Культовые книги: «Астрология личности» Дэйна Радьяра

«Астрология личности» американского астролога, композитора, художника и философа Дэйна Радьяра (1895-1985) является его центральной, ключевой работой, сильно повлиявшей на развитие западной астрологии второй половины XX века. Обсуждаемая книга была издана в 1936 г., когда Радьяру исполнился 41 год.

Как отмечает Майкл Мейер, биограф и исследователь творчества Радьяра, предыстория появления культовой астрологической книги такова: интерес к астрологии появился у композитора под влиянием Марка Джонса, другой важнейшей фигуры американской астрологии двадцатого столетия. Именно Джонс продемонстрировал Радьяру, насколько шире стандартных представлений может быть сфера астрологического мышления. В 1932-1933 годах внимание Радьяра привлекла глубинная психология Юнга. Синтезируясь и кристаллизуясь, различные подходы к человеческой душе оформились в сознании будущего известного астролога в принципиально новую астрологическую систему, гораздо более психологичную, нежели ранее. При этом в начале 30-х годов на взгляды Радьяра оказали сильное влияние не только астрология с юнгианской психологией, но также теософия Блаватской, Бейли и холистические идеи Яна Смэтса.

Книга «Астрология личности» родилась из многочисленных статей Дэйна Радьяра, создаваемых для «Американского астрологического журнала» Пола Клэнси, симпатизировавшего идеям нового автора, и другой периодики. Известный теософ Алиса Бейли, прочитав статьи Радьяра от 1934 года, предложила ему собрать этот материал, расширить его и опубликовать в ее издательстве «Люцис». Так и появилась в 1936 году веховая для западной астрологии книга, которую Пол Клэнси приветствовал как «величайший шаг вперед в астрологии со времен Птолемея и которая «символизирует рождение новой эпохи».

Учитывая, что Радьяр познакомился с Марком Джонсом лишь в 1930 году, между его знакомством с наукой звезд и созданием астрологического бестселлера прошло всего 6 лет! В этом плане Радьяр определенно является уникумом.

Размышляя о причинах популярности своих работ, Радьяр писал в 1970 году, в предисловии к третьему изданию «Астрологии личности», что в 1930-е годы астрология интересовала сравнительно немногих. Но эта его книга возникла в переломное для развития науки звезд время, «когда в результате популяризации этого древнего искусства» не только потребовался более глубокий психологический подход, но возникла необходимость определить, как астрология относится к инновациям «в философском и научном мышлении». Автор признает, что в 1934-1935 гг. его философско-космический гуманистический подход еще с полной ясностью не оформился; и в то время он еще испытывал на себе сильное влияние «верований и образов теософско-оккультной традиции». В 1970 г. он уже не стал бы формулировать свои идеи таким образом, как в 1936-м.

Предпримем же экскурс в содержание важнейшей астрологической книги Радьяра. По своей структуре «Астрология личности» включает в себя 14 глав, а также пролог с эпилогом. В подзаголовке сказано: «Представление астрологических понятий и идей в свете современной психологии и философии». На самом деле, круг заявленных в оглавлении тем очень обширен. Здесь и сугубо абстрактные, философские проблемы астрологии («Астрология в свете современной мысли», «Астрология и аналитическая психология», «Ключ к астрологическому символизму»), и размышления практического характера («Форма и структура планетных аспектов», «Карта рождения и прогрессии», «Техника прогрессий, дирекций и транзитов«). Конечно, Радьяр относится к числу философствующих астрологов, оттого стиль его изложения кому-то может показаться чрезмерно велеречивым и даже поэтичным. А чего еще ждать от человека, обладающего не только широким полетом мысли, но также и явными музыкальными и художественными дарованиями?

В самом начале книги Радьяр совершает экскурс в историю астрологии и прямо заявляет: бессмысленно пытаться понять значение древней астрологии, если не ставить ее в самый центр культуры того времени. Он не удивляется, что современный человек чаще не принимает всерьез «лженауку» астрологию, ведь история астрологии, «которая лишь перечисляет несвязные факты и имена, без какой-либо идеи о ее живой сущности, — бесполезна» (с. 12).

