Александр Панчин нападает на астрологию

Биографическая справка: Александр Юрьевич Панчин (род. 19.05.1986 г.) — российский биолог (кандидат биологических наук), научный журналист и писатель. Астрологам известен прежде всего как активный член Комиссии РАН по борьбе с лженаукой. Автор двух научно-популярных книг — «Сумма биотехнологии» (2016) и «Защита от темных искусств» (2018).

Ниже приведены выдержки (с моими комментариями) из его работы «Защита от темных искусств. Путеводитель по миру паранормальных явлений». Размышления об астрологии содержатся здесь в главе «Прорицания — закономерности в совпадениях»:

«Видеть скрытый смысл в разбросанных палках, демонические лица на мятых подушках или призраков… на размытых, низкого качества изображениях… — значит поддаваться апофении. Немецкий нейропсихолог Клаус Конрад ввел этот термин для «не имеющего оснований видения взаимосвязей», которое сопровождается «характерным ощущением исключительной значимости». <…> В психиатрии под апофенией подразумевается одна из стадий развития бреда (в частности, при шизофрении), однако в легкой степени к апофении склонны мы все» (с. 121).

«Мне кажется, в одной сфере человеческой деятельности апофения достигла апогея. Я говорю об астрологии. Однажды мне довелось общаться с астрологом, который проанализировал знаки зодиака выдающихся теннисисток и пришел к выводу, что «Близнецы и Стрельцы вне конкуренции, а Козерогам, Девам и Водолеям в теннисе делать нечего». <…>

Оценить, насколько вероятно, что не менее пяти теннисисток из двадцати одной окажутся одного знака зодиака, позволяют простые статистические расчеты. Эта вероятность превышает 29%. Можно также оценить вероятность того, что найдется знак зодиака, который не встретится ни у кого из выборки, — она превышает 90%. <…> Иными словами, предложенное распределение знаков зодиака теннисисток никак не противоречит тому, что все находится в рамках случайного статистического разброса» (с. 140-141).

«Итак, астролог честно задумывался о возможности случайного совпадения, но уверенно отверг ее. Как сказал психолог Джон Коэн, «ничто так не чуждо человеческому разуму, как идея случайности». Не потому ли вера в паранормальное так популярна? Оказалось, что гипотеза об «избегании случайности» сторонниками мистики уже была подтверждена экспериментально» (с. 142-143).

«Подобные эффекты впоследствии воспроизводились во многих различных исследованиях. Если я подкинул монетку (значит, выпадение каждой из сторон равновероятно) шесть раз и все шесть раз выпала решка, какова вероятность того, что при седьмом броске выпадет орел? Варианты ответа: (а) 100%, (б) 75%, (в) 50% и (г) 25? Многие выбирают ответ (б), интуитивно полагая, что выпадение решки семь раз подряд маловероятно. Однако, сколько бы раз уже не выпала решка, монетку не интересуют предыдущие броски, так что правильный ответ — (в). В таком тесте люди, верящие в паранормальное, тоже совершают больше ошибок, чем скептики» (с. 144).

«Обычно мы удивляемся произошедшим маловероятным событиям, упуская из виду глобальную картину. Возможно, вероятность конкретного совпадения и правда крайне мала, но что-то невероятное вполне могло случиться помимо вас еще с кем-нибудь из нескольких миллиардов человек на Земле. Это объясняет огромное количество «чудес», будь то спонтанное выздоровление после молитвы или сбывшееся пророчество» (с. 152).

Первый комментарий. Здесь мы встречаем позицию, которая будет очень часто попадаться вам на глаза и в других сочинениях скептиков. Формулируется она так: любое соответствие между реальным событием и предсказанием — не более чем совпадение. Скептики зачастую занимают очень удобную позицию: если ваши предсказания не сбылись, вы — обманщик, если же сбылись — это всего лишь совпадение. Если же специалист сделает прогноз будущих тенденций научными методами и они реализуются, это станет, в глазах скептиков, подтверждением эффективности науки. Если же прогноз не сбудется, они лишь заметят, что прогнозирование — вещь сложная, ведь это всего лишь экстраполяция, которая не может учесть всех влияний и т.д. Но не будут при этом критиковать научную дисциплину и ее методики.

