Историк Александр Саплин об астрологии

Биографическая справка: Александр Юрьевич Саплин (род. в 1963 г.) — историк астрономии и астрологии. Автор книг «Небо» (2016), «История астрологии: с древнейших времен до наших дней» (2020) и неоднократно издававшегося под разными названиями «Астрологического энциклопедического словаря» (1994). Нам неизвестно ни его образования, ни научной степени, тем не менее, труды Саплина выпускаются серьезными издательствами и под редакцией научных специалистов. Если первая работа Саплина «Астрологический энциклопедический словарь» (1994) была издана под редакцией канд. физ.-мат наук Г.Е. Куртика (стар. науч. сотрудника Института истории естествознания и техники), то последняя книга «История астрологии: с древнейших времен до наших дней» (2020) опубликована издательством РХГА и «благословлена» целой группой ученых. Предисловие к ней написал Б.К. Двинянинов (аспирант РХГА), послесловие — М.М. Фиалко (к.филос.н.), а научным редактором выступил А.А. Шимбалев (имеет образование астронома и священника, научная степень неизвестна). Помимо Фиалко, рецензентом данной книги выступил также к.и.н. Д.Д. Гальцин.

В предисловии к «Истории астрологии» Б.К. Двинянинов указал, что А.Ю. Саплин является полноправным членом научной Ассоциации исследователей эзотеризма и мистицизма (АИЭМ), автором научных трудов в области астрологии и преподавателем курса для магистрантов «История астрологии» в Русской христианской гуманитарной академии (СПб). Судя по всему, у Саплина нет научной степени, что он, однако, с успехом компенсирует огромным трудолюбием и исследованием многочисленных источников. В результате его последняя книга на 780 страницах может по праву претендовать на статус самого подробного систематического труда в историко-культурологическом исследовании данной темы.

Для нас особо интересны оценки предмета астрологии с научных позиций, сделанные автором астрологической энциклопедии и «Истории астрологии». Начнем с самой ранней его работы, энциклопедии, увидевшей свет в 1994 г. и содержащей в себе около 1200 словарных статей. Здесь особый интерес представляет раздел «Астрология» («Астрологический энциклопедический словарь», с. 60-72), поскольку содержит нейтральные оценки, а местами «непозволительно» позитивные для скептика замечания. (Скептики такие оценки в книгах своих коллег попросту предпочитают не замечать, и уж конечно не станут о них упоминать в своих работах, как сделали, например, В. Сурдин и А. Панчин.) Раздел начинается с неудачного определения науки звезд: «Астрология… — учение о способах предсказания земных событий, характера и судьбы отдельного индивида, основанных на исследовании расположения небесных тел, как относительно друг друга, так и относительно горизонта» (с. 60). Эта характеристика не очень удачна, поскольку делает упор на предсказаниях и отдельном индивидууме. Между тем, не все астрологи занимаются прогнозами, астрология имеет дело не только с индивидуумами, но и с экономикой, политикой и т.д. (Это же определение астрологии перекочевало и в последнюю книгу Саплина.)

Далее автор пишет, что астрология оказывала временами большее, а временами меньшее влияние на ход истории. Признает он, что астрология во многом находится в противоречии с методами и результатами современной науки. Саплин пишет, что основополагающая идея астрологии состоит в том, что разные моменты времени различаются по качеству, и необходимо знать, какое время благоприятно для определенных действий, а какое — нет. Эти качественные отличия промежутков времени обусловлены влиянием небесных светил. Эта же идея явилась предпосылкой к созданию науки о календаре — хронологии, которая таким образом генетически родственна астрологии.

Начало перехода от классической к современной астрологии, и особенно к конфронтации с ее астрономией, ознаменовала революционная система мира Коперника, сделавшая Землю рядовым и отнюдь не центральным небесным телом. Не менее важным было открытие в 18,19 и 20 веках Урана, Нептуна и Плутона соответственно. Это имело для астрологии двоякое значение:

  • негативное — послужило одной из причин радикального размежевания астрологии и астрономии;
  • позитивное — позволило найти объяснение до сих пор непонятным феноменам с помощью новых, не известных ранее планет.

Размышляя о современном состоянии астрологии, Саплин отмечает, что она представляет сегодня не в виде единого целого, поскольку в ней существует множество направлений и течений. «Отчасти это вызвано тем, что астрология эволюционирует, хотя в ней и велика роль традиции» (с. 70). Это важное замечание, поскольку скептики зачастую, по невежеству, придерживаются совсем иной точки зрения (что никакого развития в астрологии нет.)

По мнению историка, в настоящий момент можно выделить несколько астрологических «школ»:

  • традиционная — те, кто считает «Птолемея непререкаемым авторитетом» (разве таковые существуют?);
  • естественнонаучная (космобиология) — «эта астрологическая школа ссылается на некоторые убедительные результаты, полученные флорентийским физиком Пикарди в ряде точных экспериментов»;
  • символическая — соединение психоанализа и астрологии, базирующееся на трудах Юнга;
  • структуралистическая и др.

«В последнее время Ф. Гокелен… и М. Гокелен во Франции, а также С.Б.Г. Эйсенк… и Г.Ж. Эйсенк в Великобритании провели исследования*, которые оживили дискуссию в связях астрологии с психологией. <…> Подобно Гокеленам, группа Эйсенка обработала большое количество статистического материала и установила связь между психотипом человека и астрологическими данными, причем было выполнено требование современной науки, а именно — предсказуемость исхода эксперимента. <…> Результаты, полученные Гокеленом и Эйсенком, существенны по критериям современной науки… Как бы то ни было, эти исследования противоречат мнению К.Р. Поппера…, утверждающего, что высказывания и интерпретации астрологов очень неопределенны, могут объяснить все подряд, и что не существует возможности научной проверки их теорий» (с. 72).