Уже на первых страницах своей книги автор формулирует ключевую задачу живой астрологии — это интеграция. «Мы утверждаем, что всякая астрология, которая не указывает человеку путь к интеграции, — проституирование и извращение истинной астрологии» (с. 12). Цель же настоящей астрологии — забота о психологическом урожае и облагораживание диких человеческих желаний (с. 20).

Прослеживая развитие астрологии от древности к современности, Радьяр отмечает, что такие известные предсказатели, как Нострадамус, Уильям Лилли и Джон Гэдбери «продолжали традиции Птолемея, добавляя тут и там понемногу, но не внося ничего нового и существенного» (с. 30) (что не очень справедливо, особенно в случае Гэдбери). Его оценки довольно суровы и безапелляционны: европейская «классическая» астрология — это духовно безжизненное возрождение греко-римского интеллектуализма, в котором всякий прогресс концентрировался лишь вокруг чисто интеллектуального знания и физического «научного» эксперимента. Радьяр считает принципиально важным, что в XX веке астрология должна быть занята психикой и умом, а не праздными предсказаниями.

В главе «Астрология в свете современной мысли» Радьяр задается вопросом: а может ли астрология стать эмпирической наукой? Автор «Астрологии личности» уверен, что астрология не является и никогда не станет наукой эмпирической, а «философия астрологии никогда не будет такой, как философия какой-либо эмпирической науки, вроде физики, механики или биологии» (с. 36). Проблема проверяемости астрологии заключается в том, что она имеет дело исключительно и по преимуществу с «оперативными целостностями». Радьяр полагает, что новый подход к астрологии, рассматриваемый в этой его книге, основывается на позитивном понимании времени. С космической точки зрения, каждый момент во Вселенной может быть понят, как космический символ, раскрывающий качество момента и Душу Космоса (или волю Бога, если угодно) (с. 59).

Пропагандируемая Радьяром точка зрения заключается в том, что астрология — это символический язык, который способен обнаруживать архетипы того, что есть по существу данный человек, иначе говоря — «форму» индивидуальности человека. А то, что мы неясно и часто ошибочно называем судьбой, является процессом актуализации потенциальностей, абстрактно формулируемых в карте рождения. Вместо статистики Радьяр предлагает доверять интуиции. В своем сочинении автор поставил перед собой большую задачу — истолковать астрологические символы в соответствии с современной западной психологией и опорой на «наиболее жизненные философские представления нашего века» (с. 73). При этом он пишет, что всякая карта рождения есть мандала индивидуальной жизни.

В 3 главе автор высказывает идеи, которым в будущем суждено будет стать общепринятыми. В частности, он пишет, что Уран, Нептун и Плутон символизируют коллективные или бессознательные силы. «Если индивидуальное эго человека недостаточно сильно, эти силы разрушительны для единства личности. В положительном же случае они действуют как высококачественное топливо в прекрасном моторе, значительно улучшая функционирование» (с. 111). Психологические комплексы он называет проявлением дефицита в балансе. И врожденные тенденции к таким неудачам в согласовании коллективного и индивидуального выражены ретроградными планетами, а также соотношениями между Солнцем и осями карты рождения. Размышляя о подходах к познанию, Радьяр выделяет три таковых — религия, наука и философия. Но в будущем их можно будет назвать астрологическим, психологическим и эстетическим подходами.

