Воинствующий ретроград о науке звезд: «Подлинная астрология» Джона Фроули

Имя Джона Фроули (род. в 1955 г.) — знамя на флагштоке поклонников традиционной астрологии. Если сильно обобщать, американец Дэйн Радьяр (1895-1985) и англичанин Джон Фроули символизируют собой два непримиримых полюса в современной западной астрологии. А поскольку об основополагающем труде Радьяра мы уже ранее поговорили, впору дать слово его ярому оппоненту.

«Подлинная астрология» — первая книга астролога Джона Фроули, вышедшая в печать в 2001-м и в том же году получившая международную премию «Спика» за лучшую астрологическую книгу года. При этом между началом обучения техникам традиционной астрологии и переходом в статус культового астролога современности не прошло и 10 лет. Как отмечает Ирина Вичайте в предисловии к русскому изданию этой книги, учителем Фроули является Оливия Барклай (1919-2001), специалист по традиционным методам в астрологии и исследователь наследия Уильяма Лилли. Освоившись с прогнозированием, Фроули начал демонстрировать свои способности с помощью предсказания исходов спортивных состязаний. Делал он это в прямом эфире британского телевидения и довольно успешно, что и стало толчком к его популярности.

Некоторые отечественные астрологи уже делали обзоры весьма неоднозначной и спорной «Подлинной астрологии» Фроули — например, свои статьи по этому поводу написали К. Дараган, Е. Кашенина и А. Буралков. Мы тоже внесем свою лепту, и обсудим основные положения, достоинства и недостатки данной книги.

Сочинение английского астролога состоит из 18 глав, часть из которых посвящены сугубо хорарной астрологии, а часть — другим направлениям и критике «новой астрологии», под которой автор понимает астрологию, появившуюся после 17 столетия. Красной нитью через всю книгу Фроули проходит четкое разделение всех астрологических техник на астрологию традиционную и новую. Традиционный подход «правдив», «истинен» и «точен», методы же новой астрологии «никуда не годятся» и «совсем неточны». Книга английского мэтра наполнена как талантливыми, яркими пассажами, так и обилием ретроградных взглядов, со всей очевидностью демонстрирующих предвзятость и поверхностность автора. Оттого книга не рекомендуется новичку (потому что сильно его запутает). Неприятное впечатление может произвести обилие желчи и нескрываемого антагонизма, постоянно демонстрируемых Фроули на страницах своего сочинения. Однако человеку, имеющему высшее образование, «Подлинная астрология» способна доставить при чтении сильный дискомфорт не столько из-за агрессивной подачи автора (его слог хоть и агрессивен, но легок), сколько несерьезностью аргументации, плевками в сторону науки и отрицанием значимости научно-технического и общественного прогресса. Под раздачу попали психология, астропсихология, современные астрологи в целом и наука. «Подлинная астрология» — это памфлет на все то, что астрология XXI столетия считает своими достижениями.

Начало книги встречает нас цитатами из Корана, которых в дальнейшем тексте сочинения будет не мало. С чем это связано, не вполне ясно. Во всяком случае, мне неизвестно, является ли Фроули мусульманином. (В интервью Г. Филлипсону Фроули-таки признается, что он «убежденный католик» (с. 344)). Главы «Ведение в традиционную астрологию» и «Возникновение новой астрологии» не имеют отношения к непредвзятому, объективному обзору исторического развития науки звезд, ибо автор в них обрушивается с критикой на своих многочисленных коллег и заявляет: «Астрология, возникшая в Новое время, — вздор. <…> То, что называют ныне астрологией, — лишь пародия на науку, которая некогда существовала». Современная астрология — это «ворох банальностей», «скудный арсенал методов», «бордель, обещающий исполнение любых желаний и не дающий удовлетворения ни в чем подлинно необходимом» и «безвусный паштиш». Нынешние астрологи — это «праздные мечтатели, закутавшиеся в кокон минорных аспектов между астероидами». Эпитеты от Фроули можно было бы продолжить.

