квантовых частиц, что она обладает и сущностью, и назначением, о которых мало что может знать астрофизика. Столь же важно не забывать, что звезды служат человечеству «для знамений». Нужно признать, что это библейское утверждение может иметь эзотерический смысл. Кто знает, возможно, было время, когда люди умели читать, что «предначертано на небесах»?

<…> Стоит ли говорить, что в астрофизических учениях нет никаких признаков этой связи, она в них косвенно отрицается! Звездное небо оказалось разбитым, или, лучше сказать, вместо космической иконы Бога у нас теперь плоская картинка» (с. 267-268).

«Небеса проповедуют славу Божию, и о делах рук Его вещает твердь»: только исходя из этого и можно вынести беспредельность звездного мира. …в количественной необъятности звездной Вселенной отражается истинная беспредельность духовного мира. Здесь можно говорить о символизме, только не в плане поэтической фантазии, а в платоновском смысле реальной «сопричастности». Звездная Вселенная, таким образом, есть «часть» метакосма, духовного мира, именно этот онтологический факт заставляет человека почитать звезды и с благоговением взирать на небо.

Зато для астрофизика звезда — это просто «газ, разогретый до сверхвысоких температур», не более. <…> И все же я подозреваю, что аутентичные символы продолжают оказывать на нас свое воздействие независимо от того, способны мы их понять или нет. Символы не умирают. Я уверен, что звездная Вселенная все еще сохраняет свое культовое значение даже в наш век развенчания культов. <…> Что мы думаем о звездах, как представляем себе звездный мир — все это не остается для нас без последствий. Отдаем мы себе в этом отчет или нет, но это впрямую касается наших воззрений на Бога, человека и человеческое предназначение. …звездный мир для человека — это архетип высшей космической сферы» (с. 275-276).

«Астрономия и астрология были взаимосвязаны как дополняющие друг друга аспекты единой науки. Нельзя забывать, что Птолемей оставил после себя не только Almagest, наиболее полный и значимый трактат по астрономии в античности, но также и Tetrabiblos, посвященный предсказательной астрологии. <…> Мы должны помнить, что в прежних культурах небеса были населены богами, или ангелами, как мы предпочитаем их называть, в распоряжении которых, по-видимому, было в избытке средств, чтобы влиять на подлунный мир по ту сторону прямого физического воздействия. Но как бы то ни было, небесные сферы явно мыслились как «действующие» относительно дольнего мира; иначе говоря, мировоззрение этих ранних культур изначально было астрологическим.

Конечно, в результате коперниканской революции это базовое отличие древней космологии осталось в прошлом. Сам Коперник изо всех сил пытался сберечь все что только можно из старой космологии. Он никоим образом не был ни революционером, ни иконоборцем, хотя в силу некой неумолимой логики его астрономические нововведения послужили средством разрушения древней картины мира. В сознании и воображении людей, которые, следуя за Коперником, отдали предпочтение гелиоцентрической космографии, астрология утратила актуальность. Теперь уже сама Земля находилась в движении и, предположительно, воздействовала на другие планеты, как и те, в свою очередь, воздействовали на нее. Отметим «демократичность» новой космологии: традиционную иерархию, в которой Земле отводилась самая нижняя позиция, заменила планетарная система, в которой земной шар имеет более или менее равный статус с сопутствующими планетами. Теперь уже не существовало «верха» и «низа», «востока» и «запада», «севера» и «юга», кроме как в привязке к отдельно взятой планете, совершающей орбитальное движение вокруг Солнца. Ясно, что исчезла сама основа для астрологических воззрений» (с. 325-327).

«Это верно, что Земля заключает в себе центр Вселенной. То же самое можно было бы сказать и о Солнце, Луне и мириадах звезд. Тем не менее очевидно, что для нас имеет значение именно первое из этих допущений, коль скоро мы являемся обитателями Земли. Как уже было сказано, мы зависим от данного допущения, как от истины, на которую ориентируемся, причем ориентируемся не только в физическом, но и в духовном смысле» (с. 341).


Источник: Смит В. Мудрость древней космологии: современная наука в свете Традиции. — СПб., 2017. — 480 с.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.