А. Мэтер и Д. Дин. Покровитель исследований. В память о Чарльзе Харви (1940-2000). Часть I

Вниманию читателей блога предлагается расширенная версия статьи, впервые опубликованной в издании «Astrological Journal» в 2000 году. На русском языке публикуется впервые. Джеффри Дин (род. 30.12.1935 г.) — ученый и бывший астролог. Автор большого числа исследовательских публикаций, среди которых выделяется работа «Современные достижения в натальной астрологии» — первый всесторонний критический обзор астрологических исследований, написанный в содружестве с рядом других исследователей. Артур Мэтер — координатор исследований британской Астрологической ассоциации в 1971-1978 годах, соавтор книги «Современные достижения в натальной астрологии». Основная сфера его интересов — границы соприкосновения между наукой, астрологией и паранормальными явлениями.

Аннотация: Чарльз Харви повлиял на ход научных исследований астрологии в XX веке больше, чем кто-либо другой. Его высокое положение в астрологии, а также увлеченность научными исследованиями привели к тому, что он стал ключевой фигурой в дебатах между астрологией и наукой. Без Чарльза не было бы ни «Современных достижений», ни журнала «Correlation», ни Лондонских исследовательских конференций, ни Кеплеровских дней, ни лидирующей в мире британской исследовательской традиции, ни вебсайта astrology-and-science.com. Как и его наставник Джон Эдди1, Харви возлагал большие надежды на неоплатонические идеи (такие, например, как нематериальность истинной реальности, которая проявляется через числа) и научную революцию, которые в конечном итоге могли бы утвердить астрологию как «систематическую алгебру жизни и сознания». Он верил, что такая астрология исцелит недуги человечества, соединив духовные и материальные ценности. К сожалению, исследования не смогли поддержать астрологию в той степени, на которую все надеялись, и за годы, прошедшие после его смерти, данная поддержка стала еще слабее. Пропасть между астрологией и наукой до сих не преодолена. По иронии судьбы, усилия Чарльза, возможно, способствовали растущему осознанию, по крайней мере, среди исследователей и новаторов, что астрология является скорее духовным, нежели материальным явлением. И вместе с этим, в противоположность его собственным убеждениям, возникает необходимость разделения между осознаваемыми внутренними смыслами и внешней реальностью, между астрологией и наукой как конструктивного пути продвижения вперед. Без Чарльза и тех достижений, которым он способствовал, сегодняшнее положение дел могло бы быть куда менее ясным.

Чарльз Харви повлиял на ход научных исследований астрологии в XX веке больше, чем кто-либо другой. Его достижения в сфере астрологии мейнстрима были экстраординарными. Хронологически основными датами в его жизни были следующие: 1965 год — ответственный за документацию сотрудник Астрологической ассоциации (AA), 1968 год — секретарь АА, 1970 год — основатель «Urania Trust», 1973 год — соучредитель Кембриджского кружка по развитию гармонической астрологии, 1973-1994 годы — президент АА, 1977-1986 годы — вице-президент факультета, 1980 год — соучредитель ISCWA (Института по изучению циклов в мировых процессах), 1988 год — движущая сила Центра изучения астрологии UT и признанного ежегодного руководства UT по астрологическим ресурсам (фактически — его собственная объемная адресная книга), 1992 год — соруководитель Центра психологической астрологии, 1994 год — покровитель АА; к этому моменту было подсчитано, что Чарльз посвятил 19 000 часов неоплачиваемого труда интересам астрологии (Astrological Journal 36(5), 285-287, Sep/Oct 1994). В 1998 году он создал и запустил проект «Sophia», чтобы направить завещание в миллион фунтов стерлингов на развитие астрологии в Британском университете, и, что характерно, организовал встречу астрологов и симпатизирующих ученых для обсуждения вариантов, хотя сам он был уже лишком болен, чтобы присутствовать. Харви мирно ушел из жизни на шестидесятом году жизни в феврале 2000 года. Его поминальную службу в Сент-Джеймс Пикадилли посетили более трехсот человек.