Признавая, что астрология — лишь одна из многих возможных областей жизненного символизма, американский астролог указывает, что она в состоянии учитывать лишь факты определенного рода. Это прежде всего факты, которые могут быть пережиты людьми на поверхности земного шара. При этом он считает, что Уран и Нептун не влияли на нас, пока не были обнаружены. «Если существуют планеты кроме тех, которые мы знаем, они не имеют значения для нас, пока люди не увидели их в телескоп или невооруженным глазом. Ничто не может быть символом, если не является сначала объектом значимого опыта» (с. 121). Но делая такое заявление, Радьяр ненароком вступает на зыбкую почву. Ведь как тогда быть с чисто умозрительными трактовками лунных узлов или Сабианских символов. Ни те, ни другие воочию не наблюдаются. Первые — абстрактные точки, вторые — результат видений ясновидящей.

В главе «Классификация астрологических представлений» автор выделяет 3 вида астрологии: астрология индивида, коллектива и оккультная. К первому виду относятся астрология рождения и астрология индивидуальной ситуации (часовая, хорарная). «Подлинная астрология рождения основывается прежде всего на психологическом понимании. Она имеет дело с субъективным истолкованием объективных факторов» (с. 137). Астрология коллектива связана с рождением человеческих цивилизаций и культур. Проявление же оккультной астрологии — это, например, символизация каждого градуса Зодиака.

Истолкование элементов карты в психологическом ключе американский астролог и философ именует гармонической астрологией, «потому что она дает основу для гармонизации и интеграции человеческой психики» (с. 142). Цель гармонической астрологии — помочь человеку осуществить целостность себя, исполнить всю партитуру своей судьбы. Астрология, говорит Радьяр, это новая йога и основа новой техники жизни, «это практическое исследование с совершенно определенной целью». Личность как целое через призму астрологии — это общее расположение планет в карте (с. 145), а не просто, допустим, позиция Асцендента.

В подразделе «Развертывание индивидуальной самости» Радьяр высказывает соображения о существовании некой точки самости в натальной карте. При этом он ставит во главу угла каббалистическое число 28. Американский астролог уверен, что в гороскопе прослеживается 28-летний цикл. По логике автора, точка самости движется от Asc против часовой стрелки — и за 28 лет делает полный проход по 12 домам. Второй круг завершается в 56 лет, третий — в 84 года, «что символически соответствует завершению строительства внутреннего храма человека». Это и есть конец процесса индивидуации. Вызывает, конечно, сомнения, столь четкая привязка глубоко личного и непредсказуемого процесса к определенным датам. По мнению Радьяра, прослеживая движение точки самости в течение 28-летнего цикла, мы получаем ценнейший график последовательного развертывания первичного, сущностного отношения человека к жизни (с. 158).

Ни один астролог или психоаналитик не в состоянии истолковать жизнь или судьбу на уровне более высоком, чем его собственный, справедливо заявляет Радьяр. И далее в главе «Планеты и личности» он выстраивает параллели между планетами и психологическими функциями с точки зрения терминологии Юнга. Правда, делает он это совсем не как Юнг, также практиковавший астрологию. И этот факт запутал не одно поколение астропсихологов. В частности, подробную рецепцию взглядов Радьяра без критического осмысления написанного им мы встречаем в книге нашей соотечественницы Ольги Ломакиной «Основы астропсихологии. Планетарный психоанализ» (2007). Так, Солнце Радьяр отчего-то счел символом процесса индивидуации, хотя Юнг в своих работах однозначно указывает, что это — символ эго. Радьяр же уверен, что астрологический символ эго — «сама Земля, рассматриваемая с места рождения человека» (с. 183). Положение Солнца в домах, по логике астролога, означает фазу индивидуальной самости, а его положение в знаке и градусе — качество этой интеграции.

Воспроизведем приводимый в книге пример. Возьмем гороскоп Эйнштейна, чье Солнце находится в 24 градусе Рыб и в X доме. По логике автора, качествами интегрирующей силы его самости будут синтез, завершение, медитация и интроспекция. А раз Солнце пребывает в X доме, то интегрирующая сила проявится в профессии или общественной деятельности.

