Иоганн Ротман: астрологический хиромант

Алексей Шлыков / Авг.26.2018. / Нет комментариев

В предлагаемой сегодня вашему вниманию статье Кристофера Джонса речь идет о вкладе в развитие немецкой и европейской хиромантии Иоганна Ротмана, поставившего своей целью провести параллели между хиромантией и наукой звезд. На русском языке публикуется впервые.

Иоганн Ротман являлся немецким хиромантом, стремившимся подчеркнуть взаимосвязи между астрологией и хиромантией. Его основная работа «Хиромантия: теория и практика» была впервые издана в 1595 году и затем в 1652-м была переведена на английский язык Джорджем Уортоном. Базовым предположением в работе Ротмана являлась идея о том, что раз холмы ладони управляются планетами, а те же самые планеты присутствуют в карте рождения каждого человека, то символы и знаки, появившиеся на конкретном холме, соответствуют характеристикам планеты с точки зрения астрологии. Поэтому, глядя на руку, мы в принципе способны дать описание гороскопа человека, и наоборот — глядя на карту рождения, мы должны быть в состоянии описать, как должна выглядеть рука и ее знаки. Таким образом, работа Ротмана является первой попыткой напрямую увязать хиромантию и астрологические карты.

Он впервые очерчивает характеристики ладоней в соответствии с астрологическими показателями и рассматривает холмы с точки зрения их астрологических управителей. При этом Ротман осознает, что представленные им идеи относительно управителей различных частей ладони не согласуются с той системой, что была предложена Антиохом Тибертусом; в то же время он соглашается с астрологическим распределением, которое мы видели у Индагине, и выражает свои мысли в виде рифмы:

«Венера — большой палец, а Юпитер — указующий гид,
Сатурн — в середине, а Солнце — экстравагантная невеста;
Меркурий — меньше всех, Луна — переменчива,
А Марс на арене разбивает свой тент».

Иоганн Ротман разделяет все линии руки на два типа: к основным относит «Cardiaca» или линию Жизни, «Epatica» или линию Головы, Столовую линию, «Cephalica» или линию Урана, а также «Restricta» или Расцетты. К малым линиям руки он относит «via Solis» (линию Солнца), «via Lactea», «Line of Saturn» (линию Сатурна) или «via Combusta», «linea Martis» (линию Марса) и «Cinculum Veneris» (пояс Венеры). Основной объем первой части книги разъясняет значение различных знаков и линейных образований, после чего следует раздел о планетах и холмах ладони.

Он объясняет, что качества планеты в карте рождения человека можно понять, изучая знаки на соответствующем холме его руки. Благотворное или счастливое расположение планеты в момент рождения будет отображаться такими знаками, как крест, звезда, параллельные линии, лестница, четырехугольник или же сам символ планеты Юпитер. Неблагоприятное или зловредное по своему влиянию расположение планеты в карте будет указываться, соответственно, такими знаками, как полукруг, решетка или символ планеты Сатурн. По мысли автора, звезда дается, как одно из наилучших образований: так, расположение звезды на холме ладони в буквальном смысле сообщает нам о том, что «звезда» или планета ярко освещает своим светом жизнь своего обладателя.

После этого предварительного обсуждения основных принципов, связанных с подходом Ротмана к изучению руки, приступим к основной части текста книги, которая содержит девятнадцать примеров корреляции между натальной картой и знаками на руках. Каждая рука изображается немецким хиромантом внутри астрологической карты, после чего приводится подробная интерпретация, иллюстрирующая, как астрология и хиромантия совпадают в своих прогнозах. Однако, даже обладая рудиментарными познаниями в хиромантии или астрологии, трудно не проявить скепсиса в отношении данного подхода. Во-первых, мы не можем быть до конца уверенными в том, действительно ли Ротман верно отобразил те линии, что имелись на руках персоналии. Во-вторых, содержащиеся в книге иллюстрации ладоней выполнено в довольно грубой форме, и даже беглый взгляд на них показывает, что отчасти нарисованы очень редкие и даже маловероятные линии. В-третьих, очевидно, что изображены далеко не все линии (или знаки на линиях), что должны были иметь место на ладонях. И если Ротман упустил некоторые линии, кто может гарантировать, что он не нарисовал только те из них, что согласуются с его интерпретациями?

Более же серьезный вопрос, возникающий сам по себе, заключается в следующем: как Ротману удалось заполучить столь точные данные по времени рождения для всех тех карт, что он составил (например, мы встречаем время 4:20 после полудня), учитывая тот факт, что большинство людей того времени были неграмотными, не разбирались в цифрах (точных науках) и не жили по часам! Даже и сегодня известной проблемой для астрологов остается незнание большинством людей точного часа своего рождения, не говоря уже о минуте. Учитывая все это, нам стоит скептически отнестись ко всем тем натальным картам, что были составлены Ротманом, и как следствие, мы не можем довериться его суждениям о точной корреляции между астрологией и хиромантией. Ибо, если отобранное им время рождения человека неверно, то и карта является неправильной, а доминирующая планета (или, по крайней мере, управитель карты, управитель Асцендента), в таком случае, не может считаться коррелирующей с какими-либо отметками на ладонях. Несмотря на все это, Ротман утверждает, что приведенные им девятнадцать чертежей являются прекрасными примерами соответствия между натальными картами и ладонями!