Завершается эта тематическая статья о предмете астрологии замечанием: «Сегодняшние астрологи не столько предсказывают будущее, сколько пытаются открыть психологическую сущность и описать различные грани характера личности».

В работе «История астрологии» (2020) Саплин более грамотно подходит к вопросу современных астрологических школ. Теперь он называет такие направления, как:

  • эзотерическое (восходящее к теософии);
  • символическое (базирующееся на идеях Юнга и др. аналитических психологов);
  • ураническое (Гамбургская школа);
  • космобиологическая школа, восходящая к Эбертину и Пиккарди;
  • гуманистическая астрология, связанная с именем Д. Радьяра;
  • антропософия;
  • магическая астрология;
  • традиционная школа.

Хотя и тут не обошлось без ошибочных суждений. Например, можно поставить знак равенства между символической и гуманистической астрологией, но следует особо выделить направление архетипической космологии, развиваемое Р. Тарнасом и его коллегами. Традиционная школа вовсе не считает Птолемея истиной в последней инстанции, позволяя себе спорить как с ним, так и друг с другом. Саплину «традиционщики» наименее симпатичны, поскольку о них он пишет следующее: «К традиционной школе обычно склонны относить себя люди, занимающиеся астрологией не профессионально, а также те, кто спекулирует на этой почве» (с. 722). В этом месте обидятся как Джон Фроули, так и его многочисленные ученики.

Последняя работа Саплина старается избегать оценок, но в определенных местах указывает, что тот или иной астрологический тезис удавалось подтвердить в эксперименте (с. 701, 713-714). Важно отметить, что рассматривая тему статистических проверок, Саплин умалчивает о наиболее громких из них, например, об «окончательном тесте астрологии», двойном слепом тестировании десятков астрологов, проведенном Шоном Карлсоном, результаты которого были опубликованы в «Nature». Загвоздка лишь в том, что спустя годы другие ученые (Видмар и Эртель) обнаружили либо крупную ошибку в обработке данных, либо подтасовку результатов, и что при корректной обработке данных результаты астрологов не могут быть объяснены случайностью.

Говоря о космобиологии, Саплин не счел нужным упомянуть о Симоне Шноле, чьи исследования, растянувшиеся на десятилетия и проводимые вместе с множеством коллег-ученых из разных стран, показали, что существует неучтенное современной наукой влияние космоса на все процессы на Земле. Говоря научным языком, Шноль обнаружил закономерное изменение тонкой структуры статистических распределений, отражающих результаты измерений, получаемых при изучении процессов различной природы. Его исследования показали, что форма соответствующих гистограмм в одно и то же местное время с высокой вероятностью сходна при измерениях процессов разной природы в разных географических пунктах и что она изменяется с периодом, равным звёздным суткам (23 час. 56 мин.), из чего был сделал вывод о фундаментальной космофизической природе этого явления.

Саплин не стесняется писать о подтвердившихся прогнозах астрологов. Примеры таких выдержек приведем ниже:

«Во времена правления Нерона астрологи предсказали Вителлию, что тот станет императором. Он… посчитал эти предсказания лишним доказательством вранья астрологов. <…> Несмотря на свой скепсис, Вителлий все-таки добрался до вершины власти. <…> Астрологи не сильно ошиблись, Вителлий был убит в декабре, не повластвовав и года. <…> Конечно, все эти рассказы римских историков о чудесах предсказаний астрологов носят по большей части характер легенд и считать все события, изложенные в них, происходившими в действительности, было бы наивно, но они являются яркими свидетельствами популярности астрологии в Риме» (с. 255-259).

«Кеплер оказался гораздо успешнее Тихо Браге… Первые же его прогнозы, сделанные в 1595 г., были очень удачными, а уж история с гороскопом Валленштейна принесла Кеплеру неувядаемую славу великого астролога» (с. 582). «Кеплер составил для них гороскопы, и обоим звезды сулили скорую смерть. Мальчики действительно вскоре умерли, правда, не в указанное Кеплером время» (с. 585).

«…Морен де Вольфранш прославился еще несколькими удачными предсказаниями, среди которых были революция в Англии и последовавшая за ней казнь короля Карла I, даты смерти Людовика XIII и кардинала Ришелье, насильственная смерть короля Швеции Густава Адольфа. Есть свидетельства, что с моментом смерти Густава Адольфа он ошибся на несколько дней, а в случае с Ришелье — на несколько часов» (с. 610).

И хотя автор «Истории астрологии» делает порой привычные нам критические говорки (что когда прогнозы астрологов сбываются — это скорее «совпадения»), все же мы признательны его научной честности. Ведь по итогам чтения его монографии у читателя складывается справедливое впечатление, что астрология есть не только набор пустых баек и суеверий. В целом, Саплин относится к астрологии с определенной симпатией, полагая, что в ней все же есть рациональные зерна, хоть и высказывает свои мысли мимоходом. Примечателен, например, такой его комментарий:

«Возможно, мировая астрология, при всем скептическом отношении к ней подавляющего большинства современных ученых, не так уж неправа в главном своем тезисе — причины многих глобальных бедствий находятся за пределами Земли» (с. 460).


* Правильнее — не Гокелен, а Гоклен, не Г.Ж. Эйсенк, а Ганс Юрген Айзенк.

Источники:

Саплин А. Астрологический энциклопедический словарь. — Тула; М., 1994. — 476 с.
Саплин А. История астрологии: с древнейших времен до наших дней / под науч. ред. А. Шимбалева. — СПб., 2020. — 780 с.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.