Кэндис Д. Барретт о сочинении Фреда Геттингса «Книга о руке»

На сайте Международного института анализа по руке (International Institute of hand Analysis) содержится ряд интересных материалов, большую ценность среди которых имеют рецензии на известные книги по хиромантии, написанные основателем и директором института Ричардом Ангером и его коллегами. Мы продолжаем публикацию переводов этих статей, поскольку они дают представление как о том, какие хорошие книги пока неизвестны русскоговорящему читателю, так и том, в чем достоинства и недостатки книг им уже известных. Вниманию любознательных читателей предлагается рецензия Кэндис Д. Барретт на главную книгу по хиромантии Фреда Геттингса. Перевод выполнен Алексеем Шлыковым.

«Книга о руке: иллюстрированная история хиромантии» Фреда Геттингса
Рецензия Кэндис Д. Барретт

Возможно, наиболее важной идеей, высказанной Фредом Геттингсом в его фундаментальном сочинении «Книга о руке: иллюстрированная история хиромантии» (1965), является утверждение автора о том, что ничто в человеческой руке нельзя рассматривать изолированно. Это убеждение пронизывает каждый аспект книги. Каждую линию и каждый холм следует рассматривать в контексте всей ладони. Увеличенный холм Луны, например, может иметь одно значение, когда наблюдается на руке интуитивного типа с четкими линиями и яркими знаками, и означать нечто совершенно иное на земной ладони сложного типа. Каждый знак следует рассматривать как подсказку, нежели как доказательство чего-то самого по себе; и по мере накопления таких подсказок во время чтения по руке, в конечном итоге, вырисовывается более полная картина.

Настойчиво, глава за главой, Геттингс прививает своему читателю именно такой подход. Таким образом, наряду с конкретными значениями каждой ладонной складки, бугорка, формы и текстуры рук, будущий хиромант учится искусству «нарезания резьбы».

Разнообразные отпечатки ладоней, представленные в тексте, позволяют начинающему чтецу по руке следить за тем, как делается исчерпывающее число толкований. По мере того, как мы изучаем еще один отпечаток и читаем анализ каждого из них, сделанный Геттингсом, книга становится своего рода продолжающейся психологической саспенс-историей1, путешествием, полным открытий. Изучение каждого предмета мы начинаем в темноте незнания и, имея в качестве свидетельства лишь ладони, наблюдаем, как Геттингс рисует портрет каждого человека со всеми сложностями его характера, сильными, слабыми сторонами и противоречиями.

В своей работе Геттингс демонстрирует тот же интегративный подход, который применяет к практике анализа рук. Каждый урок представлен в его историческом контексте, а также в свете современной мысли и исследований. Например, разделяя руку на различные зоны, он презентует традиционную интерпретацию «Трех миров». Пальцы представляют собой высший «ментальный или идеальный мир»; верхняя половина ладони относится к мирской и эмоциональной жизни субъекта; а третья зона, нижняя половина ладони, обозначает нижний мир («Ид»). В характерной для себя манере досконального погружения в вопрос, Геттингс не останавливается на пересказе древних учений, а цитирует Фрейда и Юлиуса Шпира, а затем приводит свои собственные выводы по обсуждаемому вопросу. (Например, в отношении нижнего мира: «Я заметил, что у большого процента невротиков очень длинные ладони — такая форма ладони обычно сопровождается удлиненным холмом Луны, который выступает значительно ниже бугра Венеры. Важно отметить, что руки многих преступников имеют формы ладоней с заметно выделяющимися нижними мирами»).

Работа Геттингса по своей фундаментальности сопоставима с сочинением его предшественника Вильяма Бенхама. В «Книге о руке», однако, преобладает толерантная позиция, которой совершенно не хватает «Законам научного чтения по руке» Бенхама. Последняя работа пронизана почти что чопорно-жестким мировоззрением; любому клиенту, пожелавшему получить одобрение Бенхама, можно было бы порекомендовать показывать свои руки лишь в том случае, если они демонстрировали рациональный, логичный, относительно бесстрастный характер — и горе интуитивным, артистичным душам, обладающим воображением, более развитым, нежели воля!

Философия Геттингса больше похожи на принцип «да здравствуют различия». Примером этого является его обсуждение указательного пальца: «короткий палец Юпитера сопровождается страхом перед внешним миром, который часто мешает его владельцу добиться каких-либо успехов в жизни. Это не означает, как говорит традиционная хиромантия, «неудачу в жизни» — некоторые люди, особенно представители водного типа, просто не хотят ставить успех на первое место. Короткий палец чаще всего встречается у скромных, возможно, довольно робких людей, которые предпочитают прятаться от жизни в своих мечтах, хобби или даже в своей работе, при условии, что они не приводят их к слишком тесному контакту с другими людьми».

В разделах, посвященных классификации рук, работу Геттингса можно считать революционной. Его система стала первой, — среди разработанных любым крупным западным аналитиком, — сумевшей освободиться от стереотипных, громоздких и зачастую неработоспособных категорий, провозглашенных такими светилами прошлого, как Дебарроль, д’Арпентиньи и Кейро. В системе Геттингса в каждой руке (и, соответственно, в каждом человеке) доминирует один из четырех элементов: Земля, Воздух, Огонь и Вода. Эта модель не только допускает комплексность, о которой и не мечтали предыдущие системы, но и рассматривает человека, в данном контексте, как существо, на которое воздействуют силы природы, а также как часть самой природы (логическое следствие склонности Геттингса видеть картину в целом).