Под огонь критики Фроули попадают, прежде всего, астропсихологи, которые по какой-то причине не желают прогнозировать, тем самым нанося оскорбление авторитетам прошлого, которые буквально переворачиваются из-за этого в своих гробах. Прогноз, прогноз и еще раз прогноз — вот в чем суть астрологии по Фроули. Вместо «полуграмотной мешанины психоаналитических терминов» (с. 23) задача астрологии — «выяснить, что произойдет в мире», а также «четкий и беспристрастный анализ ситуации, о чем бы ни шла речь» (с. 31).

В дискредитации традиционной астрологии, по мысли автора, виноваты теософы и астропсихологи. В этом ключе медвежью услугу науке звезд оказали Алан Лео (1860-1917) и Дэйн Радьяр. Оба они, как и Лиз Грин (род. в 1946 г.), «нынешняя Царица Книжных Полок», получили на орехи. Из-за своей неприязни к конкретным утверждениям Алан Лео «кастрировал астрологию», а Радьяр создал настоящее «интеллектуальное бланманже» — комбинацию из теософских взглядов и психологии Юнга (с. 56). Однако у Фроули имеются претензии не только к «юнговскому словоблудию» и астропсихологии как таковой. Вслед за Рене Геноном английский астролог утверждает, что лучше не совать свой нос в понимание собственного бессознательного (с. 89) — а ведь это ключевой посыл психотерапии и психоанализа. Таким образом, Фроули выступает против психологии. И это еще не все — он в целом отрицает значимость науки, ведь ученые — это, оказывается, всего лишь «специалисты по бессмыслице» (с. 142). Но сколь бы причудливы и сумасбродны ни были взгляды Фроули на современные астрологию и науку, хорарная астрология, хотим мы того или нет, работает. И это главное.

Впрочем, фундамент этой «грызни» между «старой» и «новой» астрологиями, скажем справедливости ради, был заложен еще самим Радьяром в далекие 1930-е годы. В частности, в своей книге «Астрология личности» (1936) он весьма категорично писал: «Мы утверждаем, что всякая астрология, которая не указывает человеку путь к интеграции, — проституирование и извращение истинной астрологии». «Подлинная астрология рождения основывается прежде всего на психологическом понимании. Она имеет дело с субъективным истолкованием объективных факторов». И еще, что особенно обидно для традиционщиков:

«…в течение столетий — через средневековье и Возрождение и до наших дней — астрология… процветала в королевских дворцах, среди жаждущих обогащения торговцев, и всюду, где властвовало неутолимое любопытство по отношению к будущему, — как бегство от настоящего. <…> Нострадамус…, Уильям Лилли… и его ученик Джон Гэдбери… продолжали традиции Птолемея, добавляя тут и там понемногому, но не внося ничего нового и существенного. Европейская «классическая» астрология — это духовно безжизненное возрождение греко-римского интеллектуализма, как и весь практически европейский классицизм».

Радьяр, в глазах автора «Подлинной астрологии», сам нарвался, и уже совсем не удивляет изобличение сторонников применения интуиции в науке звезд (о важности интуиции тоже писал поэтичный Радьяр). Однако обвинений в духовной безжизненности Фроули стерпеть никак не мог, и потому неоднократно упоминает, сколь связаны астрология и божественное. Хотя никакую душу или функцию психики он в карте усматривать не собирается, все же традиционная астрология — «это не ретроспективная ветвь астрологии, …а сама традиция астрологии. …она имеет своим объектом лучшее понимание Божественного, Творения и места Человека в нем» (с. 66-67). При этом именно астрология, по мнению Фроули, — это «наука в подлинном смысле слова», в то время как современные науки ни много, ни мало — «лженауки» (с. 66).

Фроули очень много фантазирует (выдавая желаемое за действительное) о том, чего не умеют или не знают «новые астрологи». И в этом он либо заблуждается, либо откровенно лжет. Он уверен, что современные астрологи в своей основной массе:

  • не применяют на практике понятие об эссенциальной силе и слабости планет;
  • не учитывают взаимных рецепций;
  • не умеют предсказывать события;
  • рассматривают Марс и Сатурн сугубо в позитивном ключе, избегая неблагоприятных трактовок;
  • не дают практических рекомендаций клиентам;
  • не знакомы с хорарной астрологией;
  • молятся на Юнга с Радьяром;
  • не в курсе того, что планеты движутся с разной скоростью;
  • позабыли о разнице между сходящимися и расходящимися аспектами и т.д.