Также можно отметить, что ротмановские интерпретации как натальных карт, так и знаков ладоней довольно избирательны; ни одна из предлагаемых им интерпретаций не является всесторонней, в связи с чем возникает подозрение, что он попросту искал лишь те моменты, что согласуются с его стремлением видеть корреляцию между астрологией и хиромантией. Сама по себе эта идея не так уж и плоха, если не искать точных соответствий между натальной картой человека и его руками… Иоганн же Ротман считал, что подобная связь фактически имеет место быть, в связи с чем он активно продвигал свой собственный новый подход, синтезирующий взгляды обеих дисциплин. Тем не менее, даже он сам признается, что не всегда находил соответствия между линиями на руке и астрологической картой рождения, в связи с чем пребывал в озадаченности, не понимая, в чем причины этого. Его единственное объяснение подобных «аномалий» заключалось в том, что «родительское семя» каким-то образом создавало помеху его концепции!

Ошибочные интерпретации

С хирологической позиции мы можем высказать критику подходу Ротмана с той точки зрения, что он весьма ограничен в отношении считываемых характеристик руки. Фактически он не применяет свой астрологический символизм в равной степени ко всем линиям ладони, как этого следовало ожидать. Вряд ли это являлось столь уж сложной задачей, однако вместо этого Ротман вновь излагает в книге уже знакомые нам старые интерпретации знаков и линий — те самые формулировки, что использовались уже две сотни лет. Так, окончание Мензальной линии между указательным и средним пальцами по-прежнему означали для женщины смерть во время родов, а круги на линии Жизни — потерю глаз. Воспроизводится даже старая интерпретация, встречавшаяся еще в рукописи «Ms Digby Roll IV» и рассказывающая о том, что линия, опоясывающая кольцом большой палец, указывает на смерть человека от повешения! Похоже, что Ротман был склонен нарушать свои собственные правила. Так, в двух приводимых им примерах он сообщает о звездоподобной формации на холме Сатурна, как о «знаке подагры». Подагру вряд ли можно счесть чем-то «благожелательным и удачным», и хотя Сатурн зачастую рассматривается сугубо в негативном свете, все же можно было допустить, что яркая звезда здесь принесет что-то более благоприятное. И ведь нельзя все списать на ротмановское негативное отношение к Сатурну, поскольку в другом месте он отчетливо заявляет, что сильная линия Сатурна указывает на «благоразумие и удачливость»!

Интересно, что у Ротмана мы можем заметить не совсем обычный подход к анализу некоторых характеристик руки, который можно рассматривать, как нечто более инновационное, нежели попытка связать хиромантию и астрологию. Например, как и Юлиус Шпир спустя 350 лет, он читает линию Жизни снизу вверх от Расцетт по направлению к пальцам! Тем не менее, он соглашается с другими авторами своего времени, говорящими о том, что Мензальная линия начинается под мизинцем и движется по направлению к большому пальцу, согласен он и с тем, что эта линия имеет некоторое отношение к сексу и продолжению рода, поскольку сообщает нам, что обнаруживаемые здесь знаки указывают на «силу гениталий и жгучее желание». Пояс Венеры он также рассматривает, как показатель невоздержанности и похотливости, низменности и содомии.

Ротман заметил, что линии на руках претерпевают изменения с течением времени, но, похоже, немного запутался в названиях некоторых линий, хотя все же отметим, что и Роберт Фладд, и Жан Бело также упоминают о линии Головы, как о Гепатической линии (Hepatica), а линию Урана рассматривают, как Кефалическую линию (Cephalic)*. Однако вполне возможно, что эти два более поздних автора просто скопировали ошибку Ротмана. Немецкий хиромант сообщает нам, что для того чтобы понять, какую руку мы должны принимать во внимание, следует понять, какая из них содержит более ярко обозначенные знаки и линии, поскольку те, кто родился ночью, будут обладать более яркими знаками на левой руке, в то время как родившиеся днем — на правой. Также он пишет, что знаки на пальцевых фалангах имеют значение и могут использоваться для прогнозирования. Знаки на нижних фалангах указывают на события нашей молодости, на средних — на события в средние годы, а на верхних, соответственно — на те события, что постигнут нас в поздние годы.

Сочинение Ротмана также включает в себя таблицы с астрологическими данными, изложение принципов хорарной и элективной астрологии и завершается главой под названием «Краткие рассуждения о душе мира», в которой с помощью отсылок к Вергилию и Библии защищается астрология и хиромантия. Цитата из Иова 37:7 к тому же присутствует на фронтисписе книги. В целом, работа Ротмана рассказывает куда больше о философии эпохи, нежели о том, каким образом мы можем связать искусство хиромантии с астрологией. Многое из того, о чем он решил рассказать, является старой средневековой хиромантией, обернутой в одежды эпохи Возрождения. Мы можем восхищаться Иоганном Ротманом за его систематические старания увязать вместе астрологию и хиромантию, ведь он был первым человеком, отважившимся на это, однако мы не можем быть удовлетворены тем методом и подходом к интерпретации, что он декларировал. Все это, однако, не означает, что между двумя искусствами нет никаких соответствий, просто мы не можем их с уверенностью найти, используя подход, предложенный Иоганном Ротманом.

И хотя работа Ротмана является, возможно, наиболее комплексной попыткой увязать вместе астрологию и хиромантию, ряд других авторов также высказался в дальнейшем по этому вопросу, что можем увидеть на примере сочинений Жана Бело. Можем отметить также гораздо более поздний трактат об астрологической хиромантии «Decas de Fato Annisque Fatalibus», изданный Маурициусом де Флиско во Франкфурте в 1665 году. Хотя он включает в себя трактат на нескольких десятках страниц о физиогномике и хиромантии, основная часть книги, по существу, астрологическая и посвящена анализу карт таких известных итальянцев, как Коклес, Пико и Саванарола.


* Как мы понимаем, в «правильном» употреблении (то есть с точки зрения большинства хиромантов той эпохи), Гепатическая линия — это синоним нынешней линии Меркурия, а Кефалическая — линии Головы.

Источник: http://www.johnnyfincham.com/history/rothmann.htm

Оставить комментарий