Проводимые Радьяром аналогии между планетами и взглядами Юнга в ряде моментов очень спорны. Так, он уверен, что Юпитер соотносится с Анимусом и Анимой в теории Юнга (и потому является символом души), хотя на роль первого куда больше претендуют Марс и Солнце в женской карте, а на роль второй — Венера и Луна в карте, соответственно, мужской. Функцию Юпитера в рамках индивидуальной психики он видит как компенсаторную. Темы же сознательного эго он связал с Сатурном. Меркурий воплощает в его системе ум. Венеру Радьяр связывает с эмоциями и любовью, Луну — с чувствами (логичнее — наоборот, Венера — про чувства, а Луна — про эмоции), а Марс — с импульсом к действию и либидо. Планеты септенера относятся автором книги к человеческому сознанию, в то время как трассатурновые — к бессознательному.

Довольно много внимания Радьяр посвящает размышлениям о ретроградных планетах, которые символизируют «возвратное течение либидо (душевной энергии или жизненной силы) — от сознательного к бессознательному» (с. 193). Хотя автор явно этого не упоминает, но складывается впечатление, что ретроградность личных и социальных планет он скорее рассматривает как их ослабление и ущербность. В «Астрологии личности» даются следующие характеристики натальных планет в ретро-фазе:

  • R Меркурий направляет внутрь ум, что проявляется как медлительность выводов и сложности с высказыванием вовне своих мыслей.
  • R Венера создает неудовлетворенность эмоциональной жизнью, анормальность чувств или же сильное стремление к артистическому творчеству.
  • R Марс создает сексуальные комплексы и склонность действовать скорее бессознательно, нежели осознанно.
  • R Юпитер направляет внутрь функцию психической самокомпенсации.
  • R Сатурн направляет кристаллизацию формы и способность построения защитных стен внутрь, а не вовне. И человек внешне может вести себя куда мягче, чем стоило бы, при этом внутри себя отгораживаясь от традиций и правил.
  • R Уран символизирует тягу к реформированию скрытых глубин бессознательного и борьбу с идолами.
  • R Нептун стремится вскрыть религиозную профанацию и противостоять общепринятым верованиям.
  • R Плутон тяготеет к организованному разрушению и к протестам против установленных общественных порядков (с. 201).

Довольно современно смотрятся взгляды Радьяра на лунные узлы. Он пишет, что они выражают отношения между человеческой и божественной волей. В Северном лунном узле мы видим работу Судьбы, в Южном — человеческой воли. Линия узлов показывает направление судьбы. Ось, образуемая лунными узлами, имеет прямое отношение к процессу индивидуации. Северный узел имеет отношение к тому, что должно быть сделано, к новым достижениям, и тем способностям, что только предстоит в себе развить человеку. Южный же узел описывает уже усвоенные достижения. Но если аналогия с процессом индивидуации удачна, дальше Радьяр делает крайне спорное замечание: Южный узел связан с Персоной Юнга, т.к. является результатом усилий, направленных человеком на интегрирование своего поведения по отношению к обществу в некий кажущийся «образ» (с. 216).

В «Астрологии личности» впервые были опубликованы (с согласия Джонса) значения всех Сабианских символов (значения каждого градуса Зодиака), которые с Радьяром изначально не связаны, а явились результатом сотрудничества Марка Джонса с ясновидящей Элизой Уилер в 1925 г. При этом книга самого Джонса «Сабианские символы в астрологии» вышла в печать лишь в 1953 г.

Глава «Карта рождения и прогрессии» еще более подробно, чем раньше, раскрывает взгляды Радьяра на то, как он рассматривает натальную карту. Карта рождения для него — это план совершенного человека. И потому она есть всего лишь набор потенциальных возможностей. «Нет ни одного точно и однозначно определенного события в жизни человека, которое можно было бы как таковое определить по карте рождения» (с. 281). Иными словами, карта рождения — это сеть пространственных факторов, которые определяют архетипическую структуру или форму целостного человека, если он вообще когда-нибудь станет целостным.

