Ноэль Жакуин: автобиография. Часть IV

Вниманию широкого круга читателей предлагается перевод работы одного из ведущих хирологов двадцатого столетия Ноэля Жакуина (1893-1974), подлинного новатора в деле изучения руки и отпечатков пальцев. Ранее мы уже публиковали переводы третьей, четвертой и десятой глав из его книги 1933 года «Рука человека». Сегодня мы завершаем публикацию переводов VII главы из этой книги, посвященной автобиографии автора. Переводы первой, второй и третьей частей этой главы читайте по соответствующим ссылкам. Перевод выполнен Алексеем Шлыковым.

Если реакция на предыдущие статьи в «Pearson’s Magazine» была волнующей, то отклик на предложение в «Tit-Bits» оказался ошемломляющим. Уже за первую неделю пришло от восьми до девяти тысяч писем. По окончанию трехмесячной непрерывной работы я обнаружил, что задерживаюсь с ответами на несколько недель; в моем кабинете лежали буквально мешки нераспечатанных писем со всего мира. Поэтому в условия моего предложения было внесено небольшое изменение, которое остановило дикий поток корреспонденции. Объем работы, связанной с созданием этого непрерывного потока очерков, был громаден. Но в конце концов я сумел наверстать то, что не успевал сделать. Я получил и до сих пор получаю благодарственные письма от читателей этого издания.

Я согласился ответить на один вопрос или дать совет по любой определенной проблеме, которую читатель хотел бы поставить передо мной. Интересно отметить, сколь умным оказалось подавляющее большинство этих вопросов. Хотя проблемы были изложены кратко и ясно, лишь очень немногие из них содержали бессвязные утверждения.

Я всегда считал способ, которым печатное слово способно путешествовать, своего рода чудом современности. Но переписка, возникшая в результате публикации этих моих статей, поразила меня. Она пришла ко мне со всех концов мира — из Пекина и Исландии, из Индии и Сибири, от людей всех мастей, положения и национальностей. И помимо доказательства практической ценности научного исследования руки, она предоставило очень ценные научные данные о самой человеческой ладони.

Естественно, среди такого огромного количества писем нашлось и несколько очень забавных посланий. Одна дама прислала мне очень размытый отпечаток, сделанный обычными чернилами, и сообщила: «Посылаю вам форму отпечатка. У меня под рукой не было невидимых чернил».

Случайные письма такого типа щекотали чувство юмора и помогали облегчить каждодневную работу. Другой тип вопроса, который относится к разряду «невозможного», выглядит следующим образом: «Не могли бы вы, пожалуйста, сказать мне, где моя сводная сестра Агнес? Если мертва, то где она умерла?» Один джентльмен, проживающий на Золотом Берегу1, написал мне следующее:

«Я был бы очень рад, если бы вы были столь любезны, что передали бы мне список порошков и пилюль для обучения или чего-нибудь, что помогает людям развиваться в образовании. Я хочу стать полностью образованным человеком, но ничего не помогает, поскольку человеческий разум нужно удобрять или полировать, когда он считает своим призванием образование».

Другой корреспондент, явно не знакомый с использованием английского языка, пишет: «Я очень болен, почти никогда, но я не наслаждаюсь сверхъестественной энергией для достижения цели, и когда она у меня есть, я потерял то же самое, не зная, как сохранить одну часть и использовать другую. По характеру я всегда совершенствуюсь, но никогда не достигаю совершенства. У меня не очень хорошая концентрация, в легком смысле, и когда она у меня есть, мне кажется, что я вскоре достигну — но потом я ее теряю. Я не знаю, на каком центре или идее сосредоточить свой ум, чтобы продолжать, не пробуждая крошечные точки других. Мне нужно развивать свой мозг, и так или иначе я никогда не занимаюсь собой…» — и так автор бессвязно продолжал на протяжении трех или четырех страниц. Однако я все же ответил, хотя мой ответ был, вероятно, почти столь же непростым, как и заданный вопрос.