Складывается впечатление, что такие выводы — результат отсутствия у самого Фроули фундаментального астрологического образования (он просто не знаком с профессиональными учебными материалами) и интереса к сочинениям коллег. Например, в России очень популярен многотомный учебник «Лучший способ выучить астрологию» американок Марч и Мак-Эверс, вышедший в свет еще в 1980-х годах*. Этот 6-томник содержит в себе разделы о натальной, элективной, хорарной, синастрической, прогностической астрологии, в нем подробно разбирается значение космограммы, диспозиторов, рецепций и т.д. Знакомство с ним одним сняло бы у Фроули большинство критических замечаний касательно познаний своих коллег.

В подразделе «Сопоставление традиционной и новой астрологии» Фроули, увы, во всей красе демонстрирует поверхностность своих суждений применительно к астрологии натальной. И странно, что на это место в книге не обратили внимания другие рецензенты «Подлинной астрологии». Английский астролог на примере гороскопа Адольфа Гитлера (род. 20.04.1889 г.) решил (к стыду своей наставницы, «вовремя» умершей в 2001 году — в момент публикации этой книги) сопоставить тезисы представителей «новой» и «старой» астрологий. За «новую» отвечала некто П. Тиллок, а честь «старой» защищал сам Птолемей. Фроули изначально не ставил своей целью сделать непредвзятый анализ натальной карты (специалистом по таковому он, очевидно, и не является, а зря), а хотел сразу, без обиняков, со всей очевидностью найти ответ на вопрос: «откуда в гороскопе Гитлера видно, что он не просто малосимпатичен, но и поистине омерзителен»? И констатирует: новая астрология здесь бессильна, ибо она видит, например, в карте Гитлера признаки хорошего вкуса и манер. А то, что он «обязательно» станет убийцей — не видит.

При этом Фроули и в голову не пришло, что в свое время Гитлер (как и Муссолини со Сталиным, и много кто еще) был обожаем своим населением и даже вызывал восхищение дипломатов других стран, в том числе Англии. Не ставя ни в грош психологию, Фроули наивно забывает, сколь субъективны личностные оценки с позиции «приятен-омерзителен» крупных деятелей истории. В карте нет однозначных признаков злодея или ангела добра, зато есть показатели мотиваций, ценностей и комплексов. Но чтобы так смотреть на карту, нужно быть астропсихологом, а не хорарщиком-фаталистом. Мне, например, кое-кто омерзителен из современных политиков. Но будет ли это мое отношение отражено в их натальных картах? Вряд ли.

Доказывая эффективность старой астрологии, Фроули делает ставку на тезисы Птолемея. Он победоносно указывает на отсутствие в гороскопе Гитлера сильных планет: Юпитер у него в падении, Луна, Марс и Сатурн в изгнании и т.д. («сильный показатель вырождения«). Окончательное торжество наступает, когда Фроули приводит цитаты Птолемея об аспекте между Марсом и Сатурном (у Гитлера — это квадратура), в соответствии с которыми обладатель этой планетарной связи является грабителем гробниц, прелюбодеем, безбожником, убийцей, отравителем и т.д. (с. 47) По мнению по-детски наивного Фроули, «картина, нарисованная Птолемеем, ближе к реальности, чем образ мирного садовника, созданного новой астрологией». Птолемей будто бы дал «столь точное описание», что диву даешься. Этот тезис разбивается вдребезги в два счета.