Судьба для автора «Астрологии личности» не имеет значения абсолютного фактического детерминизма. Это — схема развертывания, имеющего целью воплощение проекта самости. Судьба — это индивидуальная программа роста, это самость в становлении (с. 282). Тем не менее, на личность может оказываться внешнее, социальное давление, описываемое транзитами планет. А прогрессии и дирекции описывают фазы внутреннего развития человека.

Слева направо: Марк Джонс (1888-1980), обложки книг «Сабианские символы в астрологии» (1953), «Астрологическая мандала» (1973) и Дэйн Радьяр (1895-1985).

Любопытно замечание Радьяра, начисто исключающее важность статистики и независимых проверок для астролога: «Все прогрессии и дирекции символичны — и поэтому каждая система хорошо работает у того астролога, который в нее верит и отождествляется с ней» (с. 291). Соответственно, можем мы продолжить, система не будет работать, если в нее не «верить». Автор книги критически относится к возможности коррекции судьбы с помощью астрологии. Во всяком случае, он утверждает, что прогрессии и дирекции помогают жить сознательно и осмысленно, но с ними «ничего нельзя «сделать» — кроме как понять и более сознательно относиться к происходящему. Все прочее — иллюзия» (с. 292).

В подразделе «Транзиты» Дэйн Радьяр вновь повторяет: никакое событие нельзя точно предсказать по карте рождения. Невозможно дать точную локализацию события во времени и одновременно указать его значение. и далее автор задается вопросом: а зачем вообще нужно точно предсказывать события? Коэффициент неточности — это коэффициент свободы. Быть свободным — значит чего-то не знать (с. 305). Свобода основывается на мужественной готовности идти вперед, не зная будущего. Предсказание же отнимает у человека творческую свободу и инициативу.

В завершающем разделе книги Дэйн Радьяр четко формулирует свое отношение к астрологическому толкованию в виде списка:

  • не существует дурных планет — каждая их функция необходима для достижения целостности;
  • нет плохих аспектов: напряжение так же ценно, как и отдых, и даже более ценно творчески;
  • всякий зодиакальный знак так же хорош, как и любой другой;
  • собственный гороскоп не лучше и не хуже чужого, а оптимальнее всего соответствует целям человека в жизни (с. 314-315).

Радьяр иронизирует над буквалистским понимаем астрологических символов, когда, размышляя о той или иной планете, человек ощущает, будто на него в самом деле извне влияет «некое внешнее существо». Однако тут не все так просто и примитивно, как может показаться на первый взгляд. Раз за астрологическими планетами стоят архетипы, то речь может идти о реально существующих в коллективном бессознательном «сущностях», которые, как полагает психолог Джеймс Хиллман, могут быть приравнены к древним богам. Однако это тема отдельного разговора. И точка зрения Хиллмана, прямо скажем, в мире психологии находится в явном меньшинстве.

Радьяр считает, что если зло и существует, то оно состоит в полном отождествлении сознания «я» с отдельной фазой личности, вместо целостного существа. Зло — это слишком сильное доминирование какого-то одного фактора карты. Радьяр уверен, что астрология и психология хорошо дополняют друг друга: психолог не способен предсказать, когда ожидается кризис. Астролог на это способен, но вряд ли подскажет, как с ним можно справиться. Поэтому их точки зрения комлементарны. Астролог, по мысли автора книги, помогает нам увидеть, хотя бы интеллектуально, нашу архетипическую форму, указывающую нам, что делать с энергиями, которые действуют в нас.

Рекомендуемые статьи со схожей тематикой:

«Планетаризация сознания» Д. Радьяра: о чем эта книга?
Отечественные философы об астрологии: осторожный, но благожелательный взгляд
Что почитать астрологу начинающему и не очень: 7 изданий для домашней библиотеки
Современный астрологический взгляд на значение планет через призму психологии
Дэйн Радьяр: биографический очерк. Раздел I


Источник: Радьяр Д. Астрология личности. Представление астрологических понятий и идей в свете современной психологии и философии. — М., 1991. — 352 с.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.