Хирология Бульвера, Уильям Салмон и сочинение Аристотеля

Алексей Шлыков / Авг.20.2018. / Нет комментариев

В сегодняшней статье мы поговорим о развитии искусства чтения по руке в Англии семнадцатого века, о работах по хиромантии врачей Джона Бульвера и Уильяма Салмона, а также безымянного автора «Шедевра Аристотеля». Автором текста является Кристофер Джонс, бывший глава Лондонского хирологического общества. Перевод на русском языке публикуется впервые.

Одну из ранних работ семнадцатого века, посвященных изучению руки, мы можем найти в трудах лондонского врача Джона Бульвера, который, как считается, являлся хиромантом, поскольку часто фигурировал под прозвищем «Хирософа». Однако две созданные им работы о руках фактически не касаются искусства хиромантии, уделяя вместо этого внимание смыслу и значениям различных жестов рук. Его сочинение «Хирология, природный язык руки» 1644 года* отмечает ту важную роль, что играют руки в акте общения, и в самом деле, с этим нельзя не согласиться — жесты являются своего рода особым языком.

Основная часть книги состоит из иллюстраций различных жестов и положений рук, а также кратких разъяснений их значения. Во втором разделе отдельно рассматривается использование рук в ораторском искусстве и публичных выступлениях, при этом автор справедливо замечает, что естественные жесты являются «помощниками в риторическом высказывании». Вторая книга Бульвера под заглавием «Philocophus», изданная в 1648 году, дополняет первую, и хотя она и имеет подзаголовок «Друг глухого и немого человека», все же не является трудом о конкретном использовании рук в качестве языка жестов, как это может показаться на первый взгляд. Скорее автор хотел показать, как мы способны использовать свои руки: так, даже если мы глухи и немы, мы все же способны передавать свои идеи с помощью поз и движений рук.

Хотя подобные исследования применительно к основной сфере интересов хиромантов и хирологов являются побочными, тем не менее, работа Бульвера нашла свое отражение в проводившихся столетия спустя Шарлоттой Вольф исследованиях жестов рук у душевнобольных людей. Подобные исследования оказывают существенную поддержку основной предпосылке всех аналитиков, работающих с руками, заключающейся в том, что рука является выражением сознания человека.

Диковинный пазл

Две главы о хиромантии можно найти в работе Уильяма Салмона (1644-1713) «Polygraphice», опубликованной в Лондоне в 1675 году. Данная работа, на самом деле, мало связана с руками или любой иной дивинацинной наукой и вызывает некоторое недоумение, поскольку Салмон пожелал воспроизвести работу по хиромантии в тексте, созданном для художников и в первую очередь посвященном искусству рисования! Отметим, что Уильям Салмон был много читавшим и высокообразованным человеком, о чем свидетельствует каталог его библиотеки, выставленной на аукцион вскоре после его смерти в 1713 году. Многие из перечисленных в каталоге работ содержат названия на французском, греческом, латинском языках и даже на иврите. Он являлся преимущественно доктором медицины и хирургии, но имел также массу иных интересов, включавших в себя химию, математику, историю, теологию, а также практический взгляд на искусство рисования.

«Polygraphice» — это работа в четырех частях, включающая в себя книгу по рисованию, книгу по гравировке и офорту, книгу о живописи и книгу о «Совершенстве искусств». Два трактата по хиромантии можно найти в конце первой (страницы 46-50) и четвертой книги (страницы 389-407). Первый из трактатов представляет собой введение в искусство хиромантии, озаглавленное, как «Рациональная демонстрация хиромантических сигнатур» и включающее в себя рассмотрение основных принципов, общие наброски по наименованиям и локализации различных характеристик ладони. Как мы вскоре увидим, это оригинальная работа.