Уважение к науке

Влияние Чарльза простиралось куда шире рамок астрологических традиций. Именно его энтузиазм и уважение к научным исследованиям привели к тому, что он стал ключевым звеном в дебатах между астрологией и наукой. Без Чарльза не было бы ни «Современных достижений», ни журнала «Correlation», ни Лондонских исследовательских конференций, ни Кеплерских дней, ни лидирующей в мире британской исследовательской традиции, ни вебсайта astrology-and-science.com. Во многом это было связано с его естественной склонностью к науке (двумя его любимыми школьными предметами являлись химия и музыка), ранним близким общением с Джоном Эдди и с той чертой, что восхищала самого Чарльза — умение делать вместо того, чтобы просто говорить. Он знал, что обработка данных и ресурсы (людские кадры, методология, научные знания) будут ключом к подлинному прогрессу в исследованиях, и неустанно работал над их приобретением. Для нас он являлся последней связью с первоначальными научными основами Астрологической ассоциации, как это было предусмотрено Джоном Эдди и командиром Роем Файрбрейсом2.

Слева: Чарльз Харви, Артур Мэтер и Джеффри Дин. По центру: Чарльз Харви. Справа: Чарльз Харви на научно-исследовательской конференции Астрологической ассоциации в Лондонском институте психиатрии в ноябре 1981 г.

В 1969 году, когда в кафетерии Королевского фестивального зала Артур Мэтер впервые встретился с Чарльзом для обсуждения исследований, он уже регулярно совершал свой исследовательский вклад в оригинальный журнал «Correlation», предшествовавший нынешнему изданию. Благодаря Чарльзу он сменил Флеминга Ли на посту редактора и в 1971 году был назначен координатором исследований Астрологической ассоциации. Стремление Чарльза к получению научно обоснованных данных прекрасно сочеталось с собственным стремлением Артура к проведению научно обоснованных тестов. Спустя три года, в 1974 году, Джеффри Дин впервые встретился с Чарльзом для обсуждения исследований. Чарльз тогда жил в Бромли, а Джеффри, временно вернувшийся в Великобританию из Западной Австралии, проживал в Чизлхерсте, всего в нескольких минутах езды на автобусе. Без этого небольшого стечения обстоятельств и энтузиазма Чарльза к исследованиям мы оба (Мэтер и Дин) так никогда бы и не познакомились.

Первый научный обзор

Первоначальным фокусом нашего внимания было исследование Джеффри об аспектах и их отсутствии. В своей неподражаемой манере Чарльз поощрял нас расширять изучаемую сферу и, однажды сделав это, расширять ее снова, а затем еще раз, что было непростой задачей, выполнение которой стало возможным только благодаря контактам Чарльза с астрологами по всему миру, Исследовательской библиотеке Астрологической ассоциации, которая размещалась в задней комнате Чарльза, полному ящику научных статей, которые Артур собирал на протяжении многих лет, и работе Джеффри, которая включала в себя операции со средствами обработки текстов и ксерокопирования (в то время редкими). После четырех лет работы, почти превратившейся в полноценные трудовые будни, под эгидой Ассоциации были опубликованы «Современные достижения в натальной астрологии», причем Чарльз являлся одним из главных соавторов. Это была книга на 608 страницах, включающая в себя 17 страниц алфавитного указателя и 1010 ссылок на литературу, которые в то время были довольно редкими в книгах по астрологии.

По словам самого Чарльза, идея «Современных достижений» состояла в том, чтобы «собрать воедино все возможные работы, проделанные в астрологии, …не обязательно критические, но пытающиеся увидеть, как работает астрология, стремящиеся лучше понять принципы, лежащие в ее основе». Но если успех в соединении до сих пор широко разбросанных фактов и цифр приветствовался («самая важная книга из когда-либо написанных по астрологии», как сказано в «Phenomena»), то отсутствие общей поддержки астрологии способствовало впоследствии рационализации3 многих астрологов («здесь нет места эмпатии или вселенской мудрости», сказали бы астрологи сейчас).