«В середине XX века французский исследователь астрологии Мишель Гоклен открыл так называемый эффект Марса — предполагаемую зависимость спортивных достижений человека от положения Красной планеты в момент его рождения. Тут мы снова возвращаемся к астрологам, которые полагают, что существует связь между чертами личности человека и положением небесных тел в момент его рождения. Обычно речь идет о десяти объектах…

Астрологи разбивают небо, как правило, на двенадцать равных секторов. Гоклен обнаружил, что в момент рождения выдающихся спортсменов Марс находился в двух определенных секторах неба не в 16,7 % случаев (2/12, как вероятностей), а в 22 %. Учитывая размер выборки, собранной Гокленом, такой или еще более выдающийся эффект мог получиться только с вероятностью около 0,0005, если бы все было случайно. Это сильно озадачило скептиков. Предполагались, проверялись и отвергались самые разные гипотезы, например что в упомянутых условиях родилось вообще больше людей, не только спортсменов. Объяснить феномен иначе, чем обвинив Гоклена в избирательности при составлении выборки спортсменов, долгое время не удавалось.

Когда я узнал про эффект Марса, то первым делом написал программу, которая 500 виртуальных ученым и 500 виртуальным астрологам случайным образом присвоила положение каждого из десяти небесных тел. Оказалось, что в этом виртуальном мире, где профессия человека никак не зависела от положения астрономических объектов, 106 ученых (21,2 %) «родились» с Сатурном в секторах 1 или 10. Астрологов, рожденных с таким положением этой планеты, насчиталось лишь 63. По аналогии с «эффектом Марса» я назвал открытую мной закономерность «эффектом Сатурна». Вероятность того, что 106 или более ученых из 500 родятся с Сатурном в секторах 1 или 10, составляет примерно 0,0006. И этот результат у меня получился с первого раза!

<…> Весь фокус в многочисленных переборах. Небесных светил 10, а пар из 12 секторов можно составить 66. Значит, всего есть 660 разных гипотез для перебора. Моя программа просто находила такую комбинацию двух секторов и планеты, при которой численность виртуальных ученых и астрологов максимально различалась. <…> Миллион раз моя программа создавала случайную «выборку» виртуальных спортсменов, равную по объему гокленовской. Более чем в 24% случаев получался не менее выраженный эффект какой-либо планеты в каких-нибудь двух секторах. Статистическая аномалия бы объяснена» (с. 152-153).

Второй комментарий. Теперь по существу. Приведенный выше текст демонстрирует, как это водится у скептиков, поверхностное и оттого местами ошибочное представление об астрологии. Эксперименты с виртуальными учеными, астрологами и спортсменами не опровергают наблюдений Гоклена по ряду причин.

Причина 1. Начнем с того, что Гоклен имел дело с данными реальных, а не воображаемых людей. Предположить что-то в теории и подтвердить нечто на практике — не одно и то же. Каковы гарантии того, что «виртуальные ученые» Панчина будут соответствовать настоящим ученым по дате, времени и месту своего рождения? Их нет. Для Панчина тут проблемы не существует. Для него дата, время и место рождения человека не имеют самостоятельного значения a priori. А для астролога это принципиальный момент. В рамках астрологической философии человек не может родиться «в случайное» время. Человек, которому суждено стать великим ученым, родится в особое, максимально соответствующее данной судьбе и профессии, время. Итак, критические замечания Панчина были бы правомерны, если бы он нашел закономерности не по виртуальным, а реальным ученым и спортсменам.

Если вам до сих пор непонятен мой контраргумент, приведу совсем простую и предельно грубую аналогию: вы можете сколь угодно много раз получать на компьютере результат, что граждане России равномерно заходят в продуктовые магазины в разные часы суток, но реальность покажет: основной наплыв посетителей в будни приходится на вечерние часы, а минимальный — в утренние будни. В теории человек может посетить магазин в любое время, а фактически — нет. Скептик возразит: Алексей, ну понятно, что работа не дает человеку сбегать в нужный магазин. Отвечу: именно. И с точки зрения астрологии также существуют внешние факторы (планетарные), препятствующие или поощряющие рождению в рамках популяции в соответствующий день и время людей с определенной мотивацией. Например, мотивацией способствовать научному прогрессу.

Причина 2. Панчин не видит разницы между различными астрологическими секторами: он, возможно, не в курсе, что для успешной профессии принципиальное значение имеет не вообще любая пара домов, а именно 1 и 10 (с точки зрения старой астрологии, а сейчас я бы отдал приоритет сугубо 10 дому). Перебирать попадания, допустим, в 3 и 4 дома тут бессмысленно. Это не соответствует заявленной теме и астрологическому символизму. Даже если у вас получится высокий процент попадания в какие-то два других дома, но не в 1 и 10, результаты вашего эксперимента опровергнут тезис о связи профильной планеты с профессией.

Причина 3. Самое важное. Имеет принципиальное значение не обнаружение высокой вероятности того, что в эксперименте однажды может найтись какая-то случайная закономерность, а то, что найденные Гокленом закономерности согласуются с архетипическими значениями планет, вложенными в них еще столетия назад. Т.е. имеет место совпадение между выделенными планетами и приписываемыми им архетипическими ролями.