Фроули, видимо, позабыл, что подобную же космограмму имели тысячи иных людей, родившихся в тот же или ближайший день. И есть даже знаменитости, родившиеся в тот же день, что и Гитлер. Но мы приведем пример Ефрема Цимбалиста, родившегося днем позже (21.04.1889). Как и Гитлер, он имел те же основные аспекты, те же позиции в знаках всех планет (и потому был «вырожденцем», по мнению Фроули), то же соединение R Венеры с Марсом и ту же Венеру как конечный диспозитор цепочки по управлению. Но если Гитлер лишь мечтал посвятить себя искусству, то Цимбалист по факту реализовал то же стремление: стал известным скрипачом и композитором. Имея «гадкие» планеты, он не стал убийцей и вором (как и тысячи других обладателей такой же космограммы). И оттого трактовки Птолемея, «сработавшие» в одном случае не срабатывают в сотнях других. Именно это и сподвигло Радьяра к революции в астрологии — косность и однозначность пыльных трактовок, приводящих к навешиванию ярлыков и обесцениванию личности. Как жаль, что учителя и коллеги Фроули не смогли до него донести опасность и откровенное вредительство подобных трактовок применительно к астрологии натальной.

К рассмотрению, собственно, астрологии хорарной Фроули приступает в 3-й главе, не соглашаясь с тем, что изучение науки звезд надо начинать с натальной астрологии. Старые учебники (учебники 17 века) начинали изучение астрологии именно с хорарного раздела, после чего студент приступал к освоению элекций, а лишь потом — к чтению натальных карт. Так же, полагает автор книги, нужно поступать и сейчас. Фроули справедливо отмечает, что в прошлых веках хорарная астрология была самым популярным направлением. И одна из причин этого — неизвестность точного времени рождения клиентов (с. 73). В философском плане Фроули занимает фаталистическую позицию: с одной стороны, он всячески подчеркивает, что хорарная астрология способна найти ответ практически на любой вопрос и занимается по большей части предсказаниями (с. 75), с другой, отмечает, что «погоня за предсказанием и впрямь обычно вызывает недоверие к Богу», что не следует поощрять. Его вердикт: на все есть воля Божия. Продолжая эту логику дальше: чтение хорара и предсказание есть чтение воли Бога. И потому, даже занимаясь прогнозированием спортивных состязаний (за счет чего Фроули и стал известен), т.е. сугубо утилитарными задачами, астролог находится на прямой линии с Небом — ни больше, ни меньше.

Приблизительный алгоритм трактовки хорара выглядит следующим образом:

  1. Найти и рассмотреть планету, которая сигнифицирует кверента.
  2. Найти и рассмотреть планету, которая сигнифицирует то, о чем, спрашивают.
  3. Выяснить, есть ли аспект между этими планетами. Если он есть, то событие может произойти. Отсутствие аспектов указывает на отсутствие события.
  4. Если аспект есть, надо оценить силу планет: достаточно ли они сильны, чтобы событие произошло.
  5. Рассмотреть характер взаимосвязи между этими планетами: хотят ли они, чтобы событие произошло.
  6. Если планеты достаточно сильны, если они заинтересованы в том, чтобы событие произошло, и если между ними предстоит аспект, то можно сделать вывод: событие произойдет (с. 79-80).

Фроули пишет, что когда требуется, традиционные методы астрологии «способны давать очень тонкий психологический анализ». Он утверждает, что традиционная астрология вполне в состоянии определить, что творится в психике другого человека (с. 31). Но вместе с этим он крайне недоволен изобретением своими современниками «несусветной химеры» под названием «психологический хорар»: по словам Фроули, этот «мутант» не опускается до простых ответов на простые вопросы, но уходит в дебри психологических мотивов (с. 88).

В тексте «Подлинной астрологии» дается разъяснение, отчего автор так антагонистичен относительно науки и ее достижений. Новое мировоззрение, представленное Бэконом, Декартом и Ньютоном, выбило у астрологии почву из-под ног, лишило ее зримых интеллектуальных обоснований. Защищая астрологию от нападок критиков, Фроули ни в грош не ставит эту самую науку и приводит примеры удачных предсказаний из прошлых веков. Английский астролог уверен, что наука ни к чему хорошему нас не привела: «слишком уж очевидно интеллектуальное, нравственное и духовное банкротство мира, созданного современной наукой» (с. 53). И оттого Фроули предпочитает не принимать «это мировоззрение». В его представлении люди прошлого, очевидно, были куда более добрыми, духовными, нравственными и интеллектуальными. Мне как историку по образованию, читать подобные мысли очень уморительно. Ну что ж, вера на то и вера — ее не прошибешь никакими аргументами.