В письме из Африки возникла следующая «запутанная» проблема: «Проблема, на которую я хочу получить ответ, заключается в следующем. Когда я выбрал девушку, на которой хотел бы жениться, мои родственники посоветовали мне этого не делать, поскольку никто из моих отпрысков никогда не выживет, ведь в семье этой девушки есть родственник, который является колдуном и станет причиной смерти моих детей из-за ворожбы. Я женился на этой девушке и имел от нее пятерых детей, но, к сожалению, все они умерли. Это просто совпадение или же реальная причина случившегося?» Вполне естественно, что моя работа позволяет мне общаться с самыми разными людьми, я слышу много странных историй и храню много секретов. Моя деятельность, по сути, конфиденциальна. Секреты, которые мне доверяют, не мои: я даже стараюсь их забыть, и иногда это довольно трудно сделать.

Мне часто говорили, будто меня уже ничем не заинтересуешь, раз я узнал столь много людей. Однако скука редко посещает меня, поскольку моя работа научила меня видеть больше, чем большинство людей; правда, я часто наблюдаю глупость, поверхностность и чрезмерную горделивость слабовольных людей. Но мои психологические исследования позволяют мне узнать причину — и часто сделать скидку на видимые недостатки. В конце концов, никто из нас не безупречен.

Комедии и трагедии проходят через мою консультационную в бесконечной процессии, и один из первых уроков, что я усвоил, заключает в том, что внешность очень обманчива. Однажды ко мне пришла посоветоваться женщина. Когда она вошла в мой кабинет, то выглядела воплощением чистоты и невинности. Ее одежда была очень простой, но при этом опрятной. У нее были широко открытые, невинно вопрошающие глаза, а цвет лица был идеальным — одно из тех лиц, что не поддаются никакой оценке возраста. Когда она заговорила, то ее голос оказался низким, утонченным и обладающим приятным «бархатным» тоном.

Когда она сняла перчатки и положила руки передо мной, я был потрясен; у этой невинной красивой женщины оказались самые ужасные руки, что я когда-либо видел; они выдавали ум, который был не только преступным, но и невероятно злым. Историю ее ладоней было страшно читать. Когда я закончил свой анализ и ответил на ее вопросы, она посмотрела мне прямо в глаза и сказала: «Если бы я знала, что вы способны столь много увидеть по руке, то никогда бы не пришла к вам, мистер Жакуин».

Еще одна вещь, которую позволила мне обнаружить моя работа, — это поразительное количество людей, которые не наблюдают очевидного: складывается впечатление, что большинство человеческих умов функционирует в одном или двух заданных направлениях мышления. Свежие точки зрения легко отвергаются. Очень многие люди не хотят, чтобы их заветные убеждения были нарушены: они предпочли бы скорее поверить в ложь, нежели принять истину, если бы это означало необходимость реорганизации их личной философии или мнения.

И если цель и предмет моей работы заключается в том, чтобы сделать столь презираемое искусство, называемое хиромантией, вполне определенной наукой, которая будет иметь практическую ценность для человечества, то я никоим образом не исчерпал ее возможностей. Я буду ощущать себя весьма вознагражденным за труд написания этой книги, если сумел заинтересовал несколько толковых мужчин и женщин человеческой ладонью до такой степени, что они будут готовы продолжить эти исследования, которые, по сути, невозможно завершить в течение одной жизни.

Итак, наконец-то я ответил на столь часто задаваемый мне вопрос: «Почему вы заинтересовались чтением по рукам?» По причине небольших дарований и большой жажды знаний.

Рекомендуемые статьи со схожей тематикой:

Новатор в хирологии Ноэль Жакуин
Ноэль Жакуин: автобиография. Часть I
Ноэль Жакуин: автобиография. Часть II
Ноэль Жакуин: автобиография. Часть III
Ноэль Жакуин: медицинская диагностика по руке. Часть I


1 Золотой Берег — британская колония на побережье Гвинейского залива в Западной Африке, которая позже стала независимым государством Гана в 1957 году.

Источник: Jaquin N. The hand of man. — London, 1933. — P. 128-132.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.