«Тема астрологии заслуживает отдельного обсуждения из-за ее популярности. <…> Существует западная, китайская, индийская астрология с разными ответвлениями, и это далеко не исчерпывающий список. Одни астрологи довольствуются знаками зодиака, другие требуют от клиента точного времени и места рождения, третьи проводят так называемую ректификацию — наоборот, по ключевым событиям из жизни человека определяют его астрологическое время рождения. <…> Объединяет все эти направления то, что до сих пор никому из сторонников астрологии не удалось продемонстрировать, как обнаруженные ими закономерности, знания предков или личный опыт подтверждаются в тщательно проведенном научном эксперименте. Хотя некоторые попытки предпринимались.

<…> Психологи Джон Макгрю и Ричард Макфолл из Индианского университета подвергли проверке шестерых лучших специалистов из Федерации астрологов штата Индиана. Все они вели практику астрологического консультирования, один из них опубликовал две книги по астрологии. От них требовалось установить соответствие между гороскопами и анкетами двадцати трех человек. <…> Участники, заполнявшие анкеты, были не моложе тридцати лет, не знали о целях исследования, а время их рождения было известно с точностью до десяти минут. От астрологов хотели получить хотя бы четыре правильных ответа.

На самом же деле число правильных ответов колебалось от нуля до трех (в среднем — один). Получается, человек с улицы, угадавший трижды, не хуже «лучшего» из астрологов. <…> Федерацию астрологов неудача очень удивила, но не смутила. В отчете значилось следующее: «Как медицина, право и теология, астрология не всегда дает количественно измеримые результаты, но она тем не менее работает». Не хотел бы я пользоваться медициной, эффективность которой не удается объективно обосновать…» (с. 154-156)

Третий комментарий. Здесь у меня имеются сразу два замечания. Первое: сам выбор этой истории, как ни странно, показатель предвзятости и лукавства автора. Отчего же? Панчин решил рассказать читателям об эксперименте по установлению соответствий между гороскопами и анкетами испытуемых. При этом ему хорошо известно о существовании куда более масштабного и авторитетного эксперимента (с аналогичной идеей). Речь идет об известном двойном слепом тесте астрологии, предпринятом Шоном Карлсоном, который считается «последним гвоздем в гроб астрологии» и «окончательным тестом астрологии». Результаты того эксперимента были опубликованы ни много, ни мало, как в «Nature» — наиболее авторитетном научном издании в мире. Но вот беда, с годами (эксперимент был проведен в 1985 г.) некоторые ученые обнаружили в том масштабном эксперименте подтасовку результатов, и при корректной обработке результатов оказывается, что результаты теста свидетельствуют… в пользу астрологов! Вот как можно было об этом умолчать, спрашивается? (Мы-то понимаем, что про тест Карлсона и его итоги нам рассказал бы объективный, а не предвзятый ученый, но мы здесь не по адресу.)

Второе. Если все так, как пишет Панчин, и астрологи из Индианы тесты провалили, то они не одиноки в своей проблеме. Феномен того, что случайные люди с улицы способны давать не меньше, а порой даже больше верных ответов, чем эксперты, подметил еще Д. Канеман в своей книге «Думай медленно, решай быстро» (2011). Там, где присутствует человеческий фактор и оценки непредсказуемого человеческого поведения (политология, экономика, трейдинг), давать каждый раз верные прогнозы очень сложно. Да и невозможно. В случае политологов он отмечает, что в своих предсказаниях они показывают не лучшие результаты, чем «обезьяны, играющие в дартс», а фактически даже хуже. Парадоксально, но чем более знаменитым является эксперт, тем вероятнее, что его предсказания и оценки будут ошибочны. Одна из причин этого — излишняя уверенность в себе. Другая — рассредоточенность внимания эксперта на массу частностей, хотя для важных выводов чаще достаточно учета куда меньшего числа факторов. Тем не менее, регулярные казусы с гуманитариями из мира науки не наводят скептиков на мысль, будто психология, политология, социология или экономика — не наука, а жульничество. Справедливо оценки и прогнозы астрологов сравнивать не с воображаемыми эталонами, а с оценками и тестами аналогичных гуманитарных дисциплин. И что-то мне подсказывает, что там тоже будут иметься свои сложности.

«К счастью, бывает и иначе: астрологи меняют свои взгляды, убедившись в их несостоятельности в ходе честной проверки. С одной девушкой, практиковавшей астрологию, мы много и ожесточенно спорили, пока не придумали эксперимент, который нас рассудил. Один из ее аргументов в защиту астрологии заключался в том, что клиенты, друзья, знакомые — все говорят, что астрологические описания им подходят.