Если в книге и есть справедливая критика, то она связана с нападками на бульварную солнечную астрологию, пропагандой которой раньше занимались газетчики, а сейчас — даже «серьезные» астрологи (с. 60). Фроули заверяет: популярные гороскопы для широких масс приучают публику к фантастическим предсказаниям, которые по определению не могут сбыться, и к ошибочному убеждению, что астрология более ни на что не годна (с. 62).

Английский астролог уверен: о проверке астрологии критериями современной науки не может быть и речи (с. 68). «Мы же не судим о способностях баскетболиста по количеству попаданий в матче» (вообще-то это один из важных критериев для оценки). Доказательство астрологии научными средствами — это «соблазнительный туман» (с. 69). Английский астролог уверен, что подлинную астрологию интересует не количество, а качество: ее результаты не проверяются количественными методами вроде статистического анализа (хоть в чем-то он полностью солидарен с Радьяром).

В главе «Природа времени» автор книги сообщает, что астрология занимается именно описанием индивидуального характера моментов времени (с. 91). Зная контекст и понимая природу момента, астролог может, в строго очерченных границах, предсказать последующие события. И в этом нет никакого волшебства. Предсказания в астрологии возможны, если признается, что время, подобно пространству, неоднородно (с. 91). Возможно, это самый удачный и интересный раздел в «Подлинной астрологии», потому что Фроули простыми словами формулирует то, что крутилось на языке многих его коллег, но так и не оформилось в ясную точку зрения.

Джон Фроули нападает на точку зрения современных астрологов, что по гороскопу нельзя наверняка сказать, как проявится тот или иной транзит — как событие внутреннее (в психике человека) или внешнее (с. 115). Не устает он также издеваться над наукой и обществом: «Никогда в истории плоды разума не были столь скудны, как сейчас» (с. 118). Все это выглядит весьма лицемерно, ведь автор таких слов вовсю пользуется плодами общественного и научного прогресса в своей жизни: начиная от Интернета с автотранспортом и завершая точными эфемеридами для составления хораров. Знак Водолея он считает «самым человеческим из знаков» (с. 120), забывая о существовании Девы и Близнецов. Презрение к знаку Девы понять можно, ведь женщина для него — человек, похоже, неполноценный. Ведь ранее он пишет, что «из всех Божьих тварей, больше всего равновесия — в человеке, более того, в мужчине» (с. 40). Тут мне становится интересно, как у него с такими взглядами обстоят дела в личной жизни.

Глава «Высшие планеты и астероиды» посвящена критике использования таковых в астрологии. Фроули уверен: сведения об этих новых объектах ни на йоту не увеличили точность астрологических суждений (с. 125). Более того, именно модель из семи планет-управителей знаков будто бы «отражает истину, подлинное устройство космоса». Т.е. если фактическое число планет не соответствует красивой старой схеме, мы должны эти новые планеты просто игнорировать. Умно! (На самом деле нет.) Английский мэтр уверен, что на нас влияет лишь то, что видно невооруженным глазом. Использование Урана, Нептуна и Плутона «лишь излишество, предметы роскоши» (с. 139). Сказать такое мог лишь тот, кто плотно не работал с чужими и своими транзитными картами. Потому что «спецэффекты», возникающие при образовании транзитными Ураном или Плутоном аспектов к личным планетам (особенно светилам) столь сильны, что мимо них пройти невозможно. Такие жизненные периоды запоминаются человеку на всю жизнь, являются своего рода водоразделами между старым и новым. И чем дальше читаешь «Подлинную астрологию» Фроули, тем больше убеждаешься, что хоть в хорарных вопросах он и профи, в остальных разделах астрологии его квалификация, мягко говоря, под большим вопросом.

