Современный астрологический взгляд на значение планет через призму психологии

Современная астропсихология, вобравшая в себя не только взгляды астрологов минувших веков, но и достижения психологической науки, дает более глубокое, целостное и конструктивное понимание того, что означает та или иная планета. Говоря в астрологии о планетах, мы имеем в виде не реальные небесные тела, а астрологические архетипы, неким (скорее всего, акаузальным, т.е. непричинным) образом связанные друг с другом. Наблюдая за движением Венеры по небу, нам принципиально не важны ее физические параметры (точнее принимаются во внимание лишь самые очевидные — цвет, расстояние до Земли или Солнца). Куда значимее, какое значение богиня Афродита или Иштар, персонифицированная планетой Венера, имела в древности. Т.е. нам важно значение архетипа в культурном и психологическом контексте, в интеллектуальном и символическом пространстве.

Можно сказать и так: астрономические, реально наблюдаемые планеты неким непрямым образом связаны с архетипами коллективного бессознательного. В этом ключе планеты воплощают собой определенные части нашей психики, наши мотивации и страхи. Планеты являются своего рода отражением наших подсознательных (а иногда и осознаваемых) программ. Рассуждая об астрологической планете, мы одновременно подразумеваем и астрономический объект, и стоящий за ним архетип, и определенную функцию нашей психики.

Пара Солнце-Меркурий в астропсихологии символизирует разум, причем его сердцевина, эго — это Солнце. Меркурий — это анализатор, обслуживающий компьютер разума. Солнце — волевое и осознающее, принимающее важные решения начало. Астрономически тесная связь эго с умом выражается в том, что Меркурий на небе никогда не уходит далеко от Солнца. Самооценка и восприятие своего я связаны именно с Солнцем, ядром личности. Но возможность взглянуть на себя со стороны, проанализировать поступки и решения — это Меркурий. Возможно, чем дальше Меркурий от Солнца, тем шире диапазон принимаемых решений, т.е. возможность по-разному вести себя при принятии важных и сиюминутных решений.

Меркурий связан также с тем, как мы учимся, усваиваем новую информацию. Это фильтр восприятия и передачи информации в нашей психике. Но общий взгляд на жизнь — в ведении Солнца, нашего эго. Меркурий (разум) для него — это обслуживающий персонал или инструмент.

Несмотря на сложившиеся в Средние века мрачные аналогии, Сатурн — это не смерть как таковая, а старение, становление негибким, жестким. Там, где в карте стоит Сатурн, мы ограничиваем себя и других и предельно серьезны. Сатурн символизирует также область комплекса, страха, то, что человек подавляет в себе. В этом ключе, говоря языком юнгианской психологии, Сатурн — это отчасти наша Тень. Также с Тенью связан архетип Плутона. Сатурн воплощает собой также и отношение к обязанностям, работе, давление обстоятельств. Смерть же как трансформация, переход в новое качество — это уже Плутон.

Женская часть нашей психики (Анима для мужчины и восприятия себя как женщины для девушки) описывается парой Луна-Венера. Луна связана с нашими естественными реакциями, фоновым эмоциональным состоянием. И чем более мужчина чувствителен к внешним событиям, тем больше окружающие замечают в нем «женского». Луна также связана с идеей обмена заботой и образом матери. Чем она сильнее в карте, тем больше человек хочет получать заботу в свою сторону и тем выше роль матери в его жизни. Для мужчины Венера — образ идеальной любовницы, возлюбленной, музы, а Луна — образ супруги или символической матери. Кроме того, в любой карте Венера описывает то, как человек выражает свои чувства, симпатии и как «понимает» любовь.

Аналогичным образом работает пара Марс-Солнце. В женской карте эти планеты не только символизируют ее Анимуса, но и рассказывают об ожидаемых качествах идеального мужчины: Марс — это идеальный любовник, предпочтительный способ завоевывания со стороны мужчины и его (а также свой) сексуальный темперамент. Солнце — идеализированный образ отца и супруга. Однако, если отец был очень строгим, он может описываться в карте и Сатурном.

С темой сексуальной жизни и отношений связаны, прежде всего, Венера и Марс. Секс символизируется Марсом, однако Венера воплощает чувственное начало и принимающую позицию, рассказывает, как человек выражает нежность, относится к удовольствию, поэтому она также важна при анализе данной темы. Если Венера в Тельце, а Марс в Раке, человек получает большое удовольствие от прикосновений и созерцания красоты, нацелен на долгосрочное партнерство, долго выбирает объект симпатий, но если полюбит, то очень надолго; сам же секс для него предпочтителен в атмосфере эмоционального доверия и безопасности. Если Венера в Весах, а Марс во Льве, в постели человеку важно быть «королем сцены», произвести яркое впечатление и вызвать восхищение; кроме того, большое значение будет иметь красота партнера, эстетичность происходящего. Неудовлетворенность партнерши такой мужчина может воспринять как личное оскорбление.

Я не согласен с позицией Дэйна Радьяра, что Сатурн символизирует эго, что противоречит как здравому смыслу, так и взглядам самого Юнга, чьи идеи, собственно, Радьяр и развивал, адаптировал к астрологии. Юпитер и Сатурн в астрологии связаны с социальными программами человека, с его амбициями, отношением к обществу. Сатурн — это то, чего человек боится, но также и то, что его мотивирует трудиться, проявлять ответственность, стремиться к практическому результату. А Юпитер — это те сферы, относительно которых человек испытывает энтузиазм, ощущает хорошие возможности и перспективы, где он хочет быть щедрым. Сатурн — то, как мы относимся к правилам и наказаниям, а Юпитер — как мы ведем себя в плане щедрости, что оказывает влияние на нашу мораль, ценности.

Сатурн связан со скепсисом — и это также часть нашего разума. Однако разум и эго, разум и скепсис хоть и близкие, но нетождественные понятия. Программа Сатурна — не доверять, а проверять на практике. Однако скепсис все же нельзя счесть чертой эго. Это именно механизм ума — надстройка над ядром личности (с одной точки зрения ядро личности — это Солнце, с другой — Солнце и Луна в совокупности). С этой точки зрения архетип Сатурна подобен библейскому Дьяволу: он против того, чтобы верить просто так и за торжество разума и материальной реальности. Неспроста Лиз Грин одну из своих книг так и окрестила: «Сатурн: новый взгляд на старого дьявола». Но в чем-то тот же самый архетип подобен образу деспотичного библейского Яхве, требующего беспрекословного подчинения, четкого соблюдения правил и любящего наказания. Мы зачастую не можем свести в точности астрологический архетип к аналогичному культурному или религиозному архетипу.

Исходя из сказанного выше, можно увидеть, что астрологические архетипы — это явления сложного порядка, которые можно лишь в приблизительной степени «подогнать» под ту или иную психологическую модель. Тем не менее, уметь это делать важно, если мы хотим говорить современным психологическим языком, а не языком средневекового фаталиста, убежденного в существовании «приговора звезд», который вполне однозначен и категоричен.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.