Наряду со всесторонним рассмотрением механики хиромантии, Геттингс обращается к этическим вопросам, возникающим в практике чтения по руке. В качестве предупреждения читателям об опасности мрачных прогнозов, он рассказывает историю Герон-Аллена, который фактически хвастался тем, что точно предсказал смерть клиента. («Я сказал субъекту, что смертельная болезнь, которая настигнет его в 37 лет, убьет его в возрасте 41 года».) Комментарий Геттингса: «Вполне возможно, что он, хоть и без злого умысла, стал палачом этого человека».

Аналогичным образом рассматриваются различные возможные мотивы потенциального хироманта. «Возможно, это определенная степень эксгибиционизма. Возможно, это жажда власти и доминирования, желание создать ощущение тайны — спрятаться за тонкой и осыпающейся маской «оккультизма». Возможно, речь идет о подлинной потребности внести что-то новое в познание человека». После того, как хиромант потратил время на самоанализ, Геттингс предлагает использовать следующее руководство в чтении по руке: «Практиковать хиромантию нужно в состоянии смирения и всегда с базовым устремлением узнать больше, а не просто из желания произвести впечатление. По крайней мере, в хиромантии тактичность, уважение к чувству реальности других людей и, в некоторых случаях, молчание могут являться добродетелями».

И хотя каждый аспект руки изучается подробно, некоторые разделы книги особенно сильны; таково, например, обсуждение Геттингсом линии Симиан и его разделение ее обладателей на эволюционирующий и стагнирующий типажи. Глава, посвященная дерматоглифике (отпечаткам пальцев), однако, сравнительно коротка — она является хорошей отправной точкой для дальнейшего изучения, но сама по себе не является комплексным изложением предмета.

Некоторые утверждения Геттингса сомнительны: он, например, утверждает, что длина линии Головы показывает широту понимания субъекта, при этом короткая линия Головы обычно указывает на «более ограниченный кругозор». Возможно, было бы точнее сказать, что длина линии отражает количество времени, проведенного человеком в области, отражаемой линией.

В том же духе Геттингс делает загадочное заявление: «Двойная линия Головы, выглядящая как две параллельные линии, указывает на очень плохую концентрацию». Это утверждение о том, что двойная линия должна означать нечто негативное, является чрезмерно произвольным; при этом Геттингс не считает, что двойная линия Головы может указывать на два альтернативных способа мышления или даже на усиление способности субъекта к концентрации2.

В то время как первая часть «Книги о руке» представляет собой исчерпывающее исследование искусства и практики хиромантии, вторая рассказывает нам историю чтения по ладони. К сожалению, здесь склонность Геттингса погружаться в детали — одно из качеств, которое делает первый раздел таким впечатляющим, — становится подавляющей. Время от времени то повествование, что пытается рассказать Геттингс, кажется теряющимся в хаосе полурелевантной информации. Его отчет об эволюции хиромантии с древнейших времен до XVII века зачастую больше запутывает, нежели проясняет (обвинение, которое, по иронии судьбы, он выдвигает против других историков); а непереведенных отрывков из латинских, французских и немецких оригиналов куда больше, чем средний читатель способен расшифровать. (Следует, однако, отметить, что попутно Геттингс наткнулся на несколько увлекательных анекдотов, таких, например, как руководства для чтецов по руке, содержащиеся в средневековом томе по хиромантии: «Этот знак означает, что мужчина должен быть начеку с монахинями, если не желает умереть в результате их любви», и «Это знак женщины, которая будет погребена заживо!»)

Только когда Геттингс доходит до восемнадцатого и девятнадцатого веков и таких авторов, как д’Арпентиньи, Кейро, Лафатер и Дебарроль, он обретает свой голос как историк. Здесь богатство деталей, захлестнувшее предыдущие главы, сочетается с беглым повествованием, а исторические фрагменты неожиданно и почти шокирующе оживают.

Среди современных авторов-хиромантов Геттингс находит лишь нескольких, достойных внимания: Юлиуса Шпира, Урсулу фон Мангольдт и Ноэля Жакуина. Чтение по руке, говорит Геттингс, в настоящее время находится в состоянии качания между фиксированными, предсказательными, ищущими знаки системами традиционной хиромантии и системами «органического баланса», более совместимыми с современными убеждениями, в которых рука изображается «как единство, детали которого могут иметь значение только по отношению к целому». Своей публикацией в 1965 году «Книги о руке: иллюстрированной истории хиромантии» Геттингс помог создать новую, целостную (и теперь широко признанную) модель.

Рекомендуемые статьи со схожей тематикой:

Как отличить хорошую книгу по хиромантии от плохой?
Великая троица: Дебарроль, Бенхам и Кейро — ведущие и самые известные хироманты рубежа 19 и 20 веков
Рецензия Ричарда Ангера на книгу Яэль Хафт-Помрок по хирологии
Ричард Ангер об «Энциклопедии хиромантии» Эдварда Кэмпбелла
Кристофер Джонс сам о себе и своей практике хирологии


1 Саспенс (от лат. suspendere «подвешивать») — состояние тревожного ожидания, беспокойства. В английском языке этот термин широко употребляется при описании бытовых и жизненных ситуаций. В русском языке этот термин употребляется только применительно к кинематографу, видеоиграм и изредка к литературе: словом «саспенс» обозначают художественный эффект, особое продолжительное тревожное состояние зрителя при просмотре кинофильма; а также набор художественных приёмов, используемых для погружения зрителя в это состояние.

2 Эти примеры лишний раз показывают, что ошибкам и субъективности трактовок подвержены все — даже самые опытные авторы.

Источник: http://www.handanalysis.net/illustrated.html

Ссылка на выборочный русский перевод книги, выполненный Мариной Клименко: https://art-life.biz/fred-gettings-kniga-ruki/sheet/11/

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.