Но на смену неудачным главам приходят удачные, и таковыми являются «Планеты и их сущности» и «Аспекты». При этом не удивляет, что автор демонизирует планеты в изгнании и падении, называя это «серьезными поражениями»: такие планеты «мучаются серьезным недугом». Но если в хорарной астрологии столь жесткие оценки могут иметь практический смысл, то в астрологии натальной они ошибочны и крайне вредны. Но, увы, принципиального разделения между проявлением планет в разных сферах астрологии Фроули не делает — лишний намек, что он не является универсалом, а скорее — узким специалистом.

Интересны мысли автора о рецепции, которую «в большинстве случаев… можно представить как проявление любви» (с. 155). Он показывает наглядные примеры, как легко толковать планеты с учетом расположения в карте их управителей. «Пример. Марс сигнифицирует Джона, а Венера сигнифицирует Дженни. Мы видим, что Марс — в знаке Венеры. Значит, Джон любит Дженни. Однако Венера расположена в знаке Юпитера. Дженни очарована Юпитером» (с. 154-155). Фроули констатирует: в общем и целом, эссенциальные достоинства и слабости образуют очень сложную картину смыслов, которую нельзя игнорировать. Изучение достоинств и рецепций — ключ к астрологии (с. 157).

Размышляя об аспектах, автор наглядно показывает, отчего они делятся на «легкие» и «трудные»: индивидуальное значение каждого из птолемеевских аспектов определяется комбинациями горячего, холодного, влажного и сухого в знаках, между которыми он образован (с. 161). И можно с ним согласиться, что «минорные аспекты толкования буквально высасываются из пальца». Весьма справедливо и следующее замечание: Фроули негодует, отчего в современной астрологии у планет (которые реально существуют; помимо высших — те для него «не существуют») отняли орбы и отдали их именно аспектам (которые существуют лишь как абстракции)? И в итоге часто пишут, что обр секстиля — меньше орба тригона. Но ведь орб (аура) — это то, что всегда присуще планете, разве нет? Именно планете, а не аспекту, который всего лишь является воображаемой линией.

Глава об астрологических домах производит, мягко скажем, спорное впечатление и внутренний вскрик «ну так же нельзя, наломаете вы дров, батенька, с такими трактовками!» Фроули иронизирует над пользой равнодомных систем, которые сгодятся лишь для запросов «из популярного комикса» (с. 171). Хорошими для практического применения он признает две системы домов — Региомонтана и Плацида (с. 173). Английский астролог уверяет нас, что 6-й дом не имеет никакого отношения к работе, служению и здоровью (он про болезни), 8-й дом не имеет отношения к сексу (он про смерть), а 12-й дом не имеет отношения к духовным ценностям и искусству (он про грех, печаль и саморазрушение). Эта тройка домов, по Фроули, никогда не приносит ничего хорошего — «никогда и ни при каких обстоятельствах» (с. 175). Планетам в 12-м доме труднее всего и «помочь мы практически ничем не можем» (с. 186). Если у вас много планет в 12 доме, Фроули вздохнет, признает, что ваша жизнь «не сложится», а заодно отметит: «12-й дом — это дом онанизма, психологического и не только (как дом тайн и саморазрушения)» (с. 187). Путем мастурбации вы сведете себя с ума. Что-то мне это сильно напоминает пугалки викторианских времен, когда мастурбацию связывали со слепотой и сумасшествием. Фроули, он точно из 21 века?

Конечно, автору «Подлинной астрологии» нет никакого дела до того факта, что тысячи астрологов за последние столетия на своей практике проверили, как проявляется ныне тот или иной дом. Проведены масштабные исследования. У Карен Хамакер-Зондаг есть целая книга, целиком и полностью посвященная теме 12 дома**.

Какое имеет значение, что обладателем массы планет в 12 доме (аж 5 штук) был, например, талантливый и успешный писатель Артур Конан-Дойль, увлекавшийся спиритизмом. Ведь куда «важнее», что думал по всему этому поводу пыльный Лилли. Бедный-бедный Ник Вуйчич (также обладатель 5 планет в 12 доме)! Если бы он попал на консультацию к Фроули, тот из сострадания выдал бы ему петлю на шею и посоветовал-таки утопиться в ванной. Зря он, видите ли, жизнь прожил. Зря стал всемирно известным религиозным проповедником, мотивационным оратором и семьянином, ведь удел его — пребывать во грехе, молча страдать от паранойи, а также заниматься самобичеванием и мастурбацией (даже не имея рук).