Всплеск исследовательского интереса

«Современные достижения» привели к всплеску интереса к исследованиям, что, в свою очередь, привело к появлению в 1979 году Лондонских исследовательских конференций, в 1981 году — новых исследовательских грантов от «Correlation» и «Urania Trust» (которые в 1986 году составили более 5000), а в 1990 году — организации Кеплеровских дней (небольших исследовательских конференций) — и все они являлись следствием энтузиазма Чарльза и, как казалось, его бесконечных связей. И при поддержке Чарльза мы начали работу над продолжением «Современных достижений», работа над которым все еще продолжается и некоторые части которого были опубликованы в различных статьях, главах книг и Интернете. Мы также провели три призовых конкурса за доказательства, подтверждающие астрологию, из которых самый крупный (суперприз в размере $5000, объявленный в 1983 году за убедительные доказательства того, что астрология не может быть объяснена неастрологическими факторами) имел многочисленных спонсоров, включая Астрологическую ассоциацию и коллегию из восьми судей, включая Чарльза, однако они остались без победителей.

Некоторые их астрологических книг Чарльза Харви.

К сожалению, когда мы анализировали для «Современных достижений 2» результаты новой исследовательской деятельности, они не смогли обосновать астрологию в той степени, на которую все надеялись. Более поздняя картина стала скорее хуже, чем лучше, что привело к заметному отдалению со стороны Чарльза, который был предан астрологии и ее интересам прежде всего остального. Как он сказал нам лично, но только гораздо позже публикации, он чувствовал, что в «Современных достижениях» и в нашей последующей работе мы были слишком поспешны в своих выводах из тестов, которые он счел недостаточно соответствующими предмету. Критика Чарльза была в значительной степени обусловлена неоплатоническими идеями, которые он унаследовал от Джона Эдди вскоре после того, как стал активным членом Астрологической ассоциации, и которые с тех пор определяли его отношение к астрологии.

Инсайты о гармониках

Джон Эдди (1920-1982) являл собой замечательное сочетание ясного и красноречивого писателя, практического мистика и неустанного экспериментатора. Он являлся президентом Астрологической ассоциации в 1961-1973 годах и редактором ее журнала в 1962-1972 годах. Неоплатонические идеи Эдди были изложены в лекции 1971 года, посвященной памяти Картера4, которая позже была издана Астрологической ассоциацией в виде 24-страничного буклета «Возрожденная астрология». Эдди считал, что существует неоплатоническая иерархия от высшего организационного единства до низшего материального плана, что астрология играет центральную роль в этой иерархии и что истинная реальность непостижима и проявляется через число. Он чувствовал, что последнее было полностью подтверждено его эмпирическим открытием гармоник в астрологии, которое привело к его знаменитому (и все еще не осуществленному) утверждению о том, что астрология вот-вот возродится: «Будучи изгнанницей в братстве наук, она, по-видимому, обречена сыграть почти центральную роль в научной мысли» (стр. 1).

Именно это утверждение и энтузиазм Чарльза привели к тому, что учение о гармониках Эдди получило широкое освещение в «Современных достижениях», хотя и не всегда с положительной стороны. Например, вопреки тому, что подразумевало учение о гармониках, гармонические волны, найденные в положениях Солнца у 7302 британских врачей, не имели никакой связи с положением такового у 6877 американских врачей (с. 150). Однако отныне гармонические находки Эдди, казалось, становились все более позитивными, в то время как выводы обычной науки становились все более негативными. Это привело Чарльза к мысли о том, что отрицательные результаты были вызваны неспособностью задавать правильные вопросы. Однако он по-прежнему возлагал надежды на более просвещенный научный подход, который в конечном счете подтвердит правильность астрологии5.