Я предоставил ей список двадцати двух молодых людей старше двадцати лет, с указанием времени и места их рождения. Астролог для восьми из них составила суммарно 32 пары характеристик: одна из каждой пары точно подходила человеку с точки зрения астрологии, а друга точно не подходила. Семь из восьми участников эксперимента всего предоставили 29 ответов, выбирая между «правильной» и «неправильной» характеристикой ту, которая больше соответствовала их личным качествам. <…>

Участники выбрали «правильную» астрологическую характеристику 13 раз из 29, то есть меньше чем в половине случаев. Даже я угадал 15 правильных ответов из 29. Иными словами, никакого предпочтения людьми «правильных», «своих» астрологических характеристик обнаружить не удалось. <…> Вскоре после этого я узнал, что девушка стала скептиком» (с. 154-157).

Четвертый комментарий. Конечно, этот эксперимент не сравнится с фундаментальной двойной слепой проверкой астрологии, предпринятой Шоном Карлсоном. Однако, и тут есть свои изъяны. Первое: я сильно сомневаюсь в квалификации этой девушки. Мой товарищ экс-скептик (относительно астрологии) дважды устраивал мне проверку способностей в астрологии (или эффективности самой астрологии). Одна их тех проверок очень напоминает описанное Панчиным, но с меньшим числом участников. Я тоже составлял пары характеристик по натальной карте. Обе проверки я успешно прошел и завоевал его частичное доверие (скептицизм, являясь внутренней убежденностью, скорее даже верой или определенной философской установкой, никогда не исчезает полностью у определенных людей, даже если они увидели, что нечто в самом деле работает).

Второе: обратите внимание, кого Панчин привлек к эксперименту: это некие юнцы «старше двадцати». Заметьте — не старше 30 или 40, а всего лишь 20-ти. Скорее всего, как это водится у экспериментаторов, студенты. Хорошо ли вы знали самих себя в 20-25? Трезво ли оценивали свои способности, сильные и слабые стороны, подходящий вам типаж партнера? Успели ли реализоваться в профессии (найти свое призвание), осознали ли свои слабые места по здоровью? Мой ответ: скорее всего, нет. Большинство из опрошенных мной людей (включая меня самого) в 20 и 35 осознавали себя, свое место в жизни и свои черты характера не одинаково. Не раз уже было замечено: до 30 лет (когда и с точки зрения психологии, и с точки зрения астрологии происходит значимый кризис взросления) люди себя знает еще довольно плохо и скорее смотрят на мир и себя сквозь розовые очки. Для серьезного эксперимента надо привлекать зрелых личностей. В связи с этим очень интересно, не изменится ли с годами часть ответов тех молодых людей, что участвовали в эксперименте? (Делаю ставку на то, что изменится. Потому что та же ерунда, судя по всему, произошла со студентами, участвовавшими в пресловутом эксперименте Карлсона.)

«Напрашивается один недвусмысленный вывод: ни опыт астролога, ни степень его уверенности в собственных навыках, ни число его сторонников и клиентов, ни количество написанных им книг, ни дипломы, ни признание коллегами не означают, что он хоть что-то умеет. Никаких достоверных подтверждений тому, что астрология работает, до сих пор нет. Вера в астрологию, вероятно, связана со склонностью к апофении» (с. 157-158).

«Пророчество о конфликте волшебников оказалось самоисполняющимся.

Нечто похожее случается и в реальном мире. Многие брокеры суеверны и даже заказывают гороскопы, поэтому стоит известному астрологу сказать, что цены на нефть вырастут, как многие кинутся скупать черное золото — и оно, возможно, действительно подорожает. Как и черная магия, астрология работает там, где в нее массово верят».

Заключительный комментарий. Среди скептиков принято издеваться над астрологами, когда они используют слова «возможно, «вероятно», «скорее всего». По логике критиков астрологии, это лишь подтверждает неуверенность астрологов в своих словах. Иронично, однако, сколь часто сам Панчин использует в своих обличительных текстах слово «возможно» (куда чаще, чем в приведенных отрывках): то есть сам до конца не уверен в своих утверждениях.

Рекомендуемые статьи со схожей тематикой:

Ричард Фейнман об астрологии
Владимир Сурдин об астрологии
Астроном Александр Шимбалев критикует астрологию
Отечественные философы об астрологии: осторожный, но благожелательный взгляд
Что не так с «проверками» астрологии?


Источник: Панчин А. Защита от темных искусств. Путеводитель по миру паранормальных явлений. — М., 2018. — 400 с.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.