Приступая к рассмотрению элекций, Фроули пишет справедливые вещи: если ваш гороскоп не содержит потенциала для неожиданного обогащения, то можете распрощаться с мыслью выиграть лотерею с помощью астрологии элективной (с. 193). Здесь мы встречаем на редкость ясные мысли: «Если не начать с рассмотрения натальной карты, можно принести больше вреда, чем пользы» (с. 199). Ведь «необходимо знать, какая планета какой областью жизни управляет». Однако необходимый импульс между нейронами все же не проходит: если вы ожидали от английского гуру астрологии признания, что все-таки правильнее сначала студентам изучать астрологию натальную (как это делают «новые астрологи»), а уж потом хорарную и элективную — дудки. Этого мы не дождемся. У Фроули словно бы случается деменция, ибо он радуется мудрости старой астрологии, которая правильно поставила «познание элективной астрологии только после познания хорарной» (с. 195). Натальная — все так же на обочине, несмотря на верные замечания о ее принципиальной важности в других местах той же главы. Может, разные страницы книги писали разные субличности Фроули?

Глава «Натальная астрология» — это настоящий epic fail автора. Здесь мы узнаем, что хотя интуиция для астролога — блажь, вера — принципиально важна: «Уберите веру, — и… астрология умирает» (с. 229). Астрология Фроули без веры, может быть, действительно умирает. Но не астрология современных практикующих специалистов. Английский автор уверен, что традиционная астрология «была способна на тонкое и глубокое понимание человеческой психики» (с. 208), но реальных примеров этого глубокого понимания, конечно, не приводит. Он просто верит в то, что с такой уверенность говорит. По его мнению, задача подлинной астрологии состоит в том, чтобы предоставить средства для объективного анализа. Но традиционные астрологи куда лучше современных, ведь у первых «просто нет возможности привнести собственную субъективность» (с. 211). Эти слова были бы очень смешными, если бы не вызывали грусть: традиционщик Фроули на протяжении всей своей книги только и делает, что демонстрирует махровую предвзятость и недальновидность. Да и как он собирается объективно анализировать натальную карту, начисто игнорируя достижения психологии и современное понимание структуры психики и бессознательного?

По мнению автора книги, астрологи, занимающиеся с психотерапевтом — «психически неуравновешены» (с. 210), а психоанализ есть антидуховные и антигуманные инициации. Фроули вместо психологических познаний вываливает на читателя свое видение клиентских проблем. Оказывается, на людей влияют 3 категории сил: одержимость духами, одержимость привидениями (психологическими остатками умерших) и одержимость бесами (с. 212). Добро пожаловать на прием к экзорцисту Фроули!

Фроули уверен: «Будем помнить: космос выстроен по принципу от внешнего к внутреннему. Идти от внутреннего к внешнему — плохая философия и неработоспособная астрология» (с. 159-160). Это замечание кажется неуместным для поклонника старой астрологии. Ведь это основа для астромагии, которая активно использовалась как раз традиционными астрологами прошлого (вроме Фичино***). Однако смысл сказанного выше становится более понятным в разделе, посвященном астрологической магии. В нем мы узнаем, что магия никуда не уходила из нашего мира. «Например, зажигание свечи воздействует на мир: не говоря уже о возможной астрологической подоплеке, оно, по меньшей мере, влияет на психологию зажигающего» (с. 281). Фроули признает, что астрологи прошлого прибегали к астромагии, но сам является строгим противником таковой по религиозным соображениям. Тут автор во всей красе демонстрирует когнитивный диссонанс: он пропускает мимо ушей всю критику Церковью астрологии, но отчего-то прислушивается к монотеистическим религиям в вопросах неприятия магии, талисманов и заклинаний (не отрицая их реальности и эффективности) (с. 287-288).