Эти надежды изложены в его эссе «Идеальная астрология» в антологии Тэда Манна «Будущее астрологии» (Unwin Hyman, London 1987, с. 71-80). В отличие от большинства других авторов, Чарльз действительно пишет о том, что обещает рассмотреть название книги Манна. Он предсказывает, что очные курсы астрологии появятся в университетах «в довольно близком будущем» и что огромные банки проанализированных компьютерами карт с портретами людей и историями их болезней приведут к лучшему пониманию астрологии. Но прежде чем это произойдет, «гораздо большему числу астрологов предстоит посвятить себя… настоящим астрологическим исследованиям». (Очевидно, он прекрасно понимал, что астрологи вообще мало интересуются серьезными исследованиями.) Он подчеркивает необходимость эмпирических исследований: «мы не можем уклониться от необходимости наглядных, измеримых доказательств астрологических эффектов… Астрология работает в соответствии с законами и принципами, и большая часть построения более широкого будущего астрологии будет зависеть от демонстрации этих законов и принципов в ясных, недвусмысленных и поддающихся количественной оценке терминах».

Философия исследования

Философия исследования Чарльза (унаследованная также от Джона Эдди) была довольно очевидной: если астрология реальна, то ее положения можно доказать. Но несмотря на то, что он подчеркивал, что астрологические эффекты «можно измерены», он все больше отказывался от традиционных научных попыток измерить их. Так, в 1990 году в «Астрологическом журнале» (выпуск 32 (6), с. 399-402), он критикует «Современные достижения» за «постоянную готовность делать неоправданные выводы из недостаточных свидетельств» и за то, что большинство контролируемых исследований, «с точки зрения астролога,.. выглядят довольно упрощенно». Он добавляет: «Необходимы действительно вдумчивые и творческие эксперименты, основанные на понимании того, как астрологи работают с астрологией», а также, что «подлинно творческие эксперименты зависят от правильной постановки вопросов». Он подчеркивает, что «такого рода исследования очень трудны» и что «мы находимся в самом начале наших исследований». Так что было бы «глупо и противно принципам хорошей науки отказываться от наших ведущих принципов из-за тех отрицательных свидетельств, что были получены к настоящему времени». В заключение он высказывает предположение, что признание наукой неоплатонических высших сфер приведет к появлению новой науки, для которой «астрология должна со временем стать центральной… Но чтобы это произошло… нам действительно нужны более качественные испытания».

Этот вывод указывает на разницу во взглядах между Чарльзом и нами. В то время как мы рассматриваем отсутствие доказательств как указание на «недоказанность», то Чарльз рассматривал их как свидетельства «неопровергнутости». Для него астрология действительна до тех пор, пока не доказано обратное, но даже и тогда любое явное опровержение может быть отринуто с помощью более щепетильных исследований6.

Продолжение следует.


1 Джон Майкл Эдди (1920-1982) — английский астролог и философ, соучредитель Астрологической ассоциации Великобритании, ее президент с 1961 по 1973 год. Д. Эдди был неудовлетворён 12-домной и 12-знаковой системами построения гороскопа и стал стремиться к иному, более научному подходу. В 1956-1957 исследования случаев долгожительства и заболеваний полиомиелитом привели Д. Эдди к формулировке «волновой теории» в астрологии. В результате теоретических и статистических выкладок Д. Эдди пришёл к выводу, что гармоники являются базисом астрологического воздействия.

2 Рой Чарльз Файрбрейс (1889-1974), известный также, как командир или бригадир Файрбрейс — офицер британской армии, служивший в качестве главы британской военной миссии в Москве в период Второй мировой войны, военный советник Уинстона Черчилля. Дослужился до звания бригадира — старшего чина в британской армии (высший чин полковника), соответствующий званию бригадного генерала во многих других странах. Являлся видным астрологом, основателем и редактором журнала «Спика», а также соучредителем британской Астрологической ассоциации.

3 Рационализация — механизм психологической защиты, при котором в мышлении используется только та часть воспринимаемой информации, и делаются только те выводы, благодаря которым собственное поведение предстаёт как хорошо контролируемое и не противоречащее объективным обстоятельствам. Иначе говоря, подбор (поиск) рационального объяснения для поведения или решений, имеющих иные, неосознаваемые причины. Это попытка объяснить поведение, не объяснимое с помощью объективного анализа ситуации, или попытка оправдать неудачу или ошибку. Термин был предложен Зигмундом Фрейдом, в дальнейшем понятие развила его дочь Анна Фрейд.

