Консервативное ядро науки стремится к полному поглощению и аннигиляции астрологии

Время от времени скептики, дискутирующие с астрологами (занятие часто довольно бесполезное для обеих сторон, потому что каждый остается при своем), генерируют, как им самим кажется, «весьма оригинальное» предположение. Формулируется оно следующим образом: если астрологу удастся экспериментально подтвердить хоть одно свое утверждение, он получит за свои изыскания Нобелевскую премию.

Подобные наивные взгляды, показывающие непонимание того, что и как в реальности происходит в научном поле, отнюдь не редкость. В частности, даже Нобелевский лауреат физик Ричард Фейнман в своей книге «Радость познания» говорит:

«Дело в том, что если вам удастся установить истинность пусть не всей концепции астрологии, а хотя бы одного из небольших ее аспектов, это может оказать фантастическое воздействие на наше понимание мира. <…> Прихожу к мысли, что лучше покончить с этими вопросами сейчас же, поскольку наука, как я уже говорил, не совместима с астрологией».

Внимательное изучение истории науки демонстрирует тенденцию, существование которой в упор не видят те, кто мало интересуется, собственно, методологией и философией науки. Астрологические тезисы не раз подтверждались на протяжении столетий, но реакция научного сообщества на это сводится к двум основным типам:

  1. Столкнувшись с неопровержимыми фактами и поняв механизм того, «как это работает», академическая наука присваивает себе явление, объявляя его отныне научно доказанным, а все остальное, пока недоказанное и сомнительное, великодушно оставляет «лженауке астрологии».
  2. Столкнувшись с неопровержимыми свидетельствами в поддержку астрологии, но не поняв механизма того, «как это работает» (в рамках привычной, не астрологической, парадигмы), ученые либо игнорируют такие факты, либо не оставляют попыток их опровергнуть, дискредитировать, пусть даже и путем нарушения научной этики (путем замалчивания подтверждающих астрологию результатов экспериментов, искажения условий экспериментов и даже подтасовки их результатов).

Второй тезис великолепно иллюстрируется мутными историями, связанными с проверками выводов Гоклена и экспериментом Карлсона, о чем мы уже неоднократно говорили на страницах этого блога. Если же первый тезис вам кажется излишне смелым, то я приведу ниже ряд научных ныне утверждений, которые в 16-17 веках считались бы совершенно астрологическими (и оттого многие известные ученые выступали резко против них).

  • Солнечная активность влияет на здоровье и самочувствие людей.
  • Изменения на Солнце оказывают влияние на глобальные мировые процессы (экономику, войны, эпидемии).
  • Приливы и отливы связаны с влиянием Луны.
  • Комета может принести с собой на Землю эпидемию (позиция сторонников панспермии).
  • Учащение внезапных смертей и обострений хронических заболеваний имеет связь с повышением солнечной активности1.

Тема активно развивающейся гелиобиологии, раздела биофизики, изучающего влияние изменений активности Солнца на земные организмы, здесь особенно показательна. Почти все ее выводы можно засчитать свидетельствами в пользу астрологии, постулирующей непосредственное влияние на земные процессы Космоса. Так, в астрологической литературе можно встретить отсылки к исследованию физико-химика Пиккарди (Giorgio Piccardi) (1895-1972), обнаружившего влияние различных физических факторов, в том числе изменения активности Солнца, на состояние коллоидных растворов. Однако же ныне его изыскания — в ведении науки и гелиобиологами отнюдь не считаются астрологическими. (Иронично, что страницы в англоязычной «Википедии», посвященной этому ученому, вы не найдете, так же, как не найдете страницы, посвященному всемирно известному Мишелю Гоклену.)

Таким образом, наука стремится «дезинтегрировать» астрологию, откусывая по кусочку от нее те жесткие факты, что свидетельствуют в пользу идеи о влиянии Космоса на земные процессы и события. Эзотерик сказал бы, что эгрегор науки борется с астрологическим. Философ науки сухо отметит: в непримиримой борьбе сошлись две парадигмы. Ученый уверен, что если факт влияния Космоса на человека можно объяснить известным науке способом или силами, он автоматически перестает быть астрологическим. Пожимать же руку астрологу со словами «да, вы были-таки правы» никто из скептиков не собирается.

В этом заключается хитроумная скептическая ловушка: астролог никогда (в рамках нынешней научной парадигмы) не получит Нобелевскую премию и не докажет эффективность астрологии, потому что наука примет лишь те свидетельства, что не будут выходить за ее парадигмальные рамки. Некая же найденная и объясненная в рамках привычной модели мира закономерность будет признана и объявлена научной (физической, химической, математической и т.д.). Но ежели некое научное (подчеркнем это) открытие будет «попахивать» астрологией, даже выдающийся ученый опять же не получит Нобелевку, как не получили ее Чижевский, Пиккарди или наш современник Шноль. Зачастую исследования такого ученого будут преданы забвению и долгому замалчиванию (что и происходит сейчас с открытиями Симона Шноля). Реальная наука очень консервативна, ревнива и подозрительна.

Рекомендуемые статьи со схожей тематикой:

Отечественные философы об астрологии: осторожный, но благожелательный взгляд
Джим Холт, астрология и проблема демаркации в науке
Биолог-христианин В. Алексеев о статистических проверках астрологии
Историк Александр Саплин об астрологии
Историк Дэвид Вуттон об астрологии


1 «Многие видные исследователи той поры, например, Отто Юльевич Шмидт, Абрам Фёдорович Иоффе, Климент Аркадьевич Тимирязев, высказывались по поводу работ Александра Леонидовича (Чижевского) резко отрицательно. И только один человек, Константин Эдуардович Циолковский, неизменно поддерживал работы своего молодого друга» (биофизик Б. Владимирский рассказывает о судьбе идей Чижевского в фильме «Александр Чижевский. Истина проста».

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.