Второй трактат касается толкования линий ладони и различных линейных знаков. Каждой из основных линий ладони и соответствующих им холмам в тексте отведены краткие разделы, при этом, изучая эту работу, мы поражаемся ее сходству с «Cheiromantia» Иоганна Ротмана. Похоже на то, что этот второй текст является попросту копией оригинальной работы Ротмана или же перевода сочинения Ротмана, выполненного Джорджем Уортоном, поскольку нет сомнений в том, что основная часть этого трактата Салмона совершенно идентична первой части книги Ротмана! Тем не менее, стоит отметить, что оригинальный текст Ротмана был подвергнут некоторому разумному редактированию и перегруппировке текста: например, были сведены воедино разделы, посвященные второстепенным линиям и их холмам, также незначительные поправки были внесены в формулировки в самом тексте. И хотя есть вероятность, что здесь имеет место новый перевод работы Ротмана, кажется куда более вероятным, что речь идет о воспроизведении перевода, выполненного Уортоном. Это убедительно подтверждается иллюстрацией руки, приведенной в первой главе, которая практически идентична фронтиспису из работы Ротмана, особенно в совокупности с цитатой из Иова 37:7! Однако же текст в трактате Салмана не содержит никаких астрологических карт в совокупности с аналогиями в хиромантии, в связи с чем мы можем отметить, что он в целом по содержанию уступает оригиналу.

Все это, однако, не означает, что Уильям Салмон являлся не более чем переписчиком старых книг. Хотя второй его трактат и является своего рода воспроизведением одной из частей работы Ротмана, все же его первый трактат по хиромантии не имеет ничего общего с идеями немецкого хироманта. В нем мы обнаруживаем несколько совершенно разных и нестандартных подходов к чтению по руке. Описание линий, холмов и значений планет выглядит совершенно оригинально, а выбранный автором формат изложения сильно отличается от других современных ему текстов. Приведенные в тексте описания показывают, что Салмон в самом деле был знаком с основами искусства хиромантии, во всяком случае, он понимал астрологические значения планет, даже если и не хочел следовать за Ротманом в попытке продемонстрировать соответствия между хиромантией и астрологией. Он немного отступает от принятых в его время норм хиромантии и говорит о линии Жизни, как о Linea Jovialis, а о Мензальной линии, как о Linea stellata. Учитывая отсутствие какой-либо оригинальности в разделе о толковательном значении линий, мы должны рассматривать такие наименования скорее как ошибку, нежели как нововведение, тем более что сам Салмон не использует эти термины в своих интерпретациях.

Подобные наблюдения наводят на мысль, что познания Салмона вряд ли продвинулись дальше общего интереса к хиромантии, наверняка он не был практикующим хиромантом. Кому-то из исследователей на планете осталось только выяснить, по какой такой причине он счел нужным добавить два раздела о хиромантии в качестве приложения к своему сочинению, которое являлось практическим руководством для художников.

Посмертное творение Аристотеля

Еще одним любопытным текстом, изданном где-то в конце семнадцатого столетия (предположительно, около 1684 года) и также включавшим в себя главу о хиромантии, является анонимная работа под заглавием «Шедевр Аристотеля», претендующая на то, что является оригинальным сочинением, как мы понимаем, самого Аристотеля; текст по хиромантии из этого сочинения был перепечатан Вильямом Бенхамом, поверившим в его подлинность, в 1900 году в его «Законах научного чтения руки». Однако даже беглый взгляд на содержание книги и включенные в нее темы со всей очевидностью показывает, что здесь не может быть и речь о подлинности. Короткая глава по хиромантии из «Шедевра Аристотеля» в разделе, посвященном физиогномике, рассматривает значения и локализацию различных линий ладони, особенно знаков, указывающих на здоровье или болезнь, целомудрие и почтение, мужей и детей, богатство, смерть и т.д. — все те темы, с которыми мы уже хорошо знакомы. Тем не менее, путаная манера изложения значений некоторых линий и знаков, неразбериха в отношении используемых терминов намекают на то, что автор текста не сильно разбирался в данном искусстве: он, например, не понимает, где располагается Срединная или Натуральная линия, предполагает, что именно буква «Y» на линии Жизни указывает на потерю глаз и слепоту. В самом деле, содержание данного труда демонстрирует резкое снижение уровня понимания хиромантии по сравнению с познаниями других авторов той же эпохи.

Единственное, однако, в чем мы можем быть точно уверены, так это в том, что данное сочинение совершенно определенно не является подлинным трудом Аристотеля! Помимо того, что безымянный автор «Шедевра Аристотеля» рассматривает знаки на руке куда более подробно, нежели это делал сам Аристотель в сохранившихся подлинниках, тот астрологический язык, на котором написан текст и те темы, что он охватывает, отчетливо показывают, что создатель «Шедевра» определенно жил позже 1500 года нашей эры!


* Возможно, здесь мы имеем одно из самых первых упоминаний термина «хирология» (chirologia) в истории.

Источник: http://www.johnnyfincham.com/history/salmon.htm

Оставить комментарий