4 Чарльз Картер (1887-1968) — выдающийся английский астролог, один из наиболее известных и плодотворных астрологов первой половины XX века. Был первым ректором Лондонского факультета астрологических Наук (основанного в 1948 высшего астрологического учебного заведения, действующего и поныне), президентом Астрологической ложи Теософского общества (1920-1952), патроном Астрологической ассоциации Великобритании. Являлся сторонником научного направления в астрологии. Его важнейшая заслуга — введение в астрологию новой терминологии, главным образом, из области психологии, что сделало возможным диалог астрологии с традиционной наукой.

5 В вопросе статистических проверок астрологии со стороны академической науки очень много спорного, противоречивого и откровенно грязного. Если вкратце, сложившееся представление о том, что эксперименты не подтверждают астрологию, связано со следующими факторами: 1) очень часто ученые проверяли заведомо некорректные тезисы, например, о том, что темперамент зависит от позиции Солнца; 2) неоднократно были замечены фальсификации и некорректное обращение со статистическими данными (неверно обработаны результаты эксперимента Карла Юнга, подтасованы результаты теста Шона Карлсона, искажены условия эксперимента Гоклена); 3) любопытные и дающие поддержку астрологии статистические данные из мира науки попросту игнорируются (выводы Симона Шноля о том, что интенсивность излучения радиоактивных источников периодически меняется во времени, причем форма соответствующих гистограмм в одно и то же местное время с высокой вероятностью сходна в разных географических пунктах и изменяется с периодом, равным звездным суткам) (скептик Кругляков по этому поводу просто заметил: «с точки зрения физики этого не может быть»); 4) имеет место идеологическая борьба академической науки с астрологией, что мешает продуктивному сотрудничеству и приводит к искажению информации о ней, ее достижениях и тезисах.

6 Абсолютно зеркальная ситуация обстоит с позицией скептиков от науки. Скептическую позицию представителей академической науки можно охарактеризовать следующим образом (перефразируя авторов данной статьи): для них астрология ложна до тех пор, пока не доказано обратное, но даже и тогда любое явное доказательство может быть отринуто с помощью более щепетильных исследований. Пример подобного отношения — многочисленные проверки выводов Гоклена со стороны скептиков, которые откровенно задерживали публикацию положительных результатов и раз за разом снова делали попытки проверки, меняя карты испытуемых и условия, успокоившись только тогда, когда получили, наконец, отрицательный результат. Показательно в этой связи также отношение научного сообщества к научным же выводам, но которые так или иначе могут дать поддержку астрологии: это, например, игнорирование и критическое отношение к революционным открытиям Шноля. В «Википедии» мы читаем скромные строки: «Обнаружено закономерное изменение тонкой структуры статистических распределений результатов измерений процессов разной природы. Форма соответствующих гистограмм в одно и то же местное время с высокой вероятностью сходна при измерениях процессов разной природы в разных географических пунктах и изменяется с периодом, равным звездным суткам (23 ч. 56 мин.). Отсюда был сделан вывод о фундаментальной, космофизической природе этого явления (1985—2002), критикуемый другими авторами». Фактически любая концепция критикуется иными учеными, даже взгляды Ньютона и Эйнштейна, однако никакой развернутой дискуссии или фактов проверки открытий Шноля вы не найдете. Иногда от скептиков мы слышим: докажи хоть один тезис, так или иначе подтверждающий астрологию, и получишь Нобелевку. И вот мы видим, что такие открытия есть, сделанные методами самой науки, но они попросту игнорируются, потому что разрушают привычную научную парадигму. Таким образом, мы имеем дело именно с идеологическим противостоянием, которое не имеет никакого отношения к «хорошей науке».

Источник: Mather A., Dean G. Patron of research. A tribute to Charles Harvey 1940-2000 // Astrological Journal 42(6), 45-46, Nov/Dec 2000. В эл. виде: https://www.astrology-and-science.com/H-patr2.htm

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.