Первые научные исследования руки

Проявляла ли в прошлом наука интерес к исследованию ладони и ее психологического значения? Какие исторические фигуры являются пионерами в этом направлении? Рассмотрению ответов на эти вопросы и посвящена сегодняшняя статья Кристофера Джонса. На русском языке публикуется впервые.

Строго научные исследования значения характеристик руки впервые были предприняты в первой половине девятнадцатого века. В это время психологически ориентированное исследование руки, основанное на физиогномии ладони и ее очертаниях, стало привлекать внимание научного истеблишмента; здесь, в частности, можно вспомнить о психо-морфогномических (psycho-morphognomical) исследованиях, проводимых немецким врачом К.Г. Карусом*. А пробудившийся интерес к дерматоглифике, изучению узоров гребневой кожи пальцев и ладони оказался столь силен, что уже концу XIX века была признана их медицинская и генетическая значимость, в то же время уникальность и неизменность отпечатков пальцев стали использоваться экспертами-криминалистами и полицией по всему миру. Научный метод стал применяться для интерпретации характеристик руки, и туман суеверия и шарлатанства стал приподниматься над искусством чтения по руке. Хиромантия собиралась стать хирологией.

Анатомические исследования

Первым текстом, посвященном анализу руки с анатомической точки зрения, являлась книга «Рука, ее механизм и важнейшие функции как свидетельство высшего замысла», опубликованная в 1832 году выдающимся хирургом сэром Чарлзом Беллом, в которой ученый стремился продемонстрировать совершенство руки, как орудия и инструмента, а также высшего человеческого органа чувств, связанного с осязанием. Белл (1774-1842) являлся членом Королевской коллегии хирургов в Эдинбурге и считался пионером в исследовании анатомии нервной системы. Именно он обнаружил, что между рукой и мозгом существует куда больше нейронных связей, чем между мозгом и любой другой частью тела — тезис, который ныне широко используется многими специалистами-хирологами, дабы объяснить, каким образом линии на руках способны поведать что-либо о сознании человека.

В конце XIX века Ф. Вуд Джонс**, профессор анатомии в Манчестерском университете, написал важную работу под заглавием «Принципы анатомии, наблюдаемые на руке», которая была впервые издана в 1920 году. В этой работе подробно описывается анатомия руки, а многие из его находок дают дополнительные анатомические и научные свидетельства, подтверждающие значение руки, как достоверного средства изучения человеческого сознания. Например, в определенном месте он заходит столь далеко, что говорит: рука, «как выразитель эмоциональных состояний, предоставляет возможности для исследования сама по себе, и врачу не следует ими пренебрегать». И хотя Вуд Джонс не проявлял особого интереса к традиции чтения по руке, его исследования случайным образом помогли создать под хирологией прочный научный базис. Хотя бы косвенно он подтвердил ряд хирологических утверждений, касающихся значимости ладоней, и привел анатомические доказательства обоснованности многих традиционных интерпретаций различных особенностей руки. Это справедливо не только для линий руки, но в целом для морфологических значений ладони, пальцев и в особенности большого пальца. Эти тезисы были подробно изучены в книге Берил Хатчинсон «Ваша жизнь на ваших руках» (1967).

Морфогномика руки

Первые исследования психологического значения форм ладони были предприняты Карлом Густавом Карусом. Он являлся профессором хирургии в Дрезденском университете, а позже стал королевским врачом короля Саксонии. В своих интересах он пошел дальше, чем Чарлз Белл и Фредерик Вуд Джонс, поскольку его более всего интересовало психологическое значение форм тела в целом и рук в частности. Он проявлял интерес к френологии***, физиогномике и знал о работах Лафатера, Галля и д’Арпентиньи — пионеров в области того, что ныне можно было бы назвать «конституционной психологией». Однако он довольно критически относился к их трудам, в особенности, к работе своего современника Казимира д’Арпентиньи.

В работе «Причины и значение различных форм руки у разных людей» 1846 года Карус сформулировал свою систему классификации форм руки, основанную на анатомических и физиологических характеристиках ладони и создал, тем самым, более полную систему классификации рук, нежели система д’Арпентиньи. Все виды рук он раздели на две основные группы: хватательный тип (prehensile type), более приспособленный для захвата и удержания, и сенсорный тип (touch type), более приспособленный к ощущениям и восприятию. Затем эти два основных типа рук делились на «элементарный» и «двигательный», «чувствительный» и «психический» типы соответственно, что в итоге давало систему классификации по четырем типам. Любопытно, что описания этих типов ладоней явно соответствуют традиционной типологии из четырех элементов, в связи с чем четыре типа руки Каруса могут быть соотнесены с Земным, Воздушным, Огненным и Водным типами руки в хиромантии.