Сочинение Фроули содержит также главы о мунданной, метеорологической, медицинской и синастрической астрологии. В мунданном разделе мы узнаем о важности циклов Юпитера и Сатурна, которые соединяются раз в 20 лет, а также о роли комет в прогнозировании мировых событий. Вот тут бы автору впору обратить внимание на высшие планеты, ведь случившееся в январе 2020 года соединение Сатурна и Плутона в Козероге стало прологом к распространению пандемии коронавируса по всему миру и последующему закрытию границ. Соединение Юпитера и Сатурна тоже имело место в этом году, но лишь в самом конце — декабре. К тому же оно произошло в самом прогрессивном знаке — Водолее. Только слепой не заметит, сколь сильнее и информативнее здесь мунданное влияние Плутона, нежели Юпитера. Но о чем это я, ах да, об избирательной слепоте… (Интересно, Фроули по-прежнему думает, что высшие планеты «не работают»?) Из раздела о метеорологической и аграрной астрологии читатель получает знание таких диковинных формул, как Жребий погоды, дождей, холода, дня, репчатого лука (это не шутка), кукурузы и арбуза (с. 253 и 255). Здесь же встречается важное замечание:

«…хорары не работают автоматически. Одно дело, если вопрос о пикнике или отпуске у меня возник спонтанно. Тогда хорар даст точный ответ. Другое дело, если я захочу каждое утро спрашивать: «Какая предстоит погода?» В этом случае ничего не выйдет. <…> Поэтому, если мы не имеем в виду конкретное событие, следует обращаться к мунданной карте» (с. 249).

В конце книги приводится литература для дальнейшего изучения. Список содержит в себе 16 работ различных авторов, среди которых Уильям Лилли, Марсилио Фичино, Вивьен Робсон, Рене Генон и Томас Кун. Подытоживая, признаюсь: я ожидал от «Подлинной астрологии» и прославленного мэтра куда большего. Книга Джона Фроули стала реакцией на долгое доминирование в западной астрологии астропсихологического направления. Она со всей очевидностью продемонстрировала нежелание некоторых представителей астрологического мира понимать и слушать своих коллег. Вместо этого такие, как Фроули, уходят в глухую оборону и осыпают тех, кто думает, не как он, бесконечными оскорблениями. Но вместо сокрушительного удара по слабым местам современной астрологии и научной критики науки звезд мы получили пасквиль. Да, он не лишен оригинальности, но аргументы автора столь поверхностны, а взгляды столь ригидны и столь сильно устарели, что диву даешься — как ему вообще могли вручить престижную премию? Увы, в «Подлинной астрологии» этой самой настоящей астрологией и не пахнет. А пахнет сыростью, плесенью и старостью.

Рекомендуемые статьи со схожей тематикой:

Роджер Бек. Птолемей о компетенциях астрономии и астрологии
Культовые книги: «Астрология личности» Дэйна Радьяра
Отечественные философы об астрологии: осторожный, но благожелательный взгляд
Что почитать астрологу начинающему и не очень: 7 изданий для домашней библиотеки
Современный астрологический взгляд на значение планет через призму психологии


* Первый том «Лучшего способа… выучить астрологию» был опубликован в 1980-м году, второй — в 1981-м, третий — в 1984-м, четвертый — в 1988-м, пятый — в 1992-м, а шестой заключительный — в 1994-м.

** Хамакер-Зондаг К. Двенадцатый дом. Скрытые силы гороскопа. — М., 2015. — 192 с.

*** Марсилио Фичино (1433-1499) — итальянский философ, гуманист, астролог, католический священник, основатель и глава флорентийской Платоновской академии. Один из ведущих мыслителей раннего Возрождения, наиболее значительный представитель флорентийского платонизма — направления, связанного с возобновлением интереса к философии Платона. Фичино известен прежде всего как автор первого полного перевода сочинений Платона на латынь, до начала XIX века считавшегося лучшим.

Источник: Фроули Д. Подлинная астрология. — М., 2018. — 352 с.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.