Карус также предпринял сравнение рук людей и обезьян, отметил, что человеческие пальцы пропорционально куда более развиты, нежели обезьяньи, и выдвинул предположение, что выраженная длина пальцев на руке коррелирует с уровнем развития осознанного мышления. Таким образом, его подход заключается в том, чтобы рассматривать руку, как проявление разума, а пальцы, как выразители сознательного ума и мышления — этой точки зрения, лежащей в основе четырехчастной системы классификации типов ладоней, до сих пор придерживаются современные хироманты. И хотя предлагаемая Карусом терминология и его понимание классификации типов руки не была широко принята современными хирологами (за исключением Шарлотты Вольф), она остается первым сугубо научным вкладом в изучение хирогномии. Работа Каруса является первым открытым научным признанием того факта, что форма ладони способна поведать информацию о некоторых психоэмоциональных характеристиках своего владельца. Как и вклад Белла и Вуда Джонса, работа Густава Каруса оказала значительную научную поддержку делу изучения руки.

Хотя работу Каруса можно сравнивать с работой д’Арпентиньи в том смысле, что они оба занимались изучением хирогномии и классификацией форм ладоней, все же ни одного научного труда, рассматривающего линии руки и аналогичного сочинению Дебарроля, не было создано вплоть до конца девятнадцатого века. Наиболее важной фигурой здесь может быть назван французский исследователь доктор Ноэль Вашид (1867-1904). Вашид являлся заместителем директора лаборатории исследований патологической психологии в Париже и в своих исследованиях установил связь между линиями на руках и личностными чертами. Он сформулировал идею линий на руке, как «образов моторики» («images motorique»), сформированных нервными и эмоциональными импульсами мозга, а не обычными произвольными движениями кисти. Он также подтвердил старое наблюдение, что жизненные события способны оставить след на линейном узоре руки. К сожалению, Вашид скоропостижно скончался в 1904 году от пневмонии; учитывая его усилия по изучению руки на научной основе, пожалуй, наибольшую иронию вызывает тот факт, что его смерть была точно предсказана представителем обыкновенной цыганской хиромантии! Ранняя смерть Вашида фактически означала отсутствие завершенности многих его хирологических проектов. Единственная книга Вашида «Essai sur la Psychologie de la main» была издана посмертно его женой в 1919 году.

Пионеры дерматоглифики

Анатомические наблюдения кожных гребешков на ладони были впервые отражены еще в 1680-х годах в работах Неемия Грю, Николая Бидлоо и Марчелло Мальпиги, хотя речь здесь может идти не более чем о факте признания существования ладонных узоров и нескольких наблюдениях их уникальности и вариативности. Грю (1641-1712) являлся английским врачом и исследователем анатомии, сделавшим в 1684 году в Королевском обществе доклад с описанием кожных пор и узоров гребневой кожи на пальцах. В 1685 году Бидлоо выпустил книгу по анатомии, в которой в подробностях изобразил большой палец и дерматоглифические узоры на нем, а в 1686 году итальянский анатом Мальпиги (1628-1694) высказал свои замечания о гребневой коже пальцев и разнообразии ее рисунков. Тем не менее, никаких систематических исследований значения узоров гребневой кожи не проводилось вплоть до начала XIX века. В это время ключевой фигурой в развитии дерматоглифических исследований стал чешский врач и исследователь Ян Пуркине.

Пуркине (1787-1869) работал над диссертацией, посвященной человеческой руке и зрению, которая была опубликована в 1823 году, после того, как он стал профессором медицины в Университете Бреслау****. В диссертации обсуждалось разнообразие пальцевых узоров, а также предлагалась их классификация по девяти типам. Если говорить современными терминами, то это были такие узоры, как дуга, шатровая дуга, ульнарная петля, радиальная петля, павлиний глаз, спиральный завиток, эллиптический завиток, кольцевой завиток и двойная петля или сложносоставной узор. Хотя эта классификация, вероятно, слишком громоздка для практических целей (особенно разделение завитков на три типа), все же она более доскональна в учете различий, нежели те классификации, что позднее получили более широкое распространение, включая и типизацию, предложенную Фрэнсисом Гальтоном. Пуркине также стал первым исследователем, предположившим, что кожные узоры могут иметь генетическое и диагностическое значение. И, как мы увидим позднее, он оказался совершенно прав.

Еще одним ранним исследователем дерматоглифики являлся немецкий врач Георг Мейсснер, опубликовавший результаты своих анатомических исследований узоров кожной гребневой кожи в работе «Очерки об анатомии и физиологии руки» 1853 года.

Медицинские открытия

Однако не только морфология и линии руки были признаны представителями науки, как значимые индикаторы тех или иных болезненных состояний. Научные исследования также сфокусировались на диагностическом значении ногтей. Ведь еще с тех пор, как Гиппократ установил связь между респираторными расстройствами и пороками в развитии ногтей, до сих носящими его имя, было признано, что ногти на руках особенно важны для диагностики заболеваний.

Понимание значения для диагностики пальцев-«барабанных палочек» и необычных пороков развития ногтей связано в современную эпоху с исследованиями Дж.Л. Ловибонда 1930-х годов. Ловибонд определил угол, под которым ноготь отходит от ногтевого ложа, как в случае нормы, так и в случае ногтей Гиппократа, и, таким образом, установил соответствующие критерии, по которым можем быть выявлен данный признак. Пардо-Костелло благодаря своей работе 1936 года и Анри Манжен благодаря сочинению «Клиническое значение ногтей» 1932 года стали пионерами в дальнейших разработках темы изучения ногтей, которая сегодня признана важной частью клинической диагностики. Было также обнаружено, что помимо помощи в выявлении заболеваний сердца и легких, ногти помогают установить, как функционируют и другие внутренние органы, например, почки и печень, а также помогают при диагностике таких заболеваний, как малярия и сифилис. Была установлена связь между пороками в развитии ногтей, дефицитом в организме человека витаминов, минералов и иными расстройствами питания.

Интересно, что в последние годы значимость ногтей была переосмыслена заново, в результате чего значительное число современных работ настаивают на проведении обязательного изучения состояния ногтей в медицинских исследованиях здоровья человека, дабы данная практика стала стандартной клинической процедурой; для многих исследователей стало очевидным, что наши ногти могут послужить важной подсказкой для диагностики целого ряда заболеваний и расстройств.

Дальнейшие исследования строго медицинского характера также продемонстрировали огромный потенциал изучения руки для диагностики заболеваний. Работы, подобные «Руке как зеркалу системных заболеваний» врача Теодора Берри иллюстрируют важность многих особенностей руки для медицинской диагностики. В настоящее время является общепризнанным, что рука является индикатором или проявителем симптомов самых различных заболеваний, начиная от дисбаланса артериального давления и проблем с функционированием щитовидной железы, и заканчивая заболеваниями печени, поджелудочной железы, сердца и раком.

Одним из практикующих врачей современности, всю свою жизнь проявлявших интерес к хиромантии, является американский врач Евгений Шейманн из Чикаго. Профессиональное положение позволило ему за период в сорок лет провести значительное число оригинальных хирологических исследований, результаты которых были обнародованы в его книге «Руководство врача по улучшению здоровья с помощью хиромантии», впервые изданной в 1969 году. Несмотря на постоянные насмешки со стороны коллег, он упорно продолжал свои исследования, в результате чего получил свидетельства, укрепившие его убежденность в том, что изучение руки является «легким и недорогим методом, с помощью которого врач может помочь своим пациентам достичь здоровой, счастливой и полноценной жизни». Его исследования включают в себя изучение проблем ожирения, тревожных состояний и алкоголизма; второе же издание книги, вероятно, пополнится исследованиями, связанными с ладонями людей, имеющих нарушения, связанные с иммунной недостаточностью (СПИД и ВИЧ). Среди других тем исследований Шейманна можно отметить тематику кризиса среднего возраста у мужчин, проявление на руке вопросов любви и сексуальности, а также признаков склонности к совершению преступлений. Книга Шейманна является одним из немногих современных трудов по хиромантии, написанных практикующим врачом.

Тем не менее, если мы намерены выявить основной акцент в научных исследованиях руки за последнюю сотню лет, нам следует обратиться именно к истории развития дерматоглифики, поскольку открытия, совершенные за это время в отношении отпечатков пальцев и их диагностического потенциала, поистине впечатляют.


* Карл Густав Карус (1789-1869) — немецкий врач (гинеколог, анатом, патолог, психолог), художник и учёный, крупный теоретик романтизма в искусстве.

** Фредерик Вуд Джонс (1879-1954) — британский натуралист, эмбриолог, анатом и антрополог, значительное время проживший в Австралии. Являлся президентом Королевского общества Южной Австралии в 1927 году. В 1943-1945 гг. являлся президентом Анатомического общества Великобритании и Ирландии.

*** Френология — устаревшее научное направление (в современном понимании псевдонаука), основным положением которого является утверждение о взаимосвязи между психикой человека и строением поверхности его черепа. Френология была очень популярна в первой половине XIX века, однако развитие нейрофизиологии показало несостоятельность теорий френологии, и общество постепенно потеряло интерес к ней интерес. Исследования показали, что психические свойства человека не определяются рельефом поверхности мозга. Кроме того, форма черепа не повторяет формы мозга. Несмотря на свою научную несостоятельность, френология способствовала научным исследованиям морфологии и физиологии нервной системы и стимулировала развитие антропометрии и антропологии.

**** Ныне — польский город Вроцлав.

Источник: http://www.johnnyfincham.